Члены ОПГ Махлая всеми силами оттягивают расплату

Новости14.11.2019
14.11.2019680

Фото: toaz.ru

Затягивание процесса в Самарском областном суде любыми способами — эту стратегию выбрали представители бывшего руководства завода «Тольяттиазот» при рассмотрении апелляционной жалобы на приговор Комсомольского райсуда. Таким образом, по мнению процессуальных оппонентов, они пытаются максимально отсрочить возмещение 87 млрд рублей, взысканных в пользу компании «ТоАЗ» и ее миноритарных акционеров. В данный момент все осужденные по этому делу скрываются от правосудия за рубежом.

Перед судом заочно предстали участники преступного сообщества, созданного Владимиром Махлаем, бывшим директором ТоАЗа, на базе химкомбината «Тольяттиазот». По данным СК РФ, участники этой ОПГ в период с 2005 по 2013 год совершили несколько тяжких преступлений в сфере экономической деятельности против государства, а также против собственности «Тольяттиазота» и других лиц.

Как уже рассказывал L.R, в начале июля Комсомольский районный суд Тольятти заочно признал Владимира Махлая, его сына Сергея, экс-гендиректора ТоАЗа Евгения Королева и их швейцарских сообщников Андреаса Циви и Беата Рупрехта виновными в похищении 85 млрд руб. у ТоАЗа и его акционеров путем мошенничества в особо крупном размере, совершенного группой лиц по предварительному сговору (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Кроме того, суд обязал подсудимых возместить 87 млрд рублей в пользу ТоАЗа и миноритарных акционеров компании.

Согласно обвинительному приговору, мошенники продавали возглавляемому Рупрехтом швейцарскому офшору Nitrochem Distribution AG, входящему в холдинг Ameropa AG Андреаса Циви, продукцию ТоАЗа по заниженной цене. Офшор, в свою очередь, реализовывал ее по рыночной цене, а разница распределялась между участниками преступной схемы. С этого Россия не получала никаких налогов.

Приговор Комсомольского райсуда был обжалован. Причем защита подсудимых выбрала, пожалуй, единственный возможный вариант действий в сложившейся ситуации — затягивание процесса. Именно этим она, кстати, занималась и в суде первой инстанции. Там постоянно заявлялись различные ходатайства и жалобы, представлялись справки о болезнях адвокатов и т. д. Из наиболее экзотичных заявлений можно вспомнить просьбу перевести несколько сотен томов уголовного дела на иностранные языки.

В Самарском областном суде при рассмотрении апелляционной жалобы тактика не изменилась. Число ходатайств об отложении дела исчисляется десятками. Например, адвокаты потребовали опросить 18 свидетелей (которые, по мнению другой стороны, не имеют отношения к текущему делу) и назначить повторную экспертизу.

Параллельно защитники Махлаев и гражданских ответчиков, как сообщают местные СМИ, вновь становятся «жертвами вирусов и обстоятельств». Вот, например, «зарисовка» с типичного заседания. Адвокат Анисимов, представляющий интересы Беата Рупрехта, на больничном. Защитник Махлая адвокат Гофштейн отправился на заседание по другому уголовному делу. Представитель Королева, адвокат Московский, пропал по неизвестным причинам и не выходит на связь. И так далее. Обычно после того, как выздоравливает один из защитников, заболевает или исчезает другой. Или у кого-то появляется новый защитник, который запрашивает значительное время для ознакомления со всеми 500 томами.

«Под любым предлогом адвокаты не являются на заседания. Такое уже было в суде первой инстанции. Это подтверждает, что у защиты нет никакой позиции. Все строится на процессуальных уловках, чтобы затянуть судебное разбирательство», — прокомментировал ситуацию Андрей Ермизин, представитель АО «ОХК «УралХим».

Дело дошло до того, что суд апелляционной инстанции из-за систематического отсутствия в заседаниях защитников по соглашению привлек шестерых адвокатов по ст. 51 УПК РФ. То есть за государственный счет. Ранее, чтобы избежать затягивания процесса из-за неявки адвокатов, так же поступил суд первой инстанции.

На данный момент завершена стадия рассмотрения документов по ходатайству сторон. Удастся ли суду перейти на следующей неделе к прениям, пока неизвестно. Всего судебный процесс по уголовному делу по хищениям на ТоАЗе длится уже около двух лет.