Изнанка правила «бывших чекистов не бывает»

30 Мрт 13.34 1902

Один сотрудник ФСБ рассказал в суде, как другой настойчиво сводил его с третьим, чтобы поделить $200000

Соломон Никритин, «Суд народа». Иллюстрация: wikipedia/commons

Соломон Никритин, «Суд народа». Иллюстрация: wikipedia/commons

Вчера в Московском гарнизонном военном суде допрашивали главного свидетеля по делу о вымогательстве у главы Росалкогольрегулирования Игоря Чуяна $800 000. Осенью 2014 года, когда началась эта история, этот свидетель — экс-сотрудник ФСБ Алексей Котов — был стажером правового отдела управления РАР. Но именно через него обвиняемые — действующий оперативник управления «П» (безопасность в промышленности) СЭБ ФСБ Игорь Коробицин и экс-сотрудник УФСБ Максим Цуканов — контактировали с Чуяном.

Котов рассказал, что с познакомился с Цукановым в конце 2014 года через их общего знакомого, бывшего сотрудника ФСБ, имени которого он не помнит. «У Цуканова был вопрос по поводу Тольяттинского винного завода, нужно было помочь с лицензией. Но я ответил, что это не в моей компетенции, я тогда только стажировался», — говорил свидетель, но Цуканов, по его словам, настаивал, так как «хотел получить долю в этом заводе».

— Я все же не согласился, и общение с Цукановым на какое-то время прекратилось. Но позже он опять позвонил уже с новой темой — рассказал, что у него есть человек, который курирует РАР, и он готов показать свое лояльное отношение к ведомству за миллион долларов, — продолжал Котов. По его словам, он сразу же доложил об этом Чуяну, а тот велел обращаться в правоохранительные органы.

Адвокаты обвиняемых задали Котову такой же вопрос, что и главе РАР на предыдущем заседании, — как стажер может обращаться к шефу ведомства. Котов ответил то же самое, что и Чуян: в РАР все просто — даже охранник может записаться через секретаря к руководителю и тот его примет.

— Вы стажировались с июня 2014 года по декабрь, зарплату в течение полугода не получали. На что вы жили? — поинтересовался адвокат Андрей Гривцов. Котов ответил, что у него, как у бывшего сотрудника ФСБ, есть военная пенсия.

— Хорошо, скажите тогда, сколько стоит обед в ресторанах «Белый кролик» или «Времена года», где вы встречались с Цукановым? — продолжил Гривцов. Котов сказал, что ничего про цены на обед он не знает, на встречах он пил чай, и счет они оплачивали, сбрасываясь. Это недешевые рестораны. По данным afisha.ru, средний чек в первом составляет около 4000 рублей на посетителя (3000 рублей, по информации menu.ru), во втором — 2500-3000 руб.

Котов также говорил, что он пытался отказать Цуканову и во второй раз, но тот был очень настойчив. Защита интересовалась, как именно он может охарактеризовать такое понятие, как «настойчивость», Котов ответил, что это все субъективно, и звонки Цуканова раз в неделю он тоже считал настойчивыми.

Переговоры по поводу конкретных сумм и того, за что деньги должны быть заплачены, проходили, по словам Котова, уже после его заявления в Следственный комитет.

«Не было четкого понимания, за что именно требуются деньги, — рассказывал свидетель. — Говорили только о некоем «лояльном отношении», поэтому я предложил $500 000 и вообще говорил, что надо как-то снижать, потому что денег таких нет». Тогда Цуканов, по словам Котова, предложил опустить сумму с миллиона до $800 000, а двести тысяч поделить. «Я сказал, что мне ничего не надо», — добавил Котов.

Котов общался с Цукановым, а Чуян, тоже под контролем оперативников, — с Коробициным. По словам руководителя РАР, который вчера опять отвечал на вопросы, речь шла об афере с акцизными марками. Чуян рассказал, что у Коробицина имелся доступ к специальному оборудованию, которое разматывает бобину в 5000 марок, после чего с конца настоящие марки меняются на «левые» — китайские, а те, что находятся в начале, клеятся на бутылку. Затем они заматываются обратно, а месяцев через шесть неиспользованные марки возвращаются в РАР для уничтожения. Помимо схемы по замене акцизных марок, Коробицин, по словам Чуяна, обещал заблокировать поставки нелегального алкоголя по трассе «Дон».

На заседании также зашел разговор о компании «Золотая мануфактура», которая к 2013 году — всего за несколько лет — заняла, по данным, которые приводит газета «Коммерсантъ», на российском рынке немалую, 5-процентную долю. Этот и другие успехи пресса связывает в том числе и со знакомствами — генеральный директор «Золотой мануфактуры» Андрей Сатюков в 2008 году был советником Чуяна, занимавшего тогда пост генерального директора «Росспиртпрома». Этому вопросу посвящено несколько расследований, в том числе самой влиятельной российской деловой газеты — «Ведомостей». В 2014 году «Золотая мануфактура» была переименована в ООО «Сити-трейд» и сейчас находится в стадии ликвидации, а правопреемником, по данным РБК, стала компания «Статус-групп» — один из лидеров сегодня на алкогольном рынке страны (18,4% в 2015 году). РБК пишет, что там работают менеджеры из «Золотой мануфактуры», совпадают номера телефонов, и около половины брендов, которые сейчас продает «Статус-групп», ранее реализовывала «Золотая мануфактура».

Коробицин напомнил, что в 2013 году ФСБ провела проверку «Золотой мануфактуры» и проинформировала по ее результатам РАР. «Далее были еще проверки, и ФНС доначислила акцизов в размере 7,5 млрд рублей контрагентам «Золотой мануфактуры». Скажите, РАР проводило какие-то действия по отношению к этой компании по результатам проверки?» — поинтересовался Коробицин.
Чуян ответил, что если было официальное письмо, то какая-то реакция ведомства, конечно же, была. Уже после того, как ответ прозвучал, судья Вадим Корчагин снял вопрос как неотносящийся к делу.

Коробицин и Цуканов были арестованы в феврале прошлого года, сразу после встреч с Котовым и Чуяном. Им предъявлено обвинение по ч.3 ст.30 и ч.4 ст.159 УК РФ (покушение на особо крупное мошенничество, совершенное группой лиц и сопряженное с вымогательством). Обвиняемые вину не признают.
коррупция, мошенничество, Росалкогольрегулирование, ФСБ, преступления правоохранителей

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»