$ 66

€ 73.22

Присяжные Мособлсуда вынесли вердикт по делу Елисеева

Новости28.03.2019
28.03.20192269

Московский областной суд. Фото: Moscow Live

В Мособлсуде коллегия присяжных вынесла вердикт по уголовному делу об убийстве, сопряженном с похищением, в котором обвиняются Елисеев, Тишинев, Ястребов и другие лица (подробнее о позициях обвинения и защиты читайте здесь и здесь).

Перед удалением присяжных председательствующий судья Наталья Валикова огласила вопросный лист. Днем ранее адвокаты предложили председательствующему многочисленные правки по содержанию вопросов присяжным, однако судья оставила их без внимания. В связи с этим защита Елисеева была намерена заявить ходатайство процессуального характера, а также отвод председательствующему и попросила судью удалить присяжных. Тем не менее судья запретила адвокату заявлять ходатайства, мотивировав это тем, что «суд перешел к стадии вынесения вердикта». Возражения защиты о том, что до удаления присяжных в совещательную комнату стороны не могут быть ограничены в своем праве заявлять какие-либо ходатайства, не возымели эффекта.

Напутственное слово судьи, длившееся около полутора часов, получило одобрение прокурора, но вызвало шквал критики со стороны защиты. Валикову обвинили в нарушении принципа объективности и беспристрастности.

По мнению защиты, судья самовольно изменила содержание обвинения, представив его в искаженном и сокращенном виде. Адвокатов возмутило, что по непонятным причинам председательствующий не огласил их позицию о заведомой абсурдности преступного плана заказного убийства. И в отличие от «мимолетно изложенных» показаний свидетелей защиты и подсудимых привел «практически дословно» показания свидетелей обвинения.

– Вы, ваша честь, не хотели указывать те обстоятельства, которые присяжные могут признать недоказанными, – выразил общее мнение коллег адвокат Андрей Орлов.

Недовольство защиты вызвали формулировки вопросов для присяжных: по некоторым деяниям они были объединены между собой, хотя по УПК ответы должны даваться отдельно по каждому деянию.

– Из предложенных председательствующим формулировок вопросного листа следует, что председательствующий судья Валикова решила поддержать незаконные действия прокурора и поставила перед присяжными вопросы, содержание которых вступает в существенное противоречие с предъявленным подсудимым обвинением, – указал адвокат Андрей Орлов.

Кроме того, в итоговом листе не оказалось поставленного защитой вопроса, который учитывал признательные показания одного из подсудимых – Петра Дерявко.

Так, Дерявко заявил, что в одиночку непреднамеренно убил Михаила Смирнова в квартире в Подольске. Обвинение настаивало, что Смирнов был сначала похищен, а затем вывезен в Раменский район Подмосковья и умышленно убит по заказу Алексея Елисеева. Место, где был убит Смирнов, являлось, по выражению одного из защитников, «краеугольным камнем» в позициях сторон.

В вопросе, сформулированном защитой, учитывалось, что Дерявко действовал единолично, без согласования с остальными обвиняемыми, превышая пределы необходимой самообороны, задушил стрелявшего в него потерпевшего и позднее переместил его труп из квартиры в городе Подольске на берег реки в Раменском районе и утопил.

Однако, по мнению адвокатов, председательствующий судья сделала все, чтобы избавить присяжных от необходимости рассматривать версию защиты. Она не только отклонила «неудобный» вопрос, нарушив п. 2 ст. 338 УПК РФ, но и в напутственном слове дала понять присяжным: если они не согласятся с тем, что убийство произошло именно на берегу реки, то суд оправдает и освободит всех подсудимых, включая Дерявко.

В ходе возражений сторона защиты также обратила внимание, что судья не полностью разъяснила присяжным нормы закона, регламентирующие уголовную ответственность за инкриминируемые деяния. Кроме того, адвокаты припомнили судье, что в своей речи она выступила на стороне прокурора.

– Вы дословно сказали следующее: «Вспомните, у нас было совершено похищение, у нас Смирнову был причинен вред здоровью», – привел цитату адвокат Андрей Гривцов. – Таким образом, вы фактически признали доказанным факт совершения инкриминируемых деяний, что абсолютно недопустимо!

Все заявленные стороной защиты мотивированные возражения судьей были отметены.

– Я не принимаю ни одно из этих возражений, высказанных со стороны защиты! – эмоционально заявила Валикова, обращаясь к присяжным. – Честно говоря, не понимаю, о каком изменении обвинения говорит сторона защиты. Да, мной оно сокращено, но выделены основные фактические обстоятельства, которые относятся к вашей компетенции и звучат в вашем вопросном листе.

Судья заметила, что по закону председательствующий в напутственном слове кратко излагает исследованные доказательства, поскольку их полное приведение отдается на откуп сторон в судебных прениях.

– Если бы я дословно приводила каждое доказательство, которое мы с вами ранее исследовали, мне бы, наверное, на самом деле нескольких суток не хватило, – оправдывалась судья.

Коллегии потребовалось пять часов, чтобы вынести вердикт. По большинству из 37 поставленных вопросов присяжные не смогли прийти к единому мнению. Соотношением голосов 5 к 3 они признали всех пятерых подсудимых виновными в самом тяжком из предъявленных обвинений – в умышленном убийстве. По эпизодам, связанным с хищением оружия, были оправданы подсудимые Ястребов и Дерявко, а по хищению денежных средств – Ястребов и Кондрашев.

По мнению защитников, действия судьи могли оказать влияние на принятие решения присяжными, но это уже предмет апелляционного слушания. Подводя итоги процесса, адвокаты указывают, что судья сделала все возможное, чтобы ограничить сторону защиты в представлении своих доказательств. Из 25 заявленных свидетелей защиты Елисеева судья допустила только пятерых. Председательствующий судья Валикова отказала защите Елисеева в исследовании при присяжных более 30 документов, имеющихся в материалах дела, а также отказала в приобщении 7 письменных доказательств в подтверждение невиновности подсудимого. Мотив для отказа был всегда один: «Это не относится к делу». Адвокаты сетуют, что в результате подобных немотивированных и незаконных решений судьи присяжные так и остались в неведении, что позиция защиты основана на серьезной доказательственной базе. «Однако даже при таких ограничениях права на защиту подсудимым не хватило всего лишь одного голоса для оправдания. Какой результат мы бы получили, если бы судья не чинила нам препятствий? Ответ на этот вопрос мы сможем получить, если дело в итоге вернут на новое рассмотрение, но уже с другим судьей».

Обсуждение сторонами последствий вердикта назначено на 10 апреля.