$ 63.58

€ 70.39

Мосгорсуд разберется с арестом «кошелька» ОПГ, управлявшей ТОАЗом

Новости15.08.2019
15.08.2019678

Фото: Moscow Live

19 августа Мосгорсуд рассмотрит апелляцию на продление до 1 ноября 2019 года ареста председателя правления «Тольяттихимбанка» Александра Попова. Ранее Мосгорсуд уже признал законным решение Басманного районного суда об аресте Попова сроком на два месяца и тем самым отклонил жалобу его адвокатов.

Александр Попов был задержан в аэропорту Внуково 31 мая, когда намеревался вылететь в Грузию. Вместе с другими фигурантами он обвиняется в организации и участии в преступном сообществе (ч. 3 ст. 210 УК РФ), мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159) и неуплате налогов в особо крупном размере (ч. 2 ст. 199 УК РФ). Это уголовное дело было возбуждено Следственным комитетом РФ 16 мая 2019 года.

По версии следствия, преступное сообщество было создано Владимиром Махлаем, бывшим директором ТОАЗа, на базе химкомбината «Тольяттиазот». По данным СК РФ, участники преступного сообщества, действуя в форме структурированной организованной группы, в период с 2005 по 2013 год совершили несколько тяжких преступлений в сфере экономической деятельности против государства, против собственности «Тольяттиазота» и других лиц.

В начале июля Комсомольский районный суд Тольятти заочно признал Владимира Махлая, его сына Сергея, экс-гендиректора ТОАЗа Евгения Королева и их швейцарских сообщников Андреаса Циви и Беата Рупрехта виновными в похищении 85 млрд руб. у ТОАЗа и его акционеров путем мошенничества в особо крупном размере, совершенном группой лиц по предварительному сговору (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Согласно обвинительному приговору, мошенники продавали возглавляемому Рупрехтом швейцарскому офшору Nitrochem Distribution AG, входящему в холдинг Ameropa AG Андреаса Циви, продукцию ТОАЗа по заниженной цене. Офшор, в свою очередь, реализовывал ее по рыночной цене, а разница распределялась между участниками преступной схемы, с нее российское государство не получало никаких налогов. В данный момент все осужденные скрываются от правосудия за рубежом.

Александру Попову, как полагает следствие, в совершении этих преступлений принадлежала ключевая роль. Под прикрытием банка он организовал и руководил центром управления международной сетью офшоров, который одновременно помогал группировке совершать хищения, легализовывать средства, полученные преступным путем, уходить от налогов. Похищенные у ТОАЗа деньги размещались участниками ОПГ в «Тольяттихимбанке», на них приобретались векселя банка с начислением процентов, за счет чего создавалась иллюзия легальности происхождения средств. В дальнейшем собственные средства предприятия выдавались ТОАЗу как кредиты под высокие процентные ставки.

Часть денежных средств после процедур отмывания и обналичивания направлялась, в том числе, на коррупционные цели. Именно это позволило группировке так долго держаться на плаву и уходить от правосудия. В современной России не так много примеров захваченных преступными группировками заводов — благодаря успешной работе правоохранительных и следственных органов это явление осталось в 1990-х.

Попов также обеспечивал проведение операций по выводу из ТОАЗа наиболее ликвидных активов. Согласно материалам расследования, Попов через возглавляемый им «Тольяттихимбанк» обеспечил финансовую сторону незаконных сделок по выводу из состава «Тольяттиазота» ценных производственных активов. Так, в 2010 году из предприятия был выведен агрегат по производству аммиака № 7. При этом за актив рыночной стоимостью 2,4 млрд руб. ТОАЗ получил всего 92,4 млн руб. А чтобы подобная сделка не вызвала подозрений, она была осуществлена несколькими договорами как продажа набора оборудования. Тогда же у ТОАЗа был похищен комплекс по производству метанола вместе с земельным участком, на котором он расположен. Сделка была осуществлена с существенным занижением стоимости актива — при рыночной стоимости в 13,5 млрд руб. предприятие получило за него лишь 132 млн руб.

Все эти активы были выведены на ООО «Томет», акционерами которого были иностранные офшоры, подконтрольные обвиняемым.

В итоге Попов и другие участники ОПС получили возможность владеть и распоряжаться, как своими собственными, принадлежащими ОАО «Тольяттиазот» объектами недвижимости и оборудованием, которые были похищены у предприятия.

В 2008 году Попов, как считают следователи, участвовал в финансовых операциях, позволивших членам ОПС недоплатить налоги на прибыль на общую сумму 320 млн руб., обманув тем самым государство. Суть махинаций заключалась в том, что два подконтрольных обвиняемым ООО продали их же сообщникам принадлежащие фирмам акции ТОАЗа по заниженной в сотни раз цене.

Ходатайствуя в Басманном суде об аресте Попова, представитель СКР отметил, что тот «приобрел паспорт Доминиканской Республики, обладает значительными финансовыми средствами, пользуется финансовой поддержкой разыскиваемых членов преступного сообщества и намеревался скрыться от органов следствия».

Адвокаты Попова, вероятно, надеются, что правосудие должно рассматривать его как бизнесмена, совершившего экономические преступления, которому не место в СИЗО и который в принципе может отделаться штрафом. Однако по мнению экспертов, близких к делу, рассчитывать на это не стоит. Попов — не просто банкир, напутавший что-то с отчетностью, а член ОПГ с устойчивой структурой и четким распределением ролей, действовавшей на протяжении многих лет. На счету ОПС, в которую входит Попов, полный «джентльменский» набор — систематические хищения, отмывание денег, коррупция и неуплата налогов. Так что считать его оступившимся бизнесменом нет никаких оснований.

Кроме того, в реализацию преступных схем Александр Попов вовлек множество компаний и физических лиц — главным образом, своих подчиненных, зависимых от него в силу служебных отношений. По мнению юристов, если Попов будет освобожден из-под стражи, он сможет оказать давление на свидетелей.

Тем не менее кое-какие выводы из своего положения Попов сделал и уже начал давать признательные показания, описывая преступные схемы, в реализации которых он принимал участие. В частности, Попов сообщил, что в преступную деятельность его вовлек не кто иной, как единоличный собственник «Тольяттихимбанка», гражданин США Сергей Махлай. Как сообщил ЦБ, 9 августа регулятором завершена проверка «Тольяттихимбанка» и, по отзывам СМИ, результаты ее оказались «неутешительными». Поэтому не исключено, что к внушительному списку обвинений против Попова и его подельников в скором времени добавятся новые эпизоды.