Московские суды разобрались в дружеских договоренностях семилетней давности

Новости09.12.2019
09.12.20191618

Фото: Pixabay

Верховный суд РФ 10 декабря рассмотрит интересный с правовой точки зрения спор о сроках исковой давности для устного договора. Решение по иску может создать «опасный» прецедент для судебной практики по корпоративным спорам.

В 2011 году, как утверждает академик РАН Владимир Бетелин, он заключил со своим другом Александром Ставицким устный договор купли-продажи ценных бумаг КБ «Корунд-М». При этом, согласно позиции Бетелина, стороны не определили срок оплаты. К Ставицкому, который занимал в бюро должность исполнительного директора, перешел 50-процентный пакет акций. Новый партнер исправно получал дивиденды. После смерти Ставицкого в 2016 году доля в предприятии отошла к его супруге Бэлле Раевской.

Спустя два года Бетелин потребовал оплаты акций у наследницы, однако не договорился о цене (по словам Раевской, ей предложили сумму в несколько раз ниже рыночной). После этого академик обратился в Арбитражный суд города Москвы. В своем иске он ссылался на якобы имевший место факт неоплаты, требовал расторгнуть договор и вернуть ему долю. Также Бетелин утверждал, что не согласовал со Ставицким в устном договоре цену акций, а также срок их оплаты. То есть, по мнению истца, этот срок был определен моментом востребования.

АСГМ отказал в заявленных требованиях, исходя из недоказанности заключения устного договора. В деле обнаружились доказательства, что договор был письменным. Кроме того, суд посчитал, что истцом, обратившимся в суд спустя 7 лет после передачи акций, пропущен срок исковой давности. Апелляционная инстанция, напротив, удовлетворила иск. Однако это решение не устояло в кассации. Арбитражный суд Московского округа полностью согласился с выводами суда первой инстанции. Суд сослался на ст. 486 ГК РФ, согласно которой товар подлежит оплате непосредственно после его передачи. Это  значит, что срок исковой давности истек еще летом 2014 года (акции были переданы в июне 2011-го).

Казалось бы, в споре была поставлена точка. Однако история получила неожиданное развитие. Судья ВС РФ Елена Золотова, изучив кассационную жалобу Бетелина, передала ее на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС.

По мнению опрошенных Legal.Report юристов, решение надзорной инстанции может создать «крайне опасный» прецедент для судебной практики по корпоративным спорам.

— Доказывание устных сделок свидетельскими показаниями прямо запрещено гражданским кодексом. В этом смысле попытки установления условий устной сделки исключительно на основании слов истца не только недопустимы с точки зрения материального права, но и грубо нарушают базовые принципы процессуального права, достоверности, допустимости и достаточности доказательств, — считает старший партнер юридической фирмы Forward Legal Алексей Карпенко.

При таких обстоятельствах унаследованное имущество всегда будет находиться под риском истребования в пользу недобросовестных контрагентов, которые будут выдумывать наличие разного рода устных сделок и понятийных договоренностей, заявляя о том, что они якобы предусматривали исполнение «до востребования».

По мнению юриста, «удовлетворение иска может нанести серьезный ущерб стабильности гражданского оборота, который с таким трудом поддерживается в нашей стране из года в год».