Барщевский поднял в КС вопрос об образовании судей и прокуроров

16.10.2018 15.09 7224

Досталось и бывшим коллегам-адвокатам, выходцам из ППС

Фото: nazaccent.ru

Фото: nazaccent.ru

Конституционный суд РФ 16 октября в открытом заседании рассмотрел дело о проверке положений закона об образовании по жалобе уволенной воспитательницы детского сада из Волгоградской области.

Ирина Серегина с 2006 года работала воспитателем в дошкольном учреждении города Камышина. Ее общий стаж работы воспитателем – почти 30 лет. Женщина неоднократно награждалась грамотами и дипломами, получала благодарности от руководства, повышала квалификацию и проходила аттестации. Однако летом 2017 года ее уволили, ссылаясь на закон «Об образовании в РФ», вступивший в силу в 2013 году, где указано, что к педагогической деятельности могут быть допущены лишь лица с высшим или средним профессиональным образованием.

Экс-воспитательница попыталась обжаловать увольнение в судах, однако ей было отказано. Тогда она подала заявление в КС с просьбой проверить конституционность ст. 46 закона об образовании, где устанавливается образовательный ценз для педагогов. По ее мнению, оспариваемая норма противоречит Конституции РФ, поскольку позволяет увольнять лиц, не имеющих соответствующего образования, без учета предыдущей педагогической работы и обстоятельств, характеризующих их личность.

– Ирина Серегина имеет справку об обучении, выданную ей Волгоградским государственным социально-педагогическим университетом, о том, что в 1992 году она завершила обучение по специальности «математика» заочной формы обучения, но государственную аттестацию при этом она не проходила, – сообщил, докладывая суть дела, судья КС Александр Кокотов. – С 1990 года она работала воспитателем детского сада, в том числе с 1 февраля 2006 года воспитателем детского сада № 22 городского округа Камышин.

В августе 2017 года воспитательницу уведомили, что трудовой договор с ней будет расторгнут, поскольку у нее нет ни высшего, ни среднего специального образования. От предложенной ей «взамен» должности уборщика служебных помещений в детсаду она отказалась.

Сама заявительница или ее представители на заседание в КС не явились, в отличие от представителей госорганов, которые пришли в полном составе. Суд решил рассмотреть дело в отсутствие воспитательницы. Первой свою позицию по вопросу высказала представитель Госдумы в КС Марина Беспалова, сменившая на этом посту Татьяну Касаеву.

– Марина Павловна первый раз сегодня присутствует. Мы вас рады приветствовать и желаем вам хороших выступлений, – напутствовал ее председатель КС РФ Валерий Зорькин.

Представительница Госдумы отметила в своей речи, что на педагогах лежит особая ответственность за жизнь, здоровье и развитие несовершеннолетних, поэтому законодатель вправе устанавливать для них определенные ограничения. И перешла к сути проблемы. Она указала, что оспариваются нормы закона, которые позволяют увольнять педагогических работников, не имеющих диплома об образовании, не учитывая возникновения трудовых отношений с этими педагогами до вступления в силу нового закона об образовании. Однако, по словам Беспаловой, требование наличия высшего или среднего образования у педагогов – вовсе не новшество, введенное законом 2013 года. Эта норма действовала и в момент трудоустройства Серегиной в 2006 году. Более того, аналогичное требование содержалось еще в законе РСФСР об образовании, принятом в 1974 году. Однако иногда – в частности, по рекомендации аттестационной комиссии – могли допускаться к педагогической работе лица, не имеющие необходимого образования, но обладающие достаточным опытом и выполняющие в полном объеме свои должностные обязанности.

– В порядке исключения! – подчеркнула Беспалова.

Кроме того, она упомянула о письме Минобразования от октября 2013 года, где говорилось о педагогах, не имеющих нужного образования, но трудоустроенных до вступления в силу нового закона об образовании. В письме указано, что оснований для расторжения с ними трудового договора в такой ситуации нет (впрочем, другие выступающие позже добавили, что подразумевается предложение такому работнику иной, не педагогической должности в том же учреждении).

– Таким образом, законодательство позволяет и при отсутствии надлежащего образования, но при наличии достаточного опыта и рекомендаций комиссии продолжить работнику педагогическую деятельность, – подытожила представитель Госдумы, – что исключает признание ст. 46 закона об образовании неконституционной.

Такую же позицию занял и представитель Совета Федерации Андрей Клишас. Он отметил, что в данном случае не были нарушены права Серегиной, поскольку законом 2013 года не вводились новые требования, соответственно, он не может рассматриваться как ухудшающий положение заявительницы.

​Михаил Кротов, представитель президента РФ, высказался о воспитательнице из Камышина достаточно резко.

– Заявительница полагает, что это законодатель поставил ее в такие рамки! Но с 1992 года, когда она закончила обучение по программе высшего образования и не получила диплом, что ей мешало получить диплом хотя бы о среднем профессиональном образовании? С 1992 года, уважаемые коллеги! Более того – даже и средства тратить на это не требуется: это обязанность работодателя, который обязан был бы это сделать, оказать ей помощь в получении дополнительного профессионального образования.

Он добавил, что с 1974 года в виде исключения, на его взгляд, противоречащего закону, допускалась работа педагогом лицом без соответствующего образования. Но когда-то этот переходный период должен прекратиться.

Представитель правительства Михаил Барщевский, порассуждав о нюансах вступления в силу новых законов и о переходных периодах, перешел к примерам из жизни.

– Кто из вас сядет в машину к водителю, заведомо зная, что у него нет водительского удостоверения? Что он никогда не сдавал на права? – спросил он судей. – Нет, но у него большой опыт! Трактор водил на селе, лошадью с телегой управлял… Вы сядете к нему в машину? А почему? А почему мы при этом своих детей должны доверять людям, которые не имеют педагогического образования?

Далее Барщевский привел примеры из родной юридической сферы.

– Я бы не хотел, чтобы моя судьба зависела от прокурора, у которого нет высшего юридического образования и даже среднего юридического образования, которое хоть что-то дает. Но зато есть очень большой опыт работы прокурором – например, надзиравшим за соблюдением законодательства в местах отбытия наказаний. Ну не хотелось бы! Хотелось бы все-таки, чтобы у него было высшее юридическое образование. Даже то, что он пришел в прокуратуру 40 лет назад по комсомольскому призыву, как-то не успокаивает меня. Мне с дипломом юридического вуза спокойнее. Я очень хорошо помню судей судов общей юрисдикции, которые после войны сели в судейское кресло по партийному призыву. Такой был, если помните. Они были очень толковые, очень справедливые люди. Но совершенно безграмотные. Я помню адвокатов, которые получали адвокатские корочки, поскольку у них был практический опыт работы в патрульно-постовой службе. Я думаю, клиенты тоже очень хорошо помнят этих адвокатов.

Последний пример юриста был из семейной жизни. Барщевский отметил, что у его младших детей, которым сейчас по 13 лет, было много разных нянь. И няни без образования выдерживали в среднем по 2–3 месяца – не справлялись. А те, кто имел педобразование, работали по нескольку лет, они знали, как рассказать что-то ребенку или даже как поиграть с ним.

– На основании личного опыта я считаю, что общение с детьми требует образования, а не просто здравого смысла и просто некоего гуманистического начала или только любви к детям, – заявил Барщевский.

Представитель Генпрокуратуры Татьяна Васильева также не нашла оснований для признания нормы закона об образовании неконституционной, но подчеркнула, что правовая позиция КС будет иметь большое влияние на судьбы педагогов дошкольных учреждений. А представитель Минюста Мария Мельникова, отметив, что оспариваемая статья «безусловно» соответствует Конституции, все же констатировала наличие системной проблемы в этой сфере, которую необходимо решить либо нормативно-правовыми методами, либо установив понятный для всех переходный период.

Решение КС по этому делу будет объявлено в ближайшее время.
Конституционный суд РФ, образование, трудовые права,

Эдуард Бурыкин 17-11-2018 10:15

Барщевский меня повеселил. По большому счету, говорит он правильно. Но вот только он спутал - он выступает НЕ перед присяжными из всех слоев населения и всех профессий, кроме юриста, а перед профессиональными судьями, которые далеки от эмоционального восприятия материалов дела.

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»