ВККС простила главе суда шикарный ресторан

18.07.2018 16.30 4154

Фото: Youtube.com

Фото: Youtube.com

Высшая квалифколлегия судей 18 июля отказалась досрочно лишать статуса председателя Оренбургского гарнизонного военного суда Виктора Осадчего, чего требовало его начальство. Дисциплинарный проступок служителя Фемиды члены коллегии признали, но посчитали его не слишком тяжким и ограничились лишь предупреждением, мягко пожурив Осадчего, а сам он в беседе с журналистом Legal.Report удовлетворенно заявил о ВККС, что "такие профессиональные органы судейского сообщества мы выбираем явно не зря".

В зал заседания 47-летний судья вошел вместе с процессуальным оппонентом, многоопытным зампредседателя Приволжского окружного военного суда, судьей первого квалифкласса Наилем Ляпиным, имеющим почти четвертьвековой стаж судебной работы. Последний представлял по доверенности председателя своего суда Владимира Данилова, 4 мая 2018 года попросившего ВККС привлечь Осадчего к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий.

Глава ВККС Николай Тимошин дал слово для доклада председателю судебного состава Семнадцатого арбитражного апелляционного суда Галине Гуляковой. Из озвученных ею материалов дела следовало, что Виктор Осадчий имеет стаж работы в должности судьи без малого 17 лет и пятый квалифкласс, судьей Оренбургского гарнизонного военного суда он трудится с 2001 года, а на должность председателя назначен 11 апреля 2016 года.

Владимир Данилов, как сообщила Гулякова, усмотрел в действиях Осадчего нарушение требований статьи 3 закона "О статусе судей", а заодно и сразу четырех статей Кодекса судейской этики - все это "повлекло умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи". В вину служителю Фемиды поставили тот факт, что в октябре 2014 года он совместно с супругой приобрел в историческом центре Оренбурга жилой дом площадью почти 98 квадратных метров, который позже был перестроен в нежилое здание, кратно увеличившись в размерах (аж до 400 "квадратов"), и там с размахом принялся вести ресторанный бизнес сын судьи Владислав Осадчий.

– Ничего себе! – различимо произнес в этот момент один из членов ВККС.

Сособственниками участка земли, где расположено указанное строение, являлись еще двое граждан. Одна из них, некто Комендровская, будучи недовольной происходящим и попытавшись бороться с Осадчим в рамках гражданского спора, дополнительно подала жалобу на противозаконные, по ее мнению, действия судьи, "незаконно возведшего строение" и вдобавок ограничившего сособственникам свободный доступ на участок. Суд в конце концов определил порядок пользования землей, а председатель Приволжского окружного военного суда заинтересовался ситуацией и инициировал дисциплинарную проверку против своего подчиненного, который, кстати, проигнорировал предупреждение заместителя главного архитектора Оренбурга трехлетней давности о прекращении строительства с нарушениями.

– Таким образом, судья своими действиями создал условия для функционирования в принадлежащем ему жилом доме коммерческого предприятия, при этом в ходе проверки он не представил никаких разрешительных документов на его размещение в строении, – твердым голосом заявила Гулякова, заканчивая выступление.

В свое оправдание Осадчий пояснял, что все перепланировки он осуществлял исключительно в рамках закона, с получением всех необходимых разрешений. А к бизнесу наследника "никакого отношения не имеет".

– Вы с представлением председателя суда согласны? – поинтересовался у Осадчего Тимошин.

– Ну, в той части, что касается лишения полномочий... – сильно замялся тот. – Прошу вас не лишать меня их! Не применяйте такую меру дисциплинарную!

– Да нет, давайте по существу, – с улыбкой подсказал глава ВККС. – Вы ведь не согласны, верно?

– Может, я что-то не так понял, – еще больше смутился Осадчий, опустив голову.

– А вы знаете, есть ведь такое представление. Вам известно? – продолжал "помогать" ему Тимошин. – Вы согласны с ним-то?

– Просил бы не прекращать... не лишать меня... – прошептал Осадчий.

– Да согласны вы, наконец?! – почти прокричал Тимошин, снова еле сдерживая улыбку.

– Нет, – выдавил судья.

Затем Тимошин потратил минут пять, терпеливо выясняя у выглядевшего подавленным Осадчего, который двумя неделями позже представления своего начальника подал в ВККС заявление о добровольной отставке, с какого именно дня он желал бы сложить полномочия по собственному желанию. "Там дата указана у меня – со второго июля, но я прямо сейчас продолжаю рассматривать дела, так что лучше позже", – уточнил Осадчий.

Когда председатель высшей квалифколлегии предложил высказаться Наилю Ляпину, тот ограничился тем, что коротко поддержал представление шефа.

– После поступления жалобы из Совета судей РФ мне поручили провести проверку, она и была проведена, получены объяснения Осадчего, гражданки Комендровской, – рассказал Ляпин о процессуальных нюансах вопроса. –  Затем Осадчий подал заявление об отставке, позже отозвал его, ведь потребовалось дать правовую оценку его действиям после заключения дисциплинарной комиссии. Появилось в итоге представление председателя суда Данилова, и тогда судья повторно подал заявление о прекращении полномочий.

Осадчему предоставили еще один шанс для изложения своего видения ситуации. Но он вновь был немногословен и заметно нервничал.

– Виноват я, конечно, – понуро сообщил судья, – что предоставил возможность сыну моему чем-то там заниматься, ну, бизнесом... до оформления документов. Устранился я от этого, не обратил внимания. Да и не было тогда возможности – проблемы навалились, здоровье подкачало...  там все серьезно, куча заболеваний. Но вины с меня это не снимает.

Осадчий лишний раз повторил, что сам предпринимательскую деятельность не вел. А сын у него "взрослый парень, самостоятельный".

– Это у него единственный вид деятельности... как говорится, личная жизнь. Я ведь все эти годы все делал как бы... с положительной стороны только. Всю жизнь отдал работе... Прошу не приговаривать... не привлекать меня к такому уж суровому виду дисциплинарного взыскания. Дайте мне возможность уйти в отставку! Уходить надо так, чтобы оставался положительный след. Со здоровьем ведь проблемы, да и ребенка вот под опеку взяли, видите, как жизнь разворачивается, – несколько путано взывал судья.

– У меня есть один вопрос, – неожиданно сказал Тимошин, пристально глядя прямо на окончательно смутившегося Осадчего. – Вот мы говорим – авторитет судебной власти... А как вот эта гражданка, сособственник, будет теперь ко всему этому относиться, если знает, что в доме, который оформлен на вас, работает коммерческое предприятие?

– Да я переоформил все... а учреждение закрылось, – парировал, собравшись, судья. – Да, у нее был конфликт с сыном, а как я могу на него воздействовать? Вот они через отца и воздействовали... получили результат.

– Как для гражданина для вас это одно. Но вы-то судья! Авторитет суда, судебной власти, понимаете, – поставил многозначительную точку в диалоге Тимошин.

Члены ВККС провели в режиме совещательной комнаты около получаса, после чего ее председатель огласил вводную и резолютивную части решения. Согласно им, представление председателя суда подлежит удовлетворению частично: за совершение дисциплинарного проступка на проштрафившегося судью наложили взыскание в виде предупреждения. Его полномочия вместе с тем постановили прекратить на основании личного заявления.

– С завтрашнего дня вы уже не судья, – тихо добавил Тимошин.

На вопрос корреспондента Legal.Report о том, доволен ли он "оправдательным" решением, Осадчий в кулуарах радостно заявил, что "был бы доволен любым решением такого уважаемого органа, как ВККС".

– Такой орган, понимаете! Знаете, мы ведь не зря выбираем профессиональные, авторитетные органы судейского сообщества, –  философски заметил отправленный в отставку судья.
ВККС, судья, отставка судьи, дисциплинарная ответственность судей

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»