Конвоиры, допустившие бойню в Мособлсуде, отделались условными сроками

Новости09.12.2019
09.12.2019810

Фото: Сергей Ведяшкин/АГН Москва

В Подмосковье вынесен приговор полицейским конвойной службы, которые допустили перестрелку в здании Мособлсуда во время резонансного процесса над членами «банды ГТА». Бывшие командир отдельной роты охраны и конвоирования подозреваемых и обвиняемых ГУ МВД по Московской области Алексей Гришин, заместитель командира взвода Алексей Маханьков, а также двое старших полицейских конвоя Елизавета Лукьянова и Михаил Фартушняк признаны виновными в халатности, повлекшей причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 293 УК РФ).

Попытка побега, как ранее сообщал L.R, произошла 1 августа 2017 года во время процесса над девятью членами банды ГТА в Мособлсуде в Красногорске. Пятеро подсудимых смогли в лифте  обезоружить конвоиров, после чего попытались скрыться. В ходе перестрелки на третьем этаже с бойцами Росгвардии трое беглецов были убиты, еще один скончался через несколько дней в больнице. Тяжелое ранение получил один из росгвардейцев.

Следователи пришли к выводу, что  полицейские роты охраны грубо нарушили инструкции, устанавливающие порядок конвоирования. Например, они допустили одновременное перемещение пяти подсудимых из зала судебного заседания в конвойное помещение под охраной лишь двух конвоиров. Эксперт Legal.Report, бывший следователь по особо важным делам, адвокат TM-Defence Алексей Галаев в комментарии по горячим следам обратил внимание на цепочку грубейших нарушений правил конвоирования. Помимо очевидного численного перевеса со стороны подсудимых эксперт также отметил, что конвойные не должны были везти преступников на лифте, их полагалось спускать по лестнице.

Красногорский городской суд приговорил Гришина и Фартушняка к 3 годам условно каждого, Маханькова — к 2 годам условно, Лукьянову — к 1,5 года условно.

Суд над членами банды завершился 9 августа 2018 года. Четверо участников были приговорены к пожизненному лишению свободы, а самый молодой член банды — 26-летний Зафарджон Гулямов, активно сотрудничавший со следствием, — к 20 годам колонии строгого режима. Еще пятеро были объявлены в международный розыск.