Миллион долларов за лояльное отношение ФСБ

26 Мрт 12.31 2632

Глава Росалкогольрегулирования рассказал в суде, как у него вымогали деньги два сотрудника ФСБ — бывший и действующий

Игорь Чуян. Фото: Дмитрий Духанин/Коммерсантъ

Игорь Чуян. Фото: Дмитрий Духанин/Коммерсантъ

В пятницу, 25 марта, на процессе по делу о вымогательстве $800 000 двумя сотрудниками ФСБ — действующим и бывшим — допрашивали руководителя Росалкогольрегулирования (РАР) Игоря Чуяна, выступающего потерпевшим. Начал он с рассказа о том, что к нему осенью 2014 года подошел Алексей Котов — «то ли стажер правового отдела управления РАР, то ли просто находившийся на испытательном сроке» и рассказал об обращении бывшего сотрудника ФСБ Максима Цуканова, одного из обвиняемых. По словам Чуяна, фамилии своего собеседника Котов не называл, а просил экс-чекист, чтобы глава РАР выдал ему миллион долларов и «какое-то огромное количество акцизных марок на водку, 50 миллионов штук». Они предназначались лично для Цуканова, для Тольяттинского винного завода, говорил Чуян.

Один из адвокатов обвиняемых спросил его, как именно стажер может обратиться к главе ведомства. Чуян ответил, что Котов записывался на прием через секретаря. «Я несколько раз отмахивался от этих требований, но они становились все более настойчивыми. Котов говорил, что [Цуканов и второй подсудимый, в тот момент оперативник управления «П» (безопасность в промышленности) СЭБ ФСБ Игорь Коробицин] требуют встречи со мной. А так как встретиться просили не люди с улицы, то я согласился», — добавил Чуян.

За миллион, по словам руководителя РАР, Коробицин обещал «лояльное со своей стороны» отношение к деятельности ведомства и контроль за негативными публикациями в СМИ. «На встрече Коробицин рассказал, что может повлиять на СМИ, но я ответил, что мне это малоинтересно, они на мою работу никак не влияют», — добавил Чуян. О нем пишут, «Ведомости» в частности, что глава РАР может помогать некоторым участниками алкогольного рынка. Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко и вице-премьер Александр Хлопонин говорили о необходимости проверки.

Чуян также рассказал, что перед тем как лично встретиться с Цукановым и Коробициным, он обратился с просьбой «провести рабочую встречу» и «выяснить их истинные намерения» к подполковнику МВД Александру Шаркевичу. Адвокат Коробицина Андрей Зарубин напомнил суду, что в 2009 году Шаркевич был осужден за мошенничество (изначально его обвиняли в подстрекательстве к даче взятки) и спросил, почему Чуян обратился именно к нему.

«С Шаркевичем я познакомился еще в 2006 году, когда работал в Росспиртпроме. Он тогда был сотрудником департамента, который занимался антикоррупционной деятельностью. Мы тогда гоняли жуликов с завода. Потом я его долго не видел, мы встретились в конце 2013 года, он читал в РАР лекции антикоррупционной направленности, поэтому я к нему и обратился», — говорил Чуян. Что касается судимости Шаркевича, то по словам руководителя РАР, он об этом не знал, так как «желтую прессу не читает». Затем Чуян добавил, что процедура выдачи акцизных марок скрупулезная, и если кто-то в частном порядке обращается с такой просьбой, то это всегда настораживает и требует проверки.

— Скажите, а вы в целом доверяете руководству ФСБ России? — поинтересовался у потерпевшего адвокат Зарубин. Вопрос вызвал в зале заседания смех, а Вадим Корчагин, судья Московского гарнизонного военного суда, где идет процесс, попросил спрашивать только то, что имеет отношение к делу.

— Хорошо, хорошо, только не надо смеяться, — сказал Зарубин. — Тогда я задам вопрос по-другому: если вы доверяете руководству ФСБ, то почему вы не обратились к руководству оперативника Коробицина? А обратились к Шаркевичу и стажеру, который еще даже не был на тот момент трудоустроен к вам? — продолжил Зарубин.

— Я Котову сказал: «Иди к свои бывшим коллегам и выясни все». Это его прямая обязанность — взаимодействовать с правоохранительными органами, — ответил Чуян.

Котов, уже ставший заместителем начальника отдела правового управления РАР, обратился в ФСБ, и затем под присмотром оперативников службы безопасности состоялись две встречи — Котова с Цукановым, на которой он якобы передал деньги, и Чуяна с Коробициным — они обсуждали дальнейшее «лояльное отношение» правоохранительных органов к деятельности РАР.

— Я должен был получить от Коробицина ключевую фразу, она означала, что деньги переданы. Фраза была такая: «Вот теперь наше сотрудничество будет взаимовыгодным». Об этой фразе меня предупредили люди, которые готовили меня к этой встрече. Кто именно меня готовил, я не уточнял, просто понял, что это сотрудники ФСБ, — рассказал Чуян. Он также добавил, что во время разговора с Коробициным несколько раз просил отменить встречу Котова с Цукановым. «Я смотрю: парень молодой, не хотел портить ему карьеру», — объяснил Чуян. Но Коробицин, по его словам, отменять встречу отказался.

Чуян также добавил, что изначально от него требовали сумму в миллион долларов, но «в процессе работы» Котов сократил ее до $800 000. Из этой суммы, по материалам следствия, Цуканову передали только $100 000 настоящими купюрами, а остальные были «куклой». «Я сказал Котову, что у меня есть только сто тысяч на счете. Я эту сумму и предложил. Эти деньги аккумулировались у меня на счете десять лет, до моего прихода на госслужбу. Это доход от бизнеса», — пояснил Чуян.

Цуканов был задержан возле автомобиля Котова, перед этим он отказался от денег. Коробицина вызвали в управление собственной безопасности ФСБ, где также задержали. Им предъявлено обвинение по ч.3 ст.30 и ч.4 ст.159 УК РФ (покушение на особо крупное мошенничество, совершенное группой лиц и сопряженное с вымогательством). Оба обвиняемых вину не признают.
коррупция, мошенничество, Росалкогольрегулирование, ФСБ, преступления правоохранителей

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»