Генпрокуратуре предрекают нашествие адвокатов-решал

22 Мрт 18.39 5004

Депутаты увидели в законопроекте о реформе адвокатуры «разрушительную норму»

Фото: Ирина Овчинникова/Shutterstock

Фото: Ирина Овчинникова/Shutterstock

В законопроекте правительства о реформе адвокатуры и института адвокатского запроса депутаты обнаружили новацию, которая «сбивает с ног». «Будет полностью парализована работа генпрокурора и его заместителей: адвокаты со всей России будут брать в осаду кабинеты с утра до вечера, то же самое будет происходить и в прокуратурах субъектов. В Москве немало адвокатов-решальщиков, которые никого не защищают, а только заносят денежные средства — для них теперь будет раздолье», — говорил на сегодняшнем пленарном заседании Госдумы коммунист Юрий Синельщиков, в прошлом первый зампрокурора Москвы. Так он отреагировал на поправку в закон об адвокатской деятельности, по которой удостоверение адвоката предоставляет ему «беспрепятственный доступ» в здания судов и органов прокуратуры.

«Давайте то же самое сделаем со Следственным комитетом, МВД, ФСБ, ФСКН, ведь у них следователи, там у них расследуются дела, и власти у них намного больше, чем у прокуроров», — возмущался Синельщиков. Досталось и думскому комитету по конституционному законодательству и госстроительству. «Я вообще не понимаю, как такая разрушительная норма могла пройти через наш очень солидный комитет», — продолжал депутат.

Глава этого комитета, единоросс Владимир Плигин оставил этот выпад без комментариев, как и замминистра юстиции Михаил Гальперин, представлявший законопроект. Зато Синельщикова поддержал Владимир Поневежский, до перехода на работу в Госдуму трудившийся прокурором Республики Коми, хотя он тоже работает в комитете по госстроительству и через него «разрушительная норма» тоже проходила. Поневежский тоже считает, что Генпрокуратура в случае принятия законопроекта в предложенном виде «будет заполнена адвокатами». По его словам, нужно установить в проекте более четкий порядок. Но это можно сделать ко второму чтению, добавил он.

Федеральная палата адвокатов таких рисков не видит. Сейчас в органы прокуратуры имеют доступ по своим служебным удостоверениям представители следственных органов и других ведомственных структур — работа прокуратуры из-за этого не останавливается, сказал Legal.Report представитель ФПА. По его словам, не стоит опасаться возникновения коллапса из-за того, что адвокат будет пользоваться тем же правом. В ФПА напомнили, что сейчас адвокаты могут пройти в здания прокуратуры, просто предъявив паспорт. Законопроект же позволяет достичь равенства прав адвоката и представителей других структур.

Адвокатский запрос

Обсуждавшийся сегодня законопроект отводит 30 дней органам госвласти и местного самоуправления, общественным объединениям и другим организациям на ответ адвокату по запросу. Однако если они не успеют его подготовить, то могут отложить ответ еще на месяц. За неправомерный отказ проект устанавливает административный штраф в 1000-3000 руб.

Депутат от ЛДПР Владимир Сысоев считает, что это долго. Нередко адвокату нужен ответ как можно скорее, так как речь идет о судьбах людей, объяснял он. «Если ко второму чтению [записать, что] ответы предоставляются в кратчайшие сроки, но не более 30 дней, какова будет ваша позиция?» — поинтересовался он у Гальперина из Минюста.

— Мы, естественно, за то, чтобы как можно скорее госорганы отвечали на запросы адвокатов. Важно указать конкретный срок, потому что когда пишется «немедленно» или «в ближайшее время», то это обычно никогда, — объяснил Гальперин. Он не исключил, что в будущем срок может быть сокращен.

Норму законопроекта, освобождающую чиновников от обязанности отвечать на адвокатский запрос, если он оформлен с нарушением порядка, тоже критиковали. Синельщиков говорил, что чиновники могут получить возможность каждый раз находить «крючок, за который можно будет зацепиться и не отвечать». Минюст обяжет указывать фамилию, имя и отчество должностного лица, которому адресован запрос, а «если адвокат напишет фамилию и инициалы, то на этот запрос можно будет не отвечать», прогнозировал он. Гальперин и Плигин на эти опасения не отреагировали.

Изгнание адвоката из корпорации

Ругал Синельщиков и предложенное в законопроекте расширение оснований для прекращения статуса адвокатов. По проекту это будет возможно, если адвокат систематически не соблюдает требования к адвокатскому запросу либо незаконно использует или разглашает информацию, связанную с оказанием юридической помощи доверителю.

Это «неопределенные основания», возмущался депутат, а подобных формулировок достаточно и в действующей редакции закона об адвокатуре. Там, например, говорится, что адвокат лишается статуса «за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей перед доверителем» и «нарушение норм кодекса профессиональной этики адвоката». А последний уже обязывает членов корпорации держать в тайне все, что связано с оказанием им юрпомощи клиенту. «Наверное, эти формулировки уже поглощают то, что предлагается, и если уж совершенствовать закон в этой части, то сделать нормы более конкретными», — заявил Синельщиков. Гальперин и Плигин опять никак не отреагировали.

Руководящая роль ФПА

Законопроект выстраивает иерархию во взаимоотношениях ФПА и региональных палат. Первая получит рычаги влияния на коллег из субъектов. Совет Федеральной палаты сможет отменять решения советов региональных палат, если они нарушают требования закона об адвокатуре, Всероссийского съезда адвокатов и самой ФПА. Такое вмешательство может произойти или по собственной инициативе федеральной палаты, или по просьбе Минюста, или в ответ на обращение не менее половины адвокатов региона. А если в субъекте не прислушаются к требованиям из Москвы, то Совет ФПА сможет досрочно отправить в отставку совет региональной адвокатской палаты, а также приостановить полномочия ее президента и назначить исполняющего обязанности, созвав внеочередное собрание адвокатов.

— Проект подробно описывает, как решаются конфликты между Советом ФПА и советом адвокатской палаты субъекта. На практике часто такие конфликты возникают? — поинтересовался Синельщиков.

— Речь идет о вопиющих ситуациях, когда совет палаты субъекта грубо нарушает законодательство, прежде всего, сам закон об адвокатуре. Мы надеемся, что это будут абсолютно исключительные случаи. Хотелось бы, чтобы совсем таких случаев не было, — уклонился от прямого ответа Гальперин.

Зато он, убеждая депутатов принять законопроект в первом чтении, отмечал, что документ «будет способствовать укреплению престижа и повышению эффективности адвокатской деятельности». Плигин тоже видел позитив. По его мнению, законопроект «направлен на обеспечение гарантий представляемых адвокатами лиц».

В целом в Госдуме эту точку зрения разделяют и законопроект оценивают положительно. Представители трех думских фракций — единороссы, депутат от ЛДПР и коммунисты — высказались в поддержку документа, эсеры в дискуссии не участвовали. За принятие документа в первом чтении проголосовал 441 депутат, еще один воздержался.
адвокатура, независимость адвокатов, законотворчество, Госдума, адвокатский запрос, Минюст, прокуратура

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.