$ 64.22

€ 70.94

Дело Елисеева: о чем не спросили ключевого свидетеля

Новости21.03.2019
21.03.20192041

В Мособлсуде завершились прения сторон по уголовному делу об убийстве, сопряженном с похищением, в котором обвиняются Елисеев, Ястребов, Тишинев и другие лица. Процесс проходит с участием присяжных, которые на следующей неделе приступят к обсуждению вердикта.

До начала прений сторона защиты заявила повторный отвод председательствующей судье Наталье Валиковой. По мнению адвокатов, судья на протяжении всего разбирательства отличалась предвзятостью, действуя в интересах прокурора и «работая на обвинительный приговор». В феврале Валикова уже отказывала защитникам в удовлетворении заявления об отводе, однако, по их мнению, продолжила нарушать право подсудимых на защиту. В удовлетворении отвода было отказано и на этот раз.

Сами прения прошли в нервозной обстановке. Судья многократно прерывала речи адвокатов эмоциональными замечаниями и объявляла перерывы, в том числе для вызова скорой помощи одному из подсудимых. Обстановка накалилась до предела на стадии реплик, когда представитель гособвинения упрекнула защиту в передергивании фактов и оскорблениях. Один из адвокатов в ответ сравнил речь прокурора «с отчаянным криком раненой птицы».

По существу вопроса гособвинителю пришлось признать, что прямых доказательств виновности подсудимых у стороны обвинения нет. По версии, озвученной прокурором, предприниматель Алексей Елисеев заказал за 5 млн руб. убийство своего партнера по арендному бизнесу — московского юриста Михаила Смирнова. Причиной конфликта стали три доходных дома в подмосковном Подольске рыночной стоимостью 34,5 млн руб. По документам жильем владел Смирнов, но реальным собственником объектов считал себя Елисеев. Исполнителями преступления значатся Дмитрий Ястребов, Эдуард Кондрашев и Петр Дерявко. Эту троицу подыскал знакомый Елисеева — гражданский юрист Валентин Тишинев. Свои посреднические услуги он оценил в 2 млн руб.

Следствие полагает, что 19 марта 2016 года Смирнова заманили на встречу под надуманным предлогом в спорную квартиру в Подольске, избили, накачали водкой со снотворным и заставили подписать пакет документов по отчуждению собственности. После этого жертву вывезли в Раменский район Подмосковья, где задушили, а труп утопили в Москве-реке, предварительно привязав к нему мешок с цементом.

Защита настаивает на том, что Смирнов не являлся партнером Елисеева, а работал у него длительное время юристом по недвижимости. По общей договоренности он стал номинальным владельцем доходных домов, купленных на средства Елисеева. В начале 2015 года по неизвестным причинам Смирнов перестал переводить деньги от аренды на подотчетные Елисееву счета и уволился. Елисеев решил вернуть свою собственность. но не имея возможности действовать в правовом поле, обратился за неформальной помощью к Тишиневу. Тот, в свою очередь, подключил своего знакомого Ястребова, имевшего солидный опыт по улаживанию проблем с физлицами-должниками. Деньги в сумме 5 млн руб. предназначались за возврат принадлежащих настоящему собственнику объектов по итогам переговоров, а не за устранение Смирнова.

Кроме того, сторона защиты считает, что убийство Смирнова произошло именно в спорной квартире, а не на берегу Москвы-реки. При этом смерть юриста наступила не в результате спланированных действий, а из-за эксцесса исполнителя. Смирнов заявился на встречу с травматическим пистолетом «Оса» и воспользовался им, как только почувствовал опасность. От выстрела пострадал Кондрашев, получивший ранение в область груди. После этого в ходе потасовки Дерявко задушил юриста. Осознав содеянное, сообщники решили избавиться от трупа.

— Установлено, что смерть Смирнова наступила не в результате каких-то спланированных действий, а в результате цепи случайностей, самая главная из которых связана с тем, что потерпевший и Дерявко остались наедине друг с другом и боролись между собой. Она и привела к фатальному и трагическому исходу, — пояснил адвокат Гривцов.

— Обстановка в квартире, безусловно, накалилась до предела. Вне всяких сомнений, страх за свою жизнь испытали все присутствующие в данной квартире. Переговоры, которые были нужны Елисееву, превратились в бойню, — вторил коллеге адвокат Андрей Орлов.

Адвокаты настаивали, что смерть Смирнова была невыгодна Елисееву, потому что в таком случае предприниматель окончательно утратил бы возможность вернуть свое имущество. В качестве доказательств они привели исследованные в суде факты о том, что спорная недвижимость находилась под обременением в виде ипотеки, и кроме того, на отчуждение объектов требовалось согласие супруги погибшего.

Сторона защиты обратила внимание присяжных, что обвинение так и не представило доказательств того, что Смирнов перед смертью подписал некий «пакет документов». Не были представлены и доказательства существования подобных документов, хотя в так называемом преступном плане Елисеева, озвученном в суде стороной обвинения, фигурировали некие договоры об отчуждении спорных объектов в его пользу.

Адвокаты раскритиковали и сам якобы тщательно разработанный план заказного убийства, настаивая, что это преступление изначально не обсуждалось и не планировалось. Защита указала на подтвержденные и не оспариваемые стороной обвинения факты: так называемые киллеры не применяли приемы конспирации и не брали с собой на встречу оружие. Более того, все фигуранты в ходе вменяемой им подготовки к убийству и непосредственно во время совершения преступления пользовались сим-картами, оформленными на их паспортные данные. Именно на основании «прозрачного» биллинга, отметили адвокаты, следствие оперативно сделало вывод о существовании преступной группы по устранению Смирнова еще даже до того, как был случайно обнаружен его труп.

— У нас получается, что заказчик убийства полгода по своему единственному личному телефону разговаривал и переписывался со своим соучастником [Тишиневым] и вел переговоры об организации встречи с жертвой, — удивлялся адвокат Орлов. — Я в жизни в это не поверю! Это ахинея!

— Елисеев был знаком только с Тишиневым, ни с кем в преступную группу не объединялся, убийство Смирнова не планировал, никакие документы подписывать не поручал, — обозначил общую позицию защиты адвокат Андрей Гривцов.

После того как присяжные выслушали последние слова подсудимых, защита заявила ходатайство о возобновлении судебного следствия в связи с открывшимися новыми обстоятельствами, имеющими существенное значение для уголовного дела. Как следовало из ходатайства, одна из ключевых свидетелей обвинения, давшая показания на предварительном следствии и в суде против предполагаемого заказчика убийства, в начале марта сама была привлечена в качестве обвиняемой по уголовному делу о мошенничестве на сумму свыше 70 млн руб. Потерпевшим по этому делу признан Елисеев. По мнению защиты, данное обстоятельство может свидетельствовать о наличии у ключевого свидетеля весомого мотива для оговора подсудимого в ходе допроса в присутствии присяжных, который состоялся в ноябре прошлого года. Адвокаты настаивали, что информацию о факте привлечении свидетеля к уголовной ответственности необходимо донести до присяжных. Председательствующая поддержала сторону гособвинения и отказала в удовлетворении ходатайства.

Судья обратится с напутственным словом к присяжным 26 марта, после чего коллегия удалится в совещательную комнату для вынесения вердикта.

    Vlada Abramova

    25 июня 2019 at 11:23

    Обвиняемый Алексей Владимирович Елисеев 1971 г.р.?
    https://www.facebook.com/VladaSurgay