Секретные телефоны и явочные подвалы одного из руководителей СКР

19.02.2018 22.03 5880

Фото: Moscow Live

Фото: Moscow Live

В Мосгорсуде на процессе по делу "серого кардинала" СКР Михаила Максименко гособвинение 19 февраля начало представлять доказательства по эпизоду со взяткой в $50 000 за возвращение петербургскому предпринимателю швейцарских часов, украденных сотрудниками угрозыска. Для этого был допрошен 52-летний Бадри Шенгелия, хозяин хронометра.

Шенгелия, которого в определенных кругах считают "идеологом рейдерского движения", внешним видом и аксессуарами производил впечатление авторитетного предпринимателя из 1990-х – золотая цепочка на шее, кожаный браслет и массивный перстень-печатка в сочетании с футболкой и джинсами. Левое предплечье свидетеля украшала крупная татуировка, на запястье – модные часы. Достав из сумки-рюкзака очки в дорогой тонкой оправе, он, изредка заглядывая в блокнот с заметками, изложил свою версию истории со взяткой в $50 000, которые, по версии следствия, Шенгелия заплатил Максименко за возбуждение уголовного дела в отношении правоохранителей, укравших у него часы марки Hublot во время обыска в автомашине в декабре 2014 года.

Свидетель рассказал, что с жалобой на кражу часов сначала обратился к старшему оперуполномоченному по особо важным делам отдела «Запад» ГУСБ МВД подполковнику полиции Виталию Федосову (задержан в феврале прошлого года по подозрению в мошенничестве). Шенгелия подозревал, что часы похитили подчиненные начальника "воровского" отдела угрозыска ГУВД СПб. Романа Полозаева. Догадки подтвердились, сотрудники "Запада" в ходе прослушки перехватили разговор, в котором "изъятие часов" сыщик объяснял воспитательной мерой. "Это санкции против него", – говорил начальник угро коллеге.

– Я был заинтересован наказать этого человека, – объяснил свою мотивацию Шенгелия. Он уточнил, что дело было не в деньгах, поскольку часы он вообще купил у знакомого за 20 000 евро.

Однако сотрудники ГУСБ не помогли, ссылаясь на то, что уголовное дело не получается "пролоббировать". "Три раза пытались возбудить в Санкт-Петербурге", – посетовал свидетель.

Подвижки произошли, когда Шенгелия обратился к Максименко, с которым предпринимателя связывали давние отношения. Познакомились они в 2007 году, когда Шенгелия как фигурант ряда уголовных дел по рейдерским захватам в Санкт-Петербурге начал сотрудничать со следствием. В частности, дал показания на "ночного губернатора" Северной столицы и лидера тамбовской ОПГ Владимира Кумарина (в 2009 году осужден на 14 лет за рейдерские захваты, в 2016-м – на 23 года за покушение на убийство бизнесмена Сергея Васильева и убийство его охранника). Максименко, в то время отвечавший за личную безопасность Бастрыкина, стал гарантом безопасности Шенгелии от "всякого беспредела".

Со временем их сотрудничество окрепло. "Обращался по разным поводам, в том числе, когда меня Следственный комитет хотел привлечь по разным делам", – пояснил Шенгелия. Он описал механизм взаимодействия: "По просьбе Максименко писали заявление на имя Бастрыкина, приезжала проверка, и на какое-то время проблема "затихала".

Раз в две недели Максименко и Шенгелия встречались для решения "деловых вопросов". Чаще всего в отеле "Парк Инн Пулковская" на окраине Санкт-Петербурга, где у высокопоставленного сотрудника СКР были оборудованы две "переговорные", видимо, в целях конспирации – в подсобках для инвентаря и спецодежды уборщиц. Иногда деликатные темы обсуждали в лобби отеля, возле барной стойки.

В 2015 году Шенгелия снабдил Максименко криптотелефонами: "Привез пять трубок". Гаджеты на базе "Нокии" стоимостью от 120 000 до 200 000 руб. невозможно было отследить и прослушать: у них менялся IMEI после каждого вызова, связь осуществлялась по защищенному каналу с помощью шифрования. Из минусов – через три месяца общения трубки аппаратно блокировались. Шенгелия сказал, что "секретными телефонами" и он, и Максименко пользовались постоянно.

В конце октября 2015 года по секретному каналу связи Шенгелия договорился с Максименко о встрече в отеле "Парк Инн Пулковская". Предпринимателя встретил охранник, блондин с "пистолетом на поясе", и коридорами провел в одну из "переговорных" на подвальном этаже. Шенгелия передал портфель с $50 000 (пять пачек стодолларовых банкнот), а в обмен получил ксерокопию постановления о возбуждении уголовного дела. Позднее прокуратура его отменила, а часы предпринимателю так и не вернули.

– Зимой 2017 года вас задерживала пограничная служба ФСБ России в аэропорту Домодедово при выходе с рейса Тбилиси – Москва? – поинтересовался у свидетеля адвокат Александр Вершинин. – И из аэропорта вы проследовали в здание следственного управления ФСБ России, где написали заявление о даче взятки Максименко?

– Да, я это [заявление] сделал добровольно. Но меня никто не задерживал, – ответил Шенгелия.

Выдержки из протокола с показаниями, которые Шенгелия дал следователям ФСБ, зачитал судья Олег Музыченко. В частности, из них следовало, что между Максименко и Шенгелией сложилось взаимовыгодное сотрудничество: некоторые из приближенных предпринимателя при содействии подсудимого избегали уголовной ответственности. А взамен Шенгелия помогал в раскрытии преступлений.

Шенгелия под протокол перечислил ряд сделок с участием Максименко, в результате которых тот получал прибыль в твердой валюте – суммы в среднем составляли $30 000. Среди них упоминался и куш в $800 000 в 2013–2014 годах за помощь в снятии ареста в гражданском суде с недвижимости, на которую были наложены обеспечительные меры в рамках уголовного дела.

Также Шенгелия заявил, что Максименко дал ему указания подать заявление с ложными показаниями о краже часов, чтобы скомпрометировать руководителя ГСУ СКР по Санкт-Петербургу генерал-лейтенанта Александра Клауса, которого безуспешно пытался сместить в течение длительного времени. "Я знаю массу людей, своих знакомых, которые обращались к Максименко для решения проблем со Следственных комитетом. А тот не мог их решить, поскольку их решал Клаус", – так Шенгелия обозначил мотивы подсудимого в своих устных показаниях в суде.

"Максименко приводил в движение криминальную машину, состоящую из различных должностных лиц Следственного комитета, которые исполняли его указания, несмотря на то, что они носили криминальный характер", – привел цитату из протокола допроса судья Музыченко.

– Часы все-таки украли, – настаивал Шенгелия после оглашения показаний. – Просто я уже не хотел в последнее время связываться с этим и забыл уже про них.

Следующее судебное заседание по делу бывшего начальника главка СКР Максименко назначено на 20 февраля.
Максименко, Мосгорсуд, коррупция, взятка, процесс

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»