Александр Воронов

Кодекс административного судопроизводства: проблемы применения

14 Сен 09.52 2754

Александр Воронов

профессор кафедры гражданского процесса МГУ, д.ю.н.

О реальных проблемах применения КАС РФ в судах общей юрисдикции, по сравнению с теоретическими изысканиями по поводу административного судопроизводства, написано немного[1]. Несколько материалов было, например, в Legal.Report [2]. Между тем существуют, по крайней мере, две проблемы, требующие серьезного анализа.

Неожиданные различия

Начнем с первой проблемы. Когда два языка близки, учить второй в некотором смысле сложнее, чем язык, совсем не похожий на тот, которым владеешь. В предыдущей статье «Кодекс административного судопроизводства год спустя»[3] уже отмечалось, что КАС РФ является несколько измененным вариантом действующего ГПК РФ, а точнее, набором процессуальных норм, взятых в основном из ГПК РФ и АПК РФ, с определенным процентом оригинальных положений. И в этой похожести трех кодексов и заключается проблема. Судьям (общей юрисдикции) и практикующим юристам на первых порах трудно акцентировать внимание на порой неожиданных различиях между двумя/тремя процессуальными кодексами. Некоторые различия обнаруживаются спустя определенное время применения кодекса, поскольку они не только не соответствуют нормам АПК и ГПК, но и никоим образом не обусловлены особенностями защищаемых субъективных материальных прав.

Например, в КАС РФ по неведомой причине «утрачен» перерыв судебного разбирательства (заседания) как понятие и процессуальное действие. Поначалу судьи, не обнаружив статьи о перерыве, даже сомневались в том, можно ли вообще объявлять перерыв в заседании. Что авторы КАС РФ имели в виду, убирая данный институт: то, что действительно перерывы объявлять нельзя, или что-то иное? Но некоторые административные дела слушаются достаточно долго. Перерыв бывает необходим для проветривания помещения, для отдыха, для обеда и так далее.

Неким сюрпризом явилось и то, что КАС РФ не содержит такого института, как продление процессуального срока судом: «Назначенные судом процессуальные сроки могут быть продлены судом» (ст. 111 ГПК РФ). Кому помешал этот институт - не совсем понятно. Восстановление пропущенного процессуального срока - это довольно сложная, продолжительная процедура (ст. 95 КАС). Что плохого в том, что судья своим определением без лишней волокиты продлит, к примеру, назначенный срок оставления иска без движения, - не ясно.

Примеры можно приводить еще долго, но смысл проблемы понятен. Решение ее - привыкание к отличиям между кодексами и их запоминание, либо унификация процедуры защиты субъективных прав, как частных, так и публичных.

КАС или ГПК

Вторая, намного более важная проблема, - определение критериев частноправовых и публично-правовых правоотношений, а соответственно, применения КАС либо ГПК (норм различных видов производств АПК) в том или ином случае.

Она очевидна и выходит на первый план, что отражается и в появлении таких актов, как письмо Верховного Суда РФ от 5 ноября 2015 г. N7-ВС-7105/15 «Категории дел, вызывающие вопросы по определению вида судопроизводства и рассматриваемые судами общей юрисдикции в исковом порядке». В письме утверждается, что таким критерием «является характер правоотношений, который предопределяется не только участием в них в качестве одного из субъектов таких органов (органов власти - А.В.), но и тем, что участники таких правоотношений не обладают равенством и один из них наделен властными полномочиями по отношению к другому».

Сложности в том, что:

- органы власти могут выступать в качестве стороны в гражданских правоотношениях (представляя Российскую Федерацию, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования). Когда какую роль играет орган власти, бывает достаточно сложно распознать;

- иногда властными полномочиями обладают не органы государственной или муниципальной власти, а иные органы и организации, наделенные соответствующими властными полномочиями, которые становятся стороной в публичных правоотношениях. Нормативная база и процедура такого наделения представляются несовершенными;

- иногда достаточно сложно определить, является ли государственный орган органом власти, а лицо - должностным. Не в смысле уголовного права и процесса, а в плане административного судопроизводства;

- наконец, главное: далеко не всегда очевидно, правоотношения в какой сфере следует считать в своей основе публичными, а в какой - частными.

Для примера возьмем ПФР. Никто не сомневается, что этот фонд наделен государственно-властными полномочиями и осуществляет государственные функции. Нормативные акты этого фонда оспариваются по правилам КАС РФ. Взыскание задолженности с физических лиц производится по правилам КАС РФ. Но оспаривание действий, бездействия и решений фонда и его отделений производится в основном по правилам искового производства ГПК. Почему? Видимо, считается, что правоотношения между фондом и пенсионерами (претендентами на пенсию) частные, а не публичные.

То же можно сказать и о других «государственных» фондах. Видимо, отказ в оказании медицинской помощи по ОМС или ненадлежащее ее оказание, а также действия и решения ФОМС, следует оспаривать по ГПК, а не КАС РФ, поскольку отсутствуют публичные правоотношения. В то же время помещение гражданина в медицинское психиатрическое или противотуберкулезное учреждение в недобровольном порядке производится по правилам КАС РФ. В этом же порядке рассматриваются дела о защите интересов несовершеннолетнего или лица, признанного в установленном порядке недееспособным, в случае отказа законного представителя от медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни. Видимо, законодатель усматривает здесь публичные правоотношения.

Кстати, долгие годы задолженности по налогам и налоговым платежам с физических лиц взыскивались, в соответствии с указаниями НК РФ и сложившейся практикой, путем предъявления гражданских исков (а не заявлений) или заявлений о выдаче судебных приказов по ГПК РФ. То есть эти правоотношения, по крайней мере с точки зрения процесса, считались частными. Теперь взыскания производятся по правилам КАС РФ. Правоотношения стали публичными?

До сих пор, несмотря ни на какие разъяснения, имеется достаточно противоречивая практика по делам об оспаривании отказа органов власти в заключении (продлении) договоров аренды государственного и муниципального имущества, по делам об отказе в приватизации указанного имущества.

Неясности остаются с оспариванием действий и решений таких органов, как Государственный банк России, Счетная палата России и некоторых других.

Если решения Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации и решения квалификационных коллегий судей субъектов Российской Федерации, Высшей экзаменационной комиссии по приему квалификационного экзамена на должность судьи могут быть оспорены судьями и бывшими судьями по правилам КАС, то решения соответствующих квалификационных коллегий адвокатов и нотариусов, видимо, должны оспариваться по правилам ГПК в исковом производстве.
Может ли кто-нибудь однозначно и ясно утверждать, каковы отношения между государственным или муниципальным служащим и вышестоящим органом (должностным лицом), который принял его на службу? Они частные или публичные? Интересно, что в России на сегодня из госслужащих (кроме судей) лишь военнослужащие вправе оспаривать действия и решения органов военного управления и воинских должностных лиц по правилам КАС РФ. Остальные, в том числе и служащие при погонах, оспаривают действия и решения своих начальников по правилам ГПК РФ. Ну, так сложилось.

Правоотношения, складывающиеся в сфере образования, во многих случаях судами квалифицируются как публичные. Так, имеются соответствующие разъяснения ВС РФ по оспариванию решений ВАК, есть практика по оспариванию решений органов образования субъектов РФ. Интересно, что складывается практика рассмотрения дел по оспариванию действий и решений руководителей образовательных учреждений по правилам КАС РФ, хотя формально, в соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 г. №2, они не являются должностными лицами.

Трудноразрешимая задача

Рассмотренные выше и подобные вопросы возникли, как представляется, потому, что в России (и не только) не выработаны ясные подходы к классификации правовых отношений на частные и публичные. Если это вообще решаемая задача. Одни правоотношения (например, связанные с демонстрациями и шествиями) практически везде считаются публичными, а другие, в том числе и гражданские процессуальные, в некоторых государствах считаются публичными, в некоторых - частными. В России их всегда считали публичными, соответственно дела о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок рассматриваются по правилам КАС РФ.

Дополнительной проблемой является необходимость во многих случаях рассмотрения в одном деле «комплексных» вопросов, в которых объединены (иногда неразрывно) публичные и частные правоотношения. КАС РФ на сегодняшний день не позволяет защищать частные субъективные права в порядке, установленном в кодексе.

В таких условиях для обеспечения прав на судебную защиту, видимо, требуется на какое-то время управление «в ручном режиме» с подробными регулярными (и желательно аргументированными) разъяснениями ВС РФ по категориям дел.

 
 
[1] См., например: Воронов А.Ф. Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации и рассмотрение административных и гражданских дел военными судами // «Право в Вооруженных Силах - Военно-правовое обозрение».- 2015.-№8.-С.34-42; Он же. Применение Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации в военных судах: особенности и проблемы. Продолжение // «Право в Вооруженных Силах - Военно-правовое обозрение». - 2016.- №4, с. 35-41.; Китаева А. В.
Некоторые проблемы применения Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации //
Инструменты современной научной деятельности. Сборник статей Международной научно-практической конференции. Ответственный редактор: Сукиасян А. А.- Уфа: Общество с ограниченной ответственностью "ОМЕГА САЙНС", 2016. - С. 129-132.; Ершов В. В. Теоретические и практические проблемы применения Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации // Российское правосудие.-2016.- №2 (118).- С. 5-12; Абушенко Д. Б. Замена ненадлежащего административного ответчика: дискуссионные вопросы // Закон.- 2016.- № 7.- С. 61-65.
[2] См., например: Вадимов В. Судьям разъяснили, как отправлять правосудие в психиатрическом стационаре // https://legal.report/article/10082016/sudyam-razyasnili-kak-otpravlyat-pravosudie-v-psihiatricheskom-stacionare; Он же. ​Апелляция поправила судью, требовавшего у истца диплом юриста // https://legal.report/article/21072016/apellyaciya-popravila-sudyu-trebovavshego-u-istca-diplom-yurista.
[3] Воронов А. Ф. Кодекс административного судопроизводства год спустя // https://legal.report/author-16/kodeks-administrativnogo-sudoproizvodstva-god-spustya
КАС, ГПК, АПК

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»