Глава дисциплинарной коллегии ВС рассказал о судейской дружбе, лайках и фото в соцсетях

Мнения02.11.2020
02.11.202013423

Сергей Рудаков. Фото: vsrf.ru

Заместитель председателя Верховного суда РФ — председатель дисциплинарной коллегии Сергей Рудаков на научно-практической конференции «Судебная власть в современном обществе» очертил этические границы поведения судей в социальных сетях. L.R публикует текст доклада практически без купюр.

Глобальная сеть для судейского сообщества

В наш век интернета и социальных сетей совершенно невозможно остаться безучастным ко всему тому, что происходит вокруг, ни с кем не общаться в сети, даже если пользователем является судья. В наше время судьи все чаще регистрируются в наиболее распространенных сетях, таких как «Одноклассники», «ВКонтакте», FaceBook, где выражают свое мнение по текущим вопросам права, экономики, управления, общаются с друзьями. Если для обычных граждан вопрос поведения в социальных сетях является сугубо личным, то для судейского сообщества данный аспект выглядит совершенно иначе. Социальные сети представляют собой мобильные средства массовой информации, которые превращают текстовые сообщения в активный диалог. При этом как бы размывается граница между киберпространством и реальным миром. Прежде чем зарегистрироваться в социальных сетях, каждому следует понимать уникальную природу социальных сетей, а также связанные с этим риски, определяя при этом соответствующий стереотип своего поведения.

Правила поведения судей, которые предусмотрены национальными кодексами судейской этики, находятся в центре внимания того или иного государства, той или иной национальной правовой системы и в поле зрения мирового сообщества. Под эгидой ООН в 2002 году были разработаны и приняты Бангалорские принципы поведения судей, являющиеся общепризнанными и основополагающими. В настоящее время они используются практически всеми правовыми системами. Кроме того, на эти принципы опираются национальные кодексы поведения судей. Другим нормативным документом ООН является Конвенция против коррупции, в положениях которой отмечается, что судам принадлежит определяющая роль в этой борьбе. Но в то же время сами судьи и суды должны быть свободны от коррупции. Перечисленные нормативные акты послужили предпосылками для масштабного мероприятия, которое было проведено ООН в 2017–2018 годах. Результатом стало создание глобальной сети обеспечения честности и неподкупности судебных органов. Это виртуальная площадка, которая предполагает, что судьи всего мира могут общаться на различные темы, в том числе по правовым вопросам, совершенствуя действующие этические нормы.

Не каждая дружба в соцсетях предполагает предвзятость судьи

Если говорить об этических границах поведения судьи в социальных сетях, на мой взгляд, рассмотрению подлежит главный вопрос. А именно: насколько свобода выражения мнения судьи ограничена его судебной должностью. При ответе на данный вопрос следует исходить, прежде всего, как мне кажется, из Кодекса судейской этики, который регламентирует общие основные принципы достойности, беспристрастности, независимости в деяниях и поступках судьи. Соблюдение законов со стороны судьи в своей каждодневной профессиональной деятельности, к сожалению, еще не означает, что он соблюдает этические нормы в других сферах жизни. Свобода выражения судьей своего мнения ограничена тем, что судья должен во всех случаях учитывать — а это относится и к его публичным высказываниям, — чтобы его выступления не умаляли честь судебной власти, не ставили под сомнение доверие к правосудию и его личную беспристрастность и независимость. Немалое значение имеет и место, где судья публикует тот или иной пост или сообщение. Если судья в блоге или на сайте публикует свое мнение — не важно, в какой форме, это может быть статья либо комментарий, — то это уже является публичным выражением того или иного мнения.

Определенный этический риск, который мог бы создать предпосылки для сомнений в беспристрастности судьи, возникает в связи с так называемой дружбой в FaceBook. Проблема может возникнуть в ситуации, когда судья принимает решение по вопросу, в котором его так называемый друг является участником процесса или представителем участника данного процесса. Наличие в списках друзей может создать предпосылки к возникновению мнения об исключительности в отношении друга судьи, который может влиять на решение судьи и при рассмотрении судебного дела. Между тем, по моему мнению, понятие дружбы в сети не следует отождествлять с нормальной человеческой дружбой, то есть с теми глубокими отношениями, которые проявляются регулярно и в том числе посредством личного контакта. Поэтому нельзя однозначно сказать, что каждая дружба в FaceBook предполагает предвзятость судьи.

Если говорить о практике дисциплинарной коллегии ВС РФ, то не так давно мы встретились с подобной ситуацией и пришли к выводу, что формальная дружба в сети одного из членов квалификационной коллегии судей ни в коей мере не свидетельствует о его какой-либо предвзятости при рассмотрении того или иного вопроса. Поэтому возникающие подобные ситуации следует рассматривать в каждом отдельном случае. И принимать во внимание факты конкретного рассматриваемого дела. Тем не менее так называемые друзья в социальных сетях могут создавать свою личную сеть контактов, в которой они уже сами делятся опубликованными сообщениями. Поэтому судья никогда не может быть уверен в том, где именно его сообщение или запись будет в дальнейшем опубликована, даже если такое сообщение изначально предназначалась для узкого круга лиц.

Лайки и вульгарные выражения абсолютно неуместны

Проблематичной может стать публикация данных, когда пользователь делится на страницах судьи своей записью с целью повлиять на решение судьи. Абсолютно неуместной в данном случае будет любая положительная реакция судьи на опубликованный материал. Так называемые лайки в FaceBook являются выражением определенной симпатии и расцениваются как одобрение записи, фотографии или видео. Данные лайки могут быть видны остальными пользователям. И в этом отношении судья должен быть осмотрительным, так как, выразив свою поддержку, он может создать впечатление о своей благосклонности к участнику процесса либо его представителю. Помимо этого, следует сказать, что неизбирательная форма выражения мнения судьи, например, вульгарное или нецензурное выражение в его записи, умаляют его судебную честь, и этого следует категорически избегать. В практике дисциплинарной коллегии имели место такие случаи. В частности, мировой судья разместила на странице во «ВКонтакте» картинки с нецензурной лексикой. Другой судья разместил на своей странице фото на религиозную тему с надписью, которая, по сути дела, граничит с криминалом.

К неуместным выражениям я бы отнес также сатирическую и ироническую критику всех и всего. Если судья использует данные выражения, он должен обязательно учитывать обратную реакцию в той же стилистике, которая может доходить вплоть до цинизма. Если данное публичное взаимодействие все же произойдет, то этим принижается достоинство судьи, что косвенно бросает тень на всю судебную власть. Честь и достоинство судебной должности не относятся только к одному конкретному судье. Это касается всего правосудия. Если судья подрывает достоинство, он наносит вред не только себе, но и всей судебной власти, поскольку основополагающим в правосудии является, прежде всего, доверие к этому правосудию. Без этого доверия невозможно осуществление принципов верховенства закона.

Псевдоним не освобождает судью от ответственности

Этические проблемы использования социальных сетей требуют индивидуального подхода в каждом конкретном случае. Новые современные условия, несомненно, ставят этические проблемы относительно участия судей в социальных сетях. С одной стороны, сегодня все понимают, что социальные сети являются мощнейшим инструментом формирования современного социума. И запретить, соответственно, судьям пользоваться социальными сетями просто невозможно. Но с другой стороны, судья должен всегда помнить, что наделен публично-правовым статусом и обязан соблюдать этические нормы поведения. Важно помнить о том, что публично представленное мнение о конкретных случаях может рассматриваться как официальное.

Использование при формировании личных профилей реального имени или псевдонима не освобождает судью от сдержанности, корректности, от обязанности совершения такого поведения, которое не навредило бы авторитету судебной власти и не повлекло конфликта интересов. Необходимо помнить о том, что, пользуясь социальными сетями, судья должен ограничить доступ к личной информации. При использовании псевдонима нужно понимать, что нет никаких гарантий сохранения анонимности, поскольку любая информация, размещенная в социальной сети, может быть получена, распространена, обнародована в любое время, даже после ее удаления.

Необходимо всегда отдавать отчет в том, что любая неосмотрительная запись в сетях, любое видеоизображение недостойного характера либо фотографии могут быть истолкованы недобросовестными пользователями против судьи и нанести вред судебной должности. Такие факты тоже имелись в практике дисциплинарной коллегии (например, в июле этого года ДК ВС РФ рассмотрел скандально известное дело судьи Переверзевой. Подробнее читайте в репортаже L.R «ВС не вернул мантию плачущей судье, карьеру которой погубил тост про «сексуальную кошечку»).

Краткие итоги

Подводя итог сказанному, хотелось бы сделать следующие выводы. Первое. Любые выражения мнения судьи — это пост, комментарии, фотографии и т. п. — должны сохранять достоинство судебной должности. Они не должны вызывать сомнений в беспристрастности и независимости судьи.

Второе. Судья не должен устанавливать такие отношения, которые могли бы создавать впечатление о том, что данные отношения могут повлиять на судебное решение.

Третье. Судья не может комментировать незавершенный судебный процесс, не может предоставлять юридических консультаций и должен избегать политических оценок.

И главное. Судья должен помнить, что он никогда не может предугадать, где будут опубликованы его сообщения.