ВС не смог отказать ГПУ президента

12 Май 12.52 2172

Плюсов в постановлении больше, чем минусов, считают эксперты

Начальник Государственно-правового управления Лариса Брычева. Фото: Юрий Мартьянов/Коммерсантъ

Начальник Государственно-правового управления Лариса Брычева. Фото: Юрий Мартьянов/Коммерсантъ

Верховный суд месяц дорабатывал проект постановления пленума по вопросам регулирования таможенных отношений, но лишь в последний момент — непосредственно на сегодняшнем заседании — в него было внесено единственное существенное изменение. На такое замечание, видимо, отреагировать было никак нельзя. Исходило оно из Государственно-правового управления президента РФ.

ГПУ предложило исключить из проекта постановления п.35, который предусматривал выплату процентов за необоснованно полученные таможенниками суммы обеспечения. Судам предлагалось считать незаконным взимание залога в избыточной части, если таможенный орган допустил существенные нарушения принципов исчисления, которые «привели к произвольному расчету суммы».

О причинах корректировки текста судья ВС Татьяна Завьялова рассказала уклончиво. По ее словам, в замечаниях ГПУ отмечалась потребность конкретизировать те ситуации, в которых возможно начисление таких процентов. «В связи с этим предлагается исключить п.35, а поставленную в нем проблему разрешить при рассмотрении конкретных дел в коллегиях ВС», — сказала она.

ФТС не послушали

Остальная часть документа осталась практически без изменений, в том числе сохранено правило, против которого возражала Федеральная таможенная служба. Речь идет о положении, что заявление о возврате переплат по таможенным платежам государство должно рассматривать только в том случае, если одновременно с его подачей или ранее декларант инициировал внесение изменений в декларацию. Срок на это все — месяц.

Его не хватит, говорила начальник правового управления службы Лариса Черкесова, так как происходит, по сути, объединение двух самостоятельных процедур в одну (сейчас заявление о возврате переплат подается в таможню, а обращение о внесении изменений в декларацию — в таможенный пост). Поэтому главный юрист ФТС предлагала дать ее коллегам «на земле» еще один месяц.

Завьялова объяснила причину отказа таможенникам тем, что законодательство не предусматривает «какого-либо дополнительного срока проведения контрольных мероприятий». А если предложенный подход применить, то, по ее словам, у таможенных органов появится возможность по своему усмотрению определять срок возврата таможенных платежей, хотя декларант представил все необходимые документы. «Это повлекло бы существенное нарушение прав субъектов предпринимательской деятельности, не отвечает должному балансу частных и публичных интересов», — сказала судья. Реакцию ФТС к моменту публикации Legal.Report выяснить не удалось — оперативно ответить на запрос редакции в службе не смогли.

Путь в КС?

Возможно, эти слова Завьяловой развеют опасения бизнес-юристов. Руководитель практики таможенного и внешнеторгового регулирования, партнер ООО «Пепеляев Групп» к.ю.н. Александр Косов считает, что это правило может стать «существенным барьером к возврату таможенных платежей». По его мнению, в случае одновременной подачи заявления и обращения таможня откажет в рассмотрении того и другого, указав, что обращение нужно подавать в таможенный пост, а тот сообщит о начале камеральной проверки, которая ограничена лишь тремя годами с момента выпуска товаров.

Судебная практика при этом, по его прогнозам, «перевернется на 180 градусов». До этого, говорит он, «во всех регионах страны суды приходили к одному и тому же выводу»: в действующем таможенном законодательстве нет увязки возврата переплат и корректировки сведений в декларации. Новое разъяснение, считает Косов, будет лишать декларанта права на судебную защиту. «Преодолеть его можно будет, только обжаловав ст.147 закона о таможенном регулировании в РФ в Конституционный суд РФ», — уверен он.

Плюсов больше, чем минусов

Однако в целом эксперты положительно оценивают новое постановление Пленума ВС. «Оно может существенно помочь декларантам в защите своих интересов и противостоять зачастую необоснованным и незаконным решениям таможенных органов», — считает руководитель проектов адвокатской консультации «Павлова и партнеры» Сергей Солдатенко. Среди плюсов он выделяет разъяснения, касающиеся определения стоимости ввозимых товаров. С ним согласен Косов. Он обращает внимание на то, что сохранены такие важные походы Высшего арбитражного суда, как презумпция достоверности предоставленной декларантом информации (п.6) и невозможность отклонения стоимости сделки лишь на основании ценовой информации таможенного органа (п.5 и 7).

«Большим достижением» Косов также считает закрепление за судами необходимости учитывать разъяснения Всемирной таможенной организации (п.4). «Прорывом», по его мнению, является требование, что декларанту должна быть обеспечена реальная возможность устранения сомнений таможенного органа в достоверности заявленной стоимости (п.8).

А Солдатенко выделяет «очень важный» п.20 постановления пленума. В нем говорится о том, что суд теперь самостоятельно может сделать вывод о правильном коде товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности. «Ранее суд мог сделать вывод лишь о законности или незаконности решения таможни. Теперь целесообразно прямо требовать от суда признания правильности заявленного декларантом кода товара», — говорит он.

Верховный суд, по мнению Солдатенко, попытался «наладить диалог» между декларантами и таможенниками, чтобы минимизировать возникновение «заранее проигрышных судебных споров для таможни». А их много. В октябре 2015 года глава ВС Вячеслав Лебедев на Международном юрфоруме стран Азиатско-Тихоокеанского региона говорил, что более 80% споров в таможенной сфере разрешается в пользу бизнеса.
Верховный суд РФ, Пленум ВС РФ, таможенное законодательство, ФТС

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.