Как ВС препарировал нотариальный тариф

24.07.2018 17.55 12170

Нотариусы потерпели новое фиаско в высшем суде

Фото: Moscow Live

Фото: Moscow Live

Верховный суд РФ 24 июля в качестве кассационной инстанции признал незаконным отказ нотариуса удостоверить доверенность клиенту без оплаты услуг правового и технического характера. Журналист Legal.Report стал свидетелем того, как в ходе заседания председательствующий судья ярко и эмоционально изложил позицию ВС РФ, в очередной раз поддержавшего практику региональных судов по поводу навязывания нотариусами дополнительных услуг.

Заседание началось с того, что председательствующий Александр Кликушин попросил судью Татьяну Назаренко коротко представить материалы дела. Из ее доклада следовало, что 9 декабря 2016 года гражданин Максим Сарваров обратился в суд к нотариусу Красноярского нотариального округа Светлане Зылевич (обязанности которой временно исполняла Надежда Никишина) за совершением нотариального действия – удостоверения доверенности. При этом Сарваров представил самостоятельно подготовленную доверенность, распечатанную на принтере на листе бумаги формата А4. Он попросил нотариуса удостоверить ее с оплатой законодательно установленного нотариального тарифа в размере 200 руб., без оказания ему дополнительных услуг правового или технического характера, но получил отказ.

По словам исполняющей обязанности нотариуса, плата за указанное действие «установлена Нотариальной палатой Красноярского края и составляет 1 500 рублей», куда входит и 200-рублевый тариф. Удостоверить же «самодельную» доверенность на условиях клиента не представляется возможным. Эта позиция была изложена и в письменном ответе и.о. нотариуса от 9 января 2017 года. Посчитав отрицательный ответ незаконным и необоснованным, Сарваров обратился в Железнодорожный районный суд Красноярска с иском о фактическом навязывании ему платных услуг, и 16 мая 2017 года судья Игорь Медведев вынес решение: признать незаконным отказ в совершении нотариального действия «по мотивам неуплаты заявителем услуг правового и технического характера». Однако 18 сентября 2017 года апелляционным определением Красноярского краевого суда решение в части удовлетворения требований Сарварова было отменено.

Последний, усмотрев в этом нарушение норм материального права, подал кассационную жалобу в ВС РФ. Сарваров указал, что в услугах правового и технического характера не нуждался и что услуги эти являются факультативными по отношению к нотариальным. Оспаривая определение Красноярского краевого суда, он не согласился и с его выводами о необходимости изготовления доверенности на специальном бланке – никаких подобных ограничений в законодательстве, по мнению заявителя, не существует. А отказ он связал исключительно с фактом неоплаты им «технических» услуг, что также противозаконно.

Поскольку Сарваров ходатайствовал о рассмотрении дела в его отсутствие, а нотариус Зылевич (она, кстати, занимает должность президента Нотариальной палаты Красноярского края) прислала вместо себя в суд двух представителей, Дуб и Калинову, Александр Кликушин предложил им высказать свои доводы.

По солидарному мнению представителей – они выступали, дополняя друг друга, – доводы заявителя несостоятельны.

– Вот Сарваров указывает, что он обратился к нотариусу… – начала зачитывать бумагу одна из представителей.

– Давайте-ка без обстоятельств дела! – внезапно прервал ее Кликушин. – Мы все-таки кассационная инстанция. Не повторяйтесь, история нам понятна. Здесь надо говорить о нарушении норм материального права!

Выступавшая заметно смутилась. Но довела свою речь до конца, отметив, что техническая работа таки «была проведена», а Сарваров отказался платить именно за заверение распечатанной на бланке доверенности.

– Полагаем, апелляционное определение соответствует закону! – повторилась представитель нотариуса Дуб. – Работы были проведены…

– Какие работы-то? – поинтересовался Кликушин. – Вот этот самый бланк? А вы вообще предупреждаете заявителей о стоимости услуг?

– Обязательно, – немного смущаясь, заверила представитель. – Расценки мы вывешиваем в общедоступных местах, устно предупреждаем…

– Вы указываете на то обстоятельство, что якобы эти услуги были оказаны. А в апелляционном определении ничего этого нет, – вступила в диалог судья Татьяна Назаренко. – Там совсем иные основания для отказа – обязательное оформление на бланке и так далее. То, что вы сейчас говорите, судом ни одной инстанции не установлено!

Дуб снова смутилась и попыталась что-то пояснить про бланки, но ее тут же прервал Кликушин.

– Сколько же стоит такой бланк, а? – с интересом спросил судья. – Наверное, тысячи полторы за пачку?

После подсчетов выяснилось, что Кликушин угадал с точностью почти до рубля.

– Так все же какое конкретно основание для отказа есть в законе, в статье 48 Закона о нотариате, по вашему мнению? – продолжал наседать он.

– Ну, в день обращения ему не отказывалось, – пыталась парировать Дуб. – Ему просто разъяснили… а основание вообще – отказ от оплаты проведенной работы.

– Так где же в статье 48 сказано, что возможен отказ по данным основаниям?! – воскликнул судья, внимательно глядя на представителя. Та в который раз замялась. Зато представитель Калинова слегка невпопад пыталась напомнить суду про Налоговый кодекс, где в качестве основания прописана неоплата тарифа.

– Тариф-то, насколько я помню, он хотел уплатить, – задумчиво протянул Кликушин.

– Он и его не уплатил! – заявила Калинова. – Хочу добавить: нотариус находится на самофинансировании, он несет значительный комплекс расходов – оплата сотрудников, оплата помещения…

Кликушин, казалось, только и ждал этих слов. За следующие пять минут он буквально разгромил все тезисы стороны нотариуса, говоря весьма эмоционально, но при этом вполне корректно и аргументированно.

– Знаете, можно не содержать сотрудников, – начал он. – И в помещении своем можно работать. Вы тут называете такие вещи, знаете ли, которые к рассматриваемому правовому вопросу вообще не относятся! Вы можете и сто человек нанять, и что – будете включать это в тариф, что ли?! Чтобы доверенность стала стоить 10 000 рублей?! Вот вам Сарваров говорит: я сам сделал доверенность, понимаете, сам. И ничего вам не надо делать, просто проверить и удостоверить. За что вы, кстати, берете нотариальный тариф, эти 200 рублей? За красоту, простите, нотариуса?!

– За исполнение обязанностей, – тихо произнесла Калинова.

– Вот именно! – подхватил Кликушин. – А что в круг этих обязанностей входит? Установление личности, внесение в реестр... Вот приду я к государственному нотариусу – есть ведь такой в России? – с распечатанной доверенностью, сколько я заплачу? 200 рублей, верно?

– Да, – обреченно подтвердила представитель.

– Вот. Здесь и правовая работа, и техническая, так? И все сюда как-то войдет. И вот у меня вопрос: а что такое тогда нотариальный тариф, из чего он складывается? За что его нотариус получает-то вообще? За что вы его берете, а?

– За установление личности… ну да.

– А у государственного нотариуса – все то же самое, – наступал Кликушин. – Какая разница тогда? Почему же у него 200 рублей, а у вас 1500?

– Уважаемый суд, у нас за семь лет законодательство претерпело ведь изменения, – начала Калинова. – Нотариус может осуществлять целый спектр допуслуг… можно проводить проверку на федеральных ресурсах на банкротство и так далее.

– Проверку чего-о?! – воинственным тоном произнес судья. – Ну банкрот он, и что дальше? Вы ему не удостоверите доверенность? Он у вас пораженный в правах, что ли, получается?! Ладно, спасибо, вы тут уже достаточно пояснили… мы давно вышли за пределы предмета разбирательства.

Суд провел в совещательной комнате минут десять, после чего Татьяна Назаренко зачитала его решение: апелляционное определение по гражданским делам Красноярского краевого суда, на которое жаловался Сарваров, «отменить в части отмены решения Железнодорожного районного суда города Красноярска о признании незаконным отказа временно исполняющего обязанности нотариуса в совершении нотариального действия по удостоверению доверенности по мотивам неуплаты заявителем услуг правового и технического характера». Таким образом, решение суда первой инстанции было оставлено в силе.
ВС РФ, нотариально удостоверяемые действия, тарифы

Константин Нестеренко 25-07-2018 13:04

Александр Кликушин - хороший, видимо, чувак! Профессионал. Неравнодушный человек. Я б еще че-нить почитал из его заседаний.

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»