$ 66.43

€ 75.39

"Он второй или третий человек по значимости в системе СКР"

Новости25.01.2018
25.01.20182530
В Мосгорсуде на процессе по делу "серого кардинала" СКР Михаила Максименко 25 января в качестве свидетеля обвинения был допрошен бывший первый замруководителя ГСУ СКР по Москве генерал-майор юстиции Денис Никандров.

В самом начале заседания Максименко сделал заявление о непрекращающемся психологическом давлении "с требованиями оговорить себя и свое руководство". По словам подсудимого, на него постоянно давят сотрудники СИЗО, а по дороге в Мосгорсуд конвойный в автозаке угрожал "в том числе физической расправой". Максименко сообщил, что пишет жалобы, но они безрезультатны. Судья Олег Музыченко, задав пару уточняющих вопросов, распорядился отразить заявление в протоколе.

После этого сотрудники ФСБ завели в зал и поместили в "аквариум" 38-летнего генерала Никандрова – молодого человека в очках, по виду больше похожего на прилежного студента физтеха. Он тут же попросил судью провести допрос в закрытом от прессы режиме на том основании, что является фигурантом по другому уголовному делу и показаниями может нарушить тайну следствия. Прокурор Борис Локтионов неожиданно согласился с мнением свидетеля, назвав его "законным и обоснованным". Адвокаты подсудимого выступили резко против, и судья поддержал их позицию.

Никандров выступал больше часа и еще минут 40 отвечал на вопросы участников процесса. Говорил генерал быстро, без запинок, тоном школьника, хорошо выучившего урок и отлично ориентирующегося в материале. Он очень долго и подробно рассказывал о процессуальных интригах вокруг уголовного дела о перестрелке возле ресторана Elements на Рочдельской улице, особо отметив, что сам лично не принимал участия в процессуальных действиях по переквалификации.

Никандров подтвердил, что несколько раз встречался с Максименко и обсуждал дело о перестрелке, которое он курировал в московском главке. "Главный безопасник" (так Максименко называли в СКР) предупредил, что к расследованию проявляют "нездоровый интерес" сотрудники ФСБ, и просил объективно установить все обстоятельства. Впрочем, по словам свидетеля,  Максименко денег ему за переквалификацию не предлагал и указаний таких не давал. Ничего генерал, как оказалось, не слышал и о бизнесмене-рестораторе Олеге Шейхаметове, который, по версии обвинения, передал $500 000 на выкуп школьного приятеля Кочуйкова (Итальянца).

Вместе с тем бывший замглавы столичного ГСУ СКР заявил, у него все-таки был разговор коррупционной направленности, связанный с уголовным делом по Рочдельской. Генерал не стал называть фамилию, отметив лишь, что предложение поступило от "лица, занимающего серьезное должностное положение в правоохранительной системе РФ".

– Он сказал, что ему предложили некую сумму денежных средств за решение вопроса о передаче уголовного дела в СУ СКР по ЦАО Москвы и за дальнейшую переквалификацию действий [Андрея] Кочуйкова и [Эдуарда] Романова со ст. 213 УК (хулиганство) на ст. 330 УК (самоуправство), – заявил Никандров, отметив, что "лицо" согласилось.

Второй раз, по словам Никандрова, он встречался с "лицом" по вопросу переквалификации во второй половине июня 2016 года, после того как фигуранты Кочуйков и Романов после переквалификации совершили неудачную попытку выйти на свободу из СИЗО "Матросская тишина". Генерал привел занимательные детали разговора: к примеру, "лицо" назвало мошенником экс-главу УСБ СКР Александра Ламонова, когда узнало, что тот получил $500 000 за переквалификацию по чоповцам, не приложив к этому никаких усилий (сам Ламонов в своих показаниях действительно утверждал, что деньги были "за воздух").

Фамилию "лица" Никандров так и не назвал, стойко молчали и прокуроры, и адвокаты. Последние, задавая уточняющие вопросы, проговорились, что речь шла о еще одной взятке за переквалификацию – уже в $400 000. И судя по всему, ее предлагал "лицу" предприниматель Дмитрий Смычковский (объявлен в международный розыск осенью 2017 года). О том, что некий "решальщик" Дима весной 2016 года занимался делом Итальянца, в своих показаниях упоминал и Ламонов.

Никандров подтвердил, что слышал от Максименко о заинтересованности Смычковского в переквалификации действий сотрудников ЧОПа – Кочуйкова и Романова. Также он заявил на суде, что часто видел Смычковского в кабинете своего шефа – руководителя ГСУ СКР по Москве Александра Дрыманова.

Со слов свидетеля выходило, что предприниматель Дима в принципе был своим человеком в СКР: с Дрымановым – дружил, с одним из его замов Синяговским – когда-то учился, а с Максименко – служил.

Никандров утверждал на допросе: именно Максименко и Дрыманов настояли на том, чтобы он "сбросил" курируемое им уголовное дело чоповцев в СУ СКР по ЦАО Москвы, которое возглавлял на тот момент Алексей Крамаренко.

– Крамаренко накупил много недвижимости, и у него не хватало денег оплачивать налоги. Он стал одолевать Смычковского просьбами подыскать ему денежную тему, – рассказал суду Никандров, отметив, что следователь и предприниматель давно знали друг друга. 

При этом сам Никандров не стал скрывать своих дружеских отношений с Максименко. С его слов, они часто общались в нерабочее время, ходили в гости друг к другу. "Он благожелательный, позитивный", – охарактеризовал подсудимого Никандров по просьбе представителей защиты.

– Вы в служебной зависимости от Максименко находились? – поинтересовался у свидетеля представитель гособвинения.

– Все находились! Он второй или третий человек по значимости в системе СКР, – ответил генерал. И добавил, что половина действующих руководителей СКР, включая его и Дрыманова, были назначены при поддержке Максименко.

– Денис Владимирович, а сколько подписей стоит под приказом о назначении на должность в СКР? – нервно отреагировал Максименко на реплику о своем всемогуществе. Получив ответ "15–20", подсудимый удовлетворенно кивнул.

По окончании допроса Никандрова быстро увели из зала сотрудники ФСБ. Судья Музыченко объявил, что следующее заседание назначено на 26 января.