Генерал СКР быстро отсидел

Новости24.05.2019
24.05.20192277

Денис Никандров. Фото: Антон Кардашов/АГН Москва

Ходатайство об условно-досрочном освобождении бывшего замначальника ГСУ СКР по Москве 40-летнего Дениса Никандрова удовлетворил 24 мая Тагилстроевский райсуд Свердловской области. Такое решение судья Татьяна Шалагинова приняла, рассмотрев прошение бывшего генерал-майора юстиции, поданное еще 11 апреля.

Никандров был приговорен Мосгорсудом к 5,5 года колонии строгого режима всего лишь в августе 2018 года. До этого он с середины 2016 года находился в СИЗО ФСБ «Лефортово». Пребывание в изоляторе было ему зачтено в срок заключения. По данным ТАСС, не отбытый Никандровым срок составил 1,5 года и 11 дней.

Никандров был признан виновным по ч. 6 ст. 290 УК РФ (получение взятки в особо крупном размере). Ему вменяли получение вместе с бывшими начальником главка СКР Михаилом Максименко, его заместителем Александром Ламоновым и руководителем московского ГСУ Александром Дрымановым $1 млн от криминалитета. Эти деньги были заплачены за освобождение из-под ареста одного из участников перестрелки возле ресторана Elements на Рочдельской улице в конце 2015 года. В мае 2016 года Никандров занял должность первого заместителя руководителя ГСУ СКР по Москве, а уже в июле был задержан. Процесс проходил в закрытом режиме. Никандров полностью признал вину, и дело рассматривалось в особом порядке, без проведения судебного следствия.

В январе 2018 года Никандров дал показания на процессе по делу Максименко. В частности, он заявил, что имел разговор коррупционной направленности, связанный с уголовным делом по Рочдельской. Такое предложение, по словам генерала, поступило от «лица, занимающего серьезное должностное положение в правоохранительной системе РФ». «Он сказал, что ему предложили некую сумму денежных средств за решение вопроса о передаче уголовного дела в СУ СКР по ЦАО Москвы и за дальнейшую переквалификацию действий [Андрея] Кочуйкова и [Эдуарда] Романова со ст. 213 УК (хулиганство) на ст. 330 УК (самоуправство)», – заявил Никандров, отметив, что «лицо» согласилось. Фамилию «лица» он на процессе над Максименко так и не назвал, стойко молчали и прокуроры.