Без диплома — но в авторитете. Как перекраивали матрицу отбора в судейский корпус

Подробности16.07.2021
16.07.2021  2644
Legal.Report

Пожертвовать наличием высшего юридического образования ради имеющегося у кандидата в судьи доверия местных жителей, а также глубокого знания их обычаев и нравов — именно такой подход вовсю практиковался в России вплоть до 1917 года. Более того, в свое время законным образом надеть мантию запросто могли лица, находящиеся под следствием из-за коррупции. Legal.Report разбирался в весьма любопытных нюансах формирования судейского корпуса в имперские времена.

Медосмотр с пристрастием — основание для отставки

Начать по логике стоит с Петровской эпохи, когда статус судьи вообще был весьма неопределенным и фрагментарно закрепленным только в паре законодательных актов. Составители проекта Уложения Российского государства (1723–1726 гг.) сделали попытку уточнить квалифтребования к служителям Фемиды в главе «Каковы должны быть судьи». В профессию предлагалось допускать «богобоязненных, благоразумных и искусных» лиц. От судьи требовалось главным образом знание действующего свода законов А что касается, например, оснований для досрочного прекращения полномочий, то таковое случалось из-за невозможности исполнять обязанности по состоянию здоровья — и это непременно должно было подтверждаться пристрастным «дохтурским осмотром».

Исторические источники свидетельствуют: ближе к 1720-м годам спрос на судей кратно превысил предложение, и посему в дело брали кандидатов «далеко не первой физической свежести и сомнительной нравственной чистоты». Юстиц-коллегия тогда приросла откровенно дряхлыми старцами и даже гражданами, которые находились под следствием ввиду коррупционных преступлений.

Богом клялся? Судить может…

Судебная реформа Александра II значительно упорядочила пестрое «одеяло» принципов отбора судей, сделав саму профессию куда более престижной. Порядок определения к должности коронных судей — то есть общих судов по гражданским и уголовным делам — предполагал возраст кандидата более 25 лет, высшее юридическое образование и службу в судебном ведомстве не менее трех лет.

Члены окружных судов, в том числе судебные следователи, назначались самим императором по представлению министра юстиции. Кандидатуры изначально выбирались из лиц, удовлетворяющих всем требованиям, далее министр представлял их государю. Помимо соответствия трем вышеперечисленным условиям оценивались нравственные и деловые качества.

Для выяснения таковых проводилась обязательная многомесячная ведомственная переписка под грифом «конфиденциально», включавшая запросы на прежнее место службы. Анализ архивных материалов позволяет прийти к выводу о том, что последние отнюдь не носили формальный характер — давалась подробнейшая всесторонняя характеристика претендента. Кстати, нередкими были отказы выдать отзыв по причине «слишком недавнего служения».

Вступление в должность происходило после принятия присяги. До самой революции текст ее был таким: «Обещаюсь и клянусь всемогущим Богом перед Святым Его Евангелием и животворящим крестом Господним хранить верность Его императорскому Величеству Государю Императору, самодержцу Всероссийскому, исполнять свято законы империи, творить суд по чистой совести, без всякой в чью-либо пользу лицеприятия и поступать во всем соответственно званию мною принимаемому, памятуя, что я во всем этом должен буду дать ответ перед законом и перед Богом на Страшном суде Его. В удостоверении чего целую крест Спасителя моего».

Духовно порочным в мировых не место

Не меньший интерес представляет еще более подробный свод требований к мировому судье, прописанный в Учреждении судебных установлений (УСУ). Помимо того же возраста 25+ фиксировался имущественный (владение недвижимостью на немалую сумму) и служебно-образовательный ценз — любое высшее или среднее образование либо подтвержденные знания «по судебной части», либо стаж службы не менее трех лет на должностях, позволявших приобрести практические умения и навыки в сфере правосудия. Особо отмечалась необходимость знать местные обычаи, условия жизни и «здравый ум» кандидата.

Пресловутое УСУ перечисляло категории лиц, которым путь в мировые однозначно был заказан. В отличие от времен Петра I, попасть в судьи, например, не мог состоящий под следствием или судом и заключавшийся когда-либо в тюрьму. То же самое относилось к исключенным «из службы по суду» или «из духовного ведомства за пороки», к несостоятельным должникам, гражданам, состоящим под опекой «за расточительность», священно- и церковнослужителям.

Судить по понятиям: личное реноме как альтернатива юридическому образованию

Таким образом, мировой суд имел ярко выраженный полупрофессиональный характер. Стоит на сей счет привести официальную точку зрения Государственного совета: «…Мировой судья должен пользоваться особым доверием местных жителей, а доверие это он может заслужить не столько юридическим образованием, сколько знанием народных понятий, нравов, обычаев».

Исследователи объясняют это довольно прозаично: явным недостатком в тот период квалифицированных юристов. Так, согласно уточненным данным, с 1840 по 1863 год юридическое образование в России получили 3650 человек, а одних лишь мировых судей требовалось не менее 1320.

Имущественный ценз, как оказалось, многим соискателям тоже было «вытянуть» непросто. Известен казус, когда в целом уезде довольно населенной Воронежской губернии не смогли избрать ни одного мирового судьи из-за бедности кандидатов.

Само собой, российская традиция исключала возможность замещения судейской должности женщинами, что дает основание говорить и о цензе пола. В самом деле, у дам просто не было возможности получить высшее юридическое образование и приобрести опыт службы в госучреждениях: и первое и второе — в отличие от радикально изменившейся современной ситуации — были вотчины исключительно мужчин.

Комментарии

0