КС не увидел «простой логики и математики»

31 Мрт 19.28 3746

Судей интересует, как урегулировать конфликт России с ЕСПЧ, но адепты бескомпромиссности не готовы отвечать на сложные вопросы

Фото: Андрей Пронин/Интерпресс/ТАСС

Фото: Андрей Пронин/Интерпресс/ТАСС

Сегодня, 31 марта, Конституционный суд впервые рассмотрел дело о возможности исполнения или неисполнения постановления Европейского суда по правам человека. Такое право у него появилось после принятия поправок в федеральный конституционный закон о КС, которые наделяют суд полномочиями проверять постановления Европейского суда по правам человека на предмет соответствия российской Конституции. А поправки эти появились вследствие того, что КС в постановлении №21-П от 4 июля 2015 года решил, что Россия вправе не исполнять решения ЕСПЧ, если они противоречат Конституции РФ.

Обращаться в КС с запросом об исполнимости решений ЕСПЧ должен Минюст. Он выбрал на первый раз дело «Анчугов и Гладков против России». В этом деле Страсбургский суд пришел к выводу о нарушении со стороны РФ ст.3 протокола №1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право на свободные выборы. По мнению ЕСПЧ, абсолютный запрет на избирательное право, закрепленный ч.3 ст.32 Конституции РФ, недопустим. Страсбургские судьи предложили России обеспечить участие заключенных в выборах, инициировав пересмотр Конституции, или путем толкования норм Конституции так, чтобы соблюсти гармонию с положениями конвенции.

Первым свою позицию представил уполномоченный РФ при ЕСПЧ, замминистра юстиции Георгий Матюшкин. Он заявил, что исполнение решения по делу Анчугова и Гладкова влечет «прямое ограничение суверенитета России», а потому «отступление от выполнения требования — единственный способ не нарушать Конституцию».

«Извините за банальность, — начал свое выступление полпред правительства в КС Михаил Барщевский, — но дело настолько простое, что его может разобрать студент второго курса». Исходить тут, по его мнению, надо «из простой логики и математики». Логика с математикой были такими: Россия обозначила свое присоединение к Европейской конвенции внутренним актом третьего уровня — обычным федеральным законом, а раз так, то решение ЕСПЧ нельзя наделить большей силой, чем внутренние акты второго и первого уровня, коими являются федеральные конституционные законы и Конституция. «Я не понимаю, о чем спор», — подытожил Барщевский.

«Не все так просто, как вы думаете, — заметил председатель КС Валерий Зорькин. — Есть разные математики». А Барщевский выразил надежду, что он и Зорькин «исповедуют одну и ту же».

Но председатель КС был не единственным, кого не устроили простая логика и математика. От судьи Николая Бондаря последовал вопрос из программы юрфака «курса третьего-четвертого».

— Как вы считаете, соответствует ли принятое ЕСПЧ решение самому объему компетенции [этого суда], если иметь в виду казуальные и нормоконтрольные аспекты?

— Ну, это уже высшая математика, — со смехом отреагировал судья Юрий Данилов.

— Зря вы задали этот вопрос, — внезапно нахмурился Барщевский. — Я уверен: никто не может предписывать, какая Конституция должна быть у нашей страны.

— Зачетку! — раздался возглас из-за судейского стола.

Бывший осужденный Сергей Анчугов выразил свою позицию тоже просто: «В местах лишения свободы осужденный — как иностранец, хотя он не лишается гражданства». Анчугов говорил, что нужны радикальные изменения, которые позволят всем гражданам РФ принимать участие в выборах.

Владимир Гладков, также сидевший в зале, не выступал, его представлял адвокат Сергей Клещёв. Он заставил присутствующих на заседании краснеть в попытках сдержать смех. Он назвал заключенных «патриотами нашей родины», которые «носят майки патриотического содержания и поддерживают Путина!» А «оппозиция нашего строя — на Западе», продолжал Клещёв, и если ЕСПЧ вынесет решения по делу «ЮКОСа» и по другим делам, то «международные приставы будут продаваться, а Российская Федерация будет вынуждена воевать со всем миром».

Тут Зорькин попросил выступавшего остановиться. «Мы не под диктовку Венецианской комиссии пригласили вас, — сказал он — Они могут смотреть наш процесс, могут убедиться, что вам была предоставлена возможность представить свою позицию». Тут Зорькин имел в виду заключение комиссии по поправкам в закон о российском КС, где среди прочего указывалось на важность соблюдения принципа, гарантирующего право на участие в заседании суда лиц, дело которых, разрешенное ЕСПЧ, теперь пересматривается в России.

Но продолжение «политических пассажей» невозможно, заключил председатель суда. И Клещёв лишь добавил, что «кроме как изменением Конституции, нельзя решить поставленный ЕСПЧ вопрос».

А вот член Президиума Совета при президенте по правам человека Илья Шаблинский считает, что такая возможность есть. Он заявил, что России стоит попытаться выполнить свои международные обязательства и прислушаться к ЕСПЧ, который прямо указал на возможность решения вопроса не изменением Конституции, а ее истолкованием.

Остальные выступавшие были категорически против каких бы то ни было компромиссов. Полпред Совета Федерации Алексей Александров отдельно упомянул, что речь идет об отношениях власти и преступности. Михаил Кротов, полпред президента в КС, обратил внимание суда на то, что особенности режима в местах лишения свободы практически не позволят обеспечить проведение там голосований. А когда очередь дошла до представителя Госдумы Дмитрия Вяткина, до тех пор скучавшего и складывавшего самолетики из бумаги, он высказался так: «Изменение текста Конституции невозможно, это было бы губительно для правовой и политической системы. Мы обязаны обеспечивать максимальную стабильность конституционного текста».

Судья Гадис Гаджиев поинтересовался у Вяткина, искала ли Госдума какой-либо способ решения проблем, связанных, с одной стороны, с необходимостью исполнения международных обязательств России, с другой — с обеспечением суверенитета. «Вы считаете, что если есть постановление КС, то и делать больше ничего не нужно?» — продолжил судья. Не исключено, что он имел в виду замеченное экспертами несовершенство поправок в закон о КС, которые палата приняла, исполняя постановление №21-П. Ответ Вяткина был прост. «У Госдумы несколько иная функция. Исполнительный орган по таким вопросам — Минюст», — сказал он. Возможно, и не поняв вопроса. А конституционные судьи отправились совещаться.
Конституционный суд, ЕСПЧ, права человека, Россия и ЕСПЧ

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»