«У нас тут присутствуют мировые судьи, пусть тоже задумаются!»

11 Апр 20.36 1794

«Полпред» ДНР в международном суде остался под стражей

Дмитрий Лысаковский. Фото: facebook.com/dmitry.lysakovskiy

Дмитрий Лысаковский. Фото: facebook.com/dmitry.lysakovskiy

Сегодня Мосгорсуд рассматривал вопрос о содержании под стражей Дмитрия Лысаковского, который известен в качестве участника конфликта на юго-востоке Украины с позывным «Гудвин». Он значился даже представителем самопровозглашенной ДНР в Международном уголовном суде, правда, ее представители это отрицали.

Лысаковский обвиняется по ч.3 ст.30 и ч.4 ст.159 УК РФ (мошенничество — до 10 лет лишения свободы) в попытке рейдерского захвата особняка в центре Москвы. Это вторая серия истории, из-за которой бывшая председатель состава Арбитражного суда Москвы Ирина Баранова скрывается в США, будучи обвиняемой в коррупции, а ее коллега Юлия Беспалова, ныне Кухаренко, по неофициальной информации, не смогла получить назначение в столичную арбитражную кассацию.

Адвокат Лысаковского Владимир Рутковский начал с ходатайства о закрытии судебного заседания, где кроме прессы присутствовали мировые судьи, изучающие опыт работы вышестоящего суда. Его обращение было обосновано тем, что может быть раскрыта врачебная тайна — его клиент находится на экспертизе в стационаре центра психиатрии и наркологии им.Сербского.

Судья Лариса Мартынова поинтересовалась, проведена ли экспертиза. Защитник ответил, что был назначен ряд экспертиз, но ни с одним заключением они еще не ознакомлены. Судья отклонила ходатайство.

Рутковский обжаловал постановление Чертановского райсуда Москвы от 18 февраля 2016 года, на основании которого Лысаковский был арестован до 20 апреля. У защитника было два главных довода. Сначала он обратил внимание апелляции на мотивировку постановления первой инстанции, где сказано, что обвиняемый обладает должностью на территории иностранного государства. «Якобы из-за этого он имел возможность скрыться от следствия, но сведения об этом в деле отсутствуют. То есть фактически суд первой инстанции обосновал необходимость взятия под стражу Лысаковского в том числе теми доказательствами, которые не были судом исследованы», — утверждал Рутковский. Ранее «Коммерсантъ» писал, что Лысаковский был командиром отряда, отвечающего за воздушную разведку с помощью беспилотных летательных аппаратов.

Второй довод заключался в том, что следствие имело достаточно времени, чтобы разобраться в действиях Лысаковского, когда он в качестве представителя офшора «Делимар Корпорейшн Лтд» попытался зарегистрировать право собственности на здание на Гоголевском бульваре, но получил отказ. Эта попытка была предпринята после ареста объекта, оформленного на офшор «Эквисман Лимитед» нижегородским судом, и последовавшей продажи «Делимару» за $7,5 млн.

— У нас конкретно вопрос умысла: знал он или не знал, что здание арестовано и продано таким образом. Ему вменяется то, что он в составе группы подал документы на регистрацию права собственности в Росреестре, он от этого не отказывается. Либо он об этом знал, либо нет. За 9,5 месяцев ответить на этот вопрос можно было, — говорил Рутковский. Следствие по этому делу началось 20 апреля прошлого года, 6 июля Лысаковский был задержан, в тот же день ему было предъявлено обвинение, а на следующий день его отправили в СИЗО.

Выступление в прениях Рутковский начал «не по конкретному делу, а по существу» и решил охарактеризовать судебную практику. По его словам, общественная опасность преступлений по 159-й статье «существенно снижена», санкции дают «колоссальный простор для маневра», однако «все решения по этой статье принимаются ближе к верхнему пределу». «Прокурор, вы выслушайте, пожалуйста, — обратился затем он к Ольге Булановой из Мосгорпрокуратуры. — Какая необходимость сейчас играть в телефон, когда у нас судебное заседание. Не надо так явно показывать свою позицию».

Затем, вернувшись «к нашему делу», Рутковский снова заявил, что не понимает, зачем держать Лысаковского под стражей. «Дополнительно ему вменить можно только статью 210 (организация преступного сообщества), но там нужна серьезная доказательная база, которой нет, — заявил адвокат. — Сейчас держать его под стражей оснований нет, у нас за буквой закона скрывается не только подсудимый, там судят не только одного человека, но и всех его близких, его детей! У нас тут присутствуют мировые судьи, пусть тоже задумаются!»

— Вот видите, к судьям обращаетесь, а сами хотели заседание закрыть, — заметила судья Мартынова. — В итоге позиция ваша какова?

— В итоге — свободу Лысаковскому!

— Свободу Юрию Деточкину, иными словами, — пошутила Мартынова.

Прокурор Буланова в свою очередь назвала постановление Чертановского суда полностью обоснованным и законным. «После такой пламенной речи защитника сложно быть убедительной, — иронизировала она. — Я услышала обо всем, кроме как непосредственно о самом Лысаковском и изменении ему меры пресечения. Я считаю, что оснований изменять ее нет. Он находится на экспертизе, то есть в отношении него проводятся следственные действия». Судья в итоге приняла решение жалобу оставить без удовлетворения.
мошенничество, Мосгорсуд, меры пресечения

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»