Глава ВККС Николай Тимошин рассказал о том, как формируется судейский корпус России

Мнения28.10.2020
28.10.20206038

Николай Тимошин. Фото: faprf.ru

Председатель Высшей квалификационной коллегии РФ, член Президиума Верховного суда РФ Николай Тимошин выступил на Всероссийской научно-практической конференции «Судебная власть в современном обществе». Она проводилась в преддверии X Всероссийского съезда судей. Тимошин в своем докладе затронул вопросы, касающиеся паттернов взаимоотношений между судьей и судейским сообществом. L.R публикует текст доклада с минимальными сокращениями.

Кадровый фильтр

В прошлом месяце ВККС провела семинар-совещание с председателями коллегий, который показал все нарастающую озабоченность председателей коллегий, да и председателей судов в целом в вопросе кадрового обеспечения. В значительном отсеивании — я умышленно употребляю это слово — претендентов на различных этапах рассмотрения их анкетных данных. В проявлении излишней требовательности к вопросам, которые не имеют отношения к профессиональной деятельности судьи. Квалификационная коллегия судей как орган судейского сообщества и судья практически неразрывны между собой. Они непосредственно взаимодействуют: от приема первичных документов для рекомендаций кандидатом на вакантную должность до прекращения полномочий и позднее до прекращения отставки судьи.

Особое мнение сегодня уделяется вопросам рекомендации претендентов для назначения или переназначения на вакантную должность. От качественного отбора кандидата зависит эффективная независимая судебная система, доверие гражданского общества к судьям и судебным актам. Это направление является наиболее приоритетным в нашей деятельности. Но и наиболее сложным в принятии решения. Подобная деятельность ассоциируется с работой фильтра, который отсеивает вредные и нежелательные элементы, способные нанести вред всему организму. А в нашем случае — всей судебной системе Российской Федерации.

Приведу несколько цифр. За первое полугодие 2020 года ВККС и ККС субъектов рассмотрено 3460 заявлений претендентов на судейские должности. Из этого числа кандидатами на должности судей рекомендованы 2457 претендентов. А более чем 1000 претендентов отказано в рекомендации по различным основаниям, это 29%. Но самое неприятное, что и после столь принципиальной оценки каждого из претендентов на стадии рассмотрения документов комиссией президента РФ 25% кандидатов не получает рекомендаций к назначению на должности судей. Это 10% получают отказ президента, а 15% на этой стадии отзывают документы.

Но за цифрами скрываются результаты работы тех коллегий, хотя их небольшое количество, после дачи рекомендаций которых практически все кандидаты назначаются судьями. Их опыт работы по отбору кандидатов мы регулярно публикуем на страницах вестника ВККС.

Отсюда вывод. Правильно поступают коллегии, которые не только устанавливают соответствие претендента и подаваемых им документов нормативным требованиям, предъявляемым законом о статусе судей РФ, законодательством о противодействии коррупции, о воинской обязанности и службе и т. д., но также в целом оценивают его профессиональные, личностные качества, в том числе изучают его морально-нравственные установки. Например, отношения со своими близкими и окружающими, отношение к выбранной профессии и к долгу.

Такую позицию квалифколлегий поддерживает и Конституционный суд РФ. Он неоднократно высказывался о том, что решение ККС о рекомендации конкретного гражданина на должность судьи основывается, прежде всего, на индивидуальной оценке данного гражданина как соответствующего по личным и профессиональным качествам требованиям к кандидатам на соответствующую вакантную должность судьи в частности. При этом коллегии обладают определенной дискрецией в принятии решений о рекомендации гражданина на должность судьи, в силу которой отсутствие установленных законом оснований для отказа в рекомендации на должность судьи не влечет автоматического принятия решения о рекомендации его на должность судьи.

Судьей не должен быть деструктивный и корыстный человек

Следует согласиться с высказываниями о том, что полностью идеальных людей, к сожалению, нет. Но судьей не должен быть человек, имеющий деструктивные качества, такие как безответственность, корысть, высокомерие, отсутствие уважения к окружающим, нежелание поддерживать знания и свой авторитет на высоком уровне, а также видеть в своей деятельности и в своем общении недостатки. Для того чтобы выяснить эти обстоятельства, коллегии изучают представленные претендентами документы, материалы проверочных мероприятий, задают претенденту в ходе заседания вопросы либо просят дать письменные пояснения по тому или иному факту его биографии. И важным здесь будет не только то, что ответит претендент, но и то, насколько правдиво и честно он это сделает.

К примеру, частым вопросом, обсуждаемым на заседании коллегии, становится проблематика соблюдения претендентом законодательства о воинской обязанности и военной службе. В связи с этим коллегия делает запросы в военные комиссариаты, органы военной прокуратуры. Они, в свою очередь, проводят соответствующую проверку и выносят заключение. В заключениях может содержаться информация о том, что претендент по неустановленным причинам не имел права на отсрочку от призыва на военную службу или несвоевременно был поставлен на воинский учет. Первоначально эти причины были безальтернативным основанием для отказа в назначении на должность судьи, без учета положения законодательства о воинской обязанности и военной службе, отношения должностных лиц военкомата к призывным мероприятиям, да и в целом без учета обстановки в стране на тот период, когда судья был призывником. Коллегии разбирают причины подобных нарушений через призму поведения лица. И только если будет установлено, что пояснения претендента будут противоречивыми или озвученная причина будет свидетельствовать о его безответственном отношении к исполнению воинского долга, то это может стать основанием для отказа в даче рекомендации на должность судьи.

Превентивная борьба с коррупцией

Еще одной функцией ККС, которая, я считаю, успешно реализуется на этапе кадрового подбора судей, является оценка соблюдения претендентами требований законодательства РФ о противодействии коррупции. Казалось бы, часть 2 статьи 3 закона «О статусе судей РФ» дает четкое определение понятиям конфликта интересов, личной заинтересованности судьи, а также регламентирует действия судьи в случае возникновения конфликта интересов. Кроме того, алгоритмы действий судей в этих ситуациях прописаны в процессуальных кодексах. Однако желание расширить пределы этих понятий до бесконечности порождает массу непонятных для органов судейского сообщества случаев отказа в назначении кандидатов на судейские должности. В том числе и судей, которым отказано в назначениях.

Например, кандидат имеет свойственника, с которым не общался, отношения с ним не поддерживает, но свойственник работает в организации, участвующей стороной по делу. Чисто под понятие «потенциальный конфликт интересов» подводятся случаи, которые вызывают удивление. Например, родственник работает адвокатом и может вести дела в этом административном районе. Или высококвалифицированный юрист не может быть судьей арбитражного суда, так как в этом суде участвовал в качестве стороны по делу. Или судьей в своем районе не может быть назначен сотрудник прокуратуры… Как итог — критика в адрес коллегий о предпочтении в рекомендации сотрудникам аппаратов судов, а не юристам-практикам.

Квалификационные коллегии осуществляют целый комплекс проверочных мероприятий, на которые их ориентирует Кодекс судейской этики, методические рекомендации по реализации ККС норм законодательства о противодействии коррупции, утвержденные ВККС в январе 2017 года во исполнение указа президента РФ от 1 апреля 2016 года. В частности, коллегии проводят мониторинг сведений о рассмотренных судьями-претендентами делах, размещенных на интернет-сайтах судов, в ГАС «Правосудие» и других. Предлагают представить письменную информацию о рассмотренных претендентами делах с участием их близких родственников и организаций, в которых они работают, а также свойственников. А также при необходимости запрашивают должностные инструкции, уставы и иные документы, на основании которых осуществляют трудовую деятельность родственники. Квалификационные коллегии запрашивают информацию о том, рассматривались ли судом, в который претендует кандидат, дела с участием организации, в которой работают родственники кандидата. В отношении претендентов из действующих судей ККС также оценивают наличие или отсутствие договоров, влекущих финансовые обязательства с лицами, находящимися в служебной зависимости от судьи. А также с лицами, являющимися участниками судебных процессов по делам, находящимся в его производстве. Они оценивают соблюдение судьей при исполнении своих полномочий процедур, предусмотренных процессуальным законодательством, в целях защиты судьи от подозрений в предвзятости и необъективности.

При выявлении случаев рассмотрения претендентами дел с участием лиц, являющихся их близкими, либо с участием граждан или юридических лиц, с которыми судья и его близкие родственники, свойственники связаны финансовыми или иными обязательствами, ККС, как правило, отвечают на ряд вопросов. В основном, существует ли конфликт интересов в конкретной ситуации отправления правосудия. И следовательно, соответствует ли поведение судьи, участвующего в рассмотрении такого дела, требованиям профессиональной этики. Квалифколлегии проводят анализ содержания вынесенных судебных решений по делам, в которых принимали участия организации, где работают родственники судьи-претендента. Например, на предмет наличия ситуации, ставящей под сомнение его объективность, справедливость и беспристрастность.

В отдельных случаях коллегии рекомендуют претендентам при подаче документов самостоятельно обращаться в Совет судей либо комиссии Совета судей, которые занимаются реализацией мероприятий по противодействию коррупции, урегулированию конфликта интересов во внеслужебных отношениях и при исполнении судьями своих полномочий, с целью получения заключения по своему вопросу. Комиссией проводится, как правило, тщательная проверка и делается заключение о наличии либо отсутствии конфликта интересов при исполнении обязанностей судьи. Заключение приобщается к документам, представленным на конкурс, и рассматривается на заседаниях коллегий. ВККС положительно оценивает представление таких заключений, поскольку цели и задачи Совета судей и квалифколлегий едины. В том числе в кадровом обеспечении судебной деятельности, утверждении авторитета судебной власти, обеспечении выполнения судьями требований, предъявляемых Кодексом судейской этики. Об этом указано в законе «Об органах судейского сообщества РФ».

Вместе с тем необходимо отметить, что в квалифколлегиях иногда отсутствует консенсус по вопросам единообразия применения и трактовки норм о противодействии коррупции, что может привести к определенным нарушениям и неверному пониманию положений законодательства.

Новые методики и Бангалорские принципы

Хочется отметить, что как таковой шаблон взаимоотношений органов судейского сообщества и судьи нуждается в дальнейшем совершенствовании. И заключается в принятии мер, направленных на эффективное формирование судейского корпуса, что может быть осуществлено как путем внесения изменений и дополнений в соответствующие нормы, так и разработкой соответствующих методических рекомендаций, их совершенствованием.

Например, по вопросам, касающимся урегулирования конфликта интересов, связанного с исполнением судьями своих полномочий, а также с назначением их на должность, ВККС в рамках своих полномочий в сентябре этого года утвердила ответы на вопросы председателей квалифколлегий. Также ВККС работает над актуализацией упомянутых методических рекомендаций. Такая работа может и, на мой взгляд, должна быть проведена при участии всего юридического сообщества — как практиков, так и теоретиков.

Критерии, на которые нам можно и нужно ориентироваться, изложены в Бангалорских принципах поведения судей (текст здесь — L.R), где коротко сказано, что судья не может участвовать в рассмотрении дела, если для него не представляется возможным вынесение объективного решения по делу, либо в том случае, когда у стороннего наблюдателя могли бы возникнуть сомнения в беспристрастности судьи.