Судья КС РФ в отставке Михаил Клеандров: «Система назначения судей крайне дефектна»

04 Окт 07.44 12362

Михаил Клеандров. Фото: пресс-служба Конституционного суда РФ

Михаил Клеандров. Фото: пресс-служба Конституционного суда РФ

Актуальные проблемы Кодекса административного судопроизводства, независимость судей, концепция единого ГПК, изменения в законе о Конституционном суде – об этом и о многом другом Legal.Report поговорил с судьей Конституционного суда в отставке Михаилом Клеандровым. 

– Вот уже больше года КАС активно обсуждается и критикуется представителями юридического сообщества. Значит ли это, что кодекс изначально получился сырым? Столь ли острой была необходимость в его принятии?

– КАС, конечно, несовершенен, но его, без сомнений, надо было принимать. Только практика может продемонстрировать недостатки кодекса, теория здесь бессильна. Думаю, в следующие лет десять в КАС будут вноситься изменения, как в отдельные разделы, так и сущностно, особенно если изменится судебная система, например, будут созданы административные суды. Как такая система будет функционировать – время покажет, возможны разные варианты. Но оставлять ситуацию, когда административные дела разрешают по правилам ГПК, – это как на корову вешать седло. Главы 24 и 25 ГПК, безусловно, сыграли свою роль, но ведь гражданский процесс предназначен для разрешения частноправовых споров.

– Нужна ли, на ваш взгляд, России система административной юстиции?

– Конечно, необходимо создать специализированные суды. Но так ли остра необходимость – в этом я не уверен, тут все относительно. Административные суды нужны, так как там будут специализированные судьи, которых нельзя будет перебрасывать из одной коллегии в другую. Судьи в этом вопросе должны быть как адвокаты: специализироваться на узких вопросах, а не разрешать поочередно уголовные, финансовые, транспортные и другие дела. Когда могут быть созданы такие суды? Если объективно, то завтра. Но объективно у нас бывает нечасто. На самом верху это сейчас точно не приоритет. Может быть, через год, может, через двадцать лет, а может, и никогда. На чей опыт стоит равняться? На Германию в первую очередь. И, как ни странно, на Украину.

– Обратимся к не менее актуальной теме: независимость судей. Насколько, на ваш взгляд, прозрачна существующая система назначения судей?

– Система крайне дефектна. Сито, через которое нельзя пропускать плохих людей, имеет очень большие ячейки. Судьями становятся те, кому никак нельзя быть судьями. И, наоборот, судьями не становятся достойные претенденты. По абсолютно вздорным причинам: у кого-то двоюродная тетя что-то там сделала в тридцать шестом году. И это бред. Я об этом много писал.

– Независимость судей – это независимость как от иных ветвей власти, так и от руководства суда. Нуждается ли, на ваш взгляд, в реформировании институт председателей судов?

– Независимость – это внутреннее состояние судьи. Если судья внутренне независим, никакой председатель ничего сделать не сможет. Я был председателем арбитражного суда в Тюмени семь с половиной лет, и руководство суда прекрасно понимает, что нельзя давить на судей. По закону нельзя даже спрашивать, почему было вынесено то или иное решение. Закон «О статусе судей» запрещает кому бы то ни было задавать подобные вопросы. Полномочия председателей суда при отборе кандидатов очень незначительны. Это сложный механизм, наделение полномочиями происходит в девять этапов, и от председателя практически ничего не зависит, он может только дать характеристику. Главную роль играет квалификационная коллегия судей, и это большое достижение. Полномочия наделения и полномочия «изгнания» абсолютно разведены. В итоге основную массу судей назначает президент, но никакого отношения к «изгнанию» президент не имеет, он не может никого выгнать.

– Некоторые адвокаты сетуют на «негласный запрет» назначения адвокатов на позиции судей. Не надуманна ли проблема?

– Нет такого запрета. Проводились исследования – адвокаты не идут. В судейском корпусе мало адвокатов и много прокуроров. В арбитражных судах мало бывших юрисконсультов, хотя они там очень нужны. Я сам десять лет работал юрисконсультом и знаю не понаслышке, что адвокаты не идут в судьи, и их никак не простимулируешь. Судьям уже создали хороший социальный пакет и зарплату, иди не хочу! Но хорошие адвокаты имеют хорошие деньги. А есть адвокаты из бывших, я прошу прощения, оперативников, которые просят у клиента гонорар и прямо говорят, что заплатят судье его часть. Их ловят и выгоняют, так как профессионально они вообще ни на что не способны. А как определить профессионализм? Профессионалы зарабатывают хорошие деньги, у них интересная жизнь. А у судьи жизнь очень тяжелая, высочайшая нагрузка, они часто выгорают внутренне и нервно, сходят с ума, выпадают с десятого этажа. В семь утра ушел, в десять пришел. Особенно тяжело женщинам, часто у них не бывает семей.

– Как вы относитесь к возможному введению «адвокатской монополии»?

– Конституционный суд возвращался к этому вопросу. В каких-то случаях на высоком уровне необходима работа представителей, но чаще всего защищаться должен сам человек, и отменять это было бы странно. Почему человек, юрист или, например, юрисконсульт, должен платить адвокату? Ведь их не хватает. Сейчас адвокатов всего 68 тысяч на 150 миллионов россиян, и получается интересная вещь: один адвокат на две тысячи населения. Когда присоединили Крым, узнали, что там один адвокат на 500 человек. Адвокатов в Крыму в четыре раза «гуще». Нам не хватает адвокатов. Я являюсь членом президиума Совета судей, и мы столкнулись с такой ситуацией, когда в одном районном суде работают два районных судьи и только один «непросыхающий» адвокат. У него есть два состояния: он либо пьян, либо с похмелья. И он издевается над судьями. Некоторые вопросы в процессе решаются только с участием адвоката, но это же село, и никто кроме него не придет в этот процесс. И это проблема. В крупных городах подобных ситуаций меньше, но в целом трудно найти хорошего адвоката. Откуда можно узнать, насколько хорош адвокат? Бывает, что адвокат берет деньги и даже не приходит в СИЗО. А что он делал? Оправдывается: «Пришел, а там очередь большая, может, приду завтра».

– Вопрос в связи с вашим уходом с должности судьи КС: как вы относитесь к поправкам в ФЗ «О Конституционном суде РФ» 2014 года о возможности Президента РФ не направлять в Совет Федерации представления на назначение новых судей до тех пор, пока их количество не достигнет 13 человек?

– Это очень странная ситуация. Мы ушли вдвоем с Геннадием Александровичем Жилиным, в КС остались 16 судей. Раньше, за год до того, как кто-то уходил в отставку, в интернете появлялись тысячи фамилий, очереди, списки… Потом в мае 2015 г. ушел Николай Васильевич Селезнев, и разговоров было уже совсем мало. Стало ясно, что закон был принят не просто так. Мы до сих пор гадаем – почему, и что подвигло к его изменениям. Когда мы уходили, до последнего не было сказано ни слова, никакой информации в интернете не появилось, а это значит, что даже не предполагается, что кто-то будет назначен. Хотя, вот если депутат остался без работы, то это дело исключительно президента и администрации президента.


Справка
Михаил Иванович Клеандров родился 14 августа 1946 года в г. Ташкенте.
Окончил Таджикский госуниверситет в 1970 году по специальности "Правоведение".
Доктор юридических наук (1987 год), профессор (1991 год), член-корреспондент РАН (1997 год).
С 1961 по 1989 год работал в г. Душанбе (Таджикистан).
В 1961-1962 годах – фрезеровщик мехмастерских Геологоуправления, а в 1962-1964 годах – фрезеровщик завода "Торгмаш".
В 1964-1967 годах – инспектор детской комнаты Министерства охраны общественного порядка Таджикистана. В 1967-1972 годах – юрисконсульт, старший юрисконсульт Таджикпотребсоюза.
В 1972-1973 годах проходил службу в Советской Армии.
В 1973-1977 годах – начальник юридического отдела Таджикпотребсоюза.
В 1977-1980 годах – госарбитр Госарбитража Таджикистана.
В 1980-1989 годах – старший, главный научный сотрудник отдела государства и права Института истории АН Таджикистана.
В 1989-1993 годах – завкафедрой Тюменского государственного университета, г. Тюмень.
В 1993-1995 годах – судья Экономического суда СНГ (представитель от Российской Федерации), г. Минск.
В 1995-2003 годах – председатель Арбитражного суда Тюменской области, г. Тюмень.
Назначен судьей Конституционного Суда РФ 12 февраля 2003 года.
С 1 сентября 2016 года – судья Конституционного суда РФ в отставке.
 
КС РФ, Клеандров, КАС

Андрей Конов 04-10-2016 13:16

Какими смелыми в речах становятся представители судейского корпуса, находящиеся в отставке. Но и это "безумство храбрых ..." вызывает разумную критику. Насколько можно объективно рассуждать об особенностях нашей русской адвокатской монополии с высоты кожаного трона ? Очень "яркий" пример полупьяного адвоката на селе ... , видимо почетный отставник говорит об этом со знанием дела ..., а не слишком ли этот знаток "обласкан" государственными гарантиями и прочими "бонусами" чтобы рассуждать об адвокатском труде и о том как эта адвокатская копейка зарабатывается ?! (Я имею ввиду только добросовестных адвокатов)

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.