$ 66.25

€ 74.91

КС дал толкование о взыскании издержек, расходящееся с практикой ВС

Подробности21.01.2019
21.01.20192725

Фото: Wikimedia Commons

Конституционный суд РФ дал новое толкование положению Кодекса административного судопроизводства о возмещении расходов на оплату услуг представителя, в котором не согласился с позицией Верховного суда РФ (о рассмотрении этого дела на открытом заседании КС в ноябре 2018 года читайте на Legal.Report здесь).

Поводом для оценки конституционности ст. 112 КАС стала жалоба четырех петербуржцев. Заявители обращались с судебным иском к Комитету по градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга, оспаривая распоряжения об утверждении градостроительных планов земельных участков. К участию в деле в качестве заинтересованного лица был привлечен застройщик – ООО «Воин-В». Решением районного суда требования заявителей были частично удовлетворены, однако апелляционная инстанция активистам отказала. Впоследствии «Воин-В» обратилось в суд за возмещением расходов – около 90 000 руб., указав, что для участия в процессе было вынуждено заключить договоры об оказании юридических услуг. Горсуд Санкт-Петербурга постановил взыскать с истцов 40 000 руб. (по 10 000 руб. с каждого).

Петербуржцы, участники инициативной группы, которая борется с уплотнительной застройкой, подали в КС жалобу на неконституционность положения КАС, допускающего взыскание с истцов, проигравших дело о признании незаконным решения госоргана, судебных расходов на оплату услуг представителя заинтересованного лица.

КС по итогам рассмотрения дела указал, что КАС закрепляет возможность возмещения судебных расходов стороне, выигравшей в административном деле, однако не распространяет данные положения на заинтересованное лицо. Порядок возмещения расходов проигравшей стороной заинтересованному лицу не имеет специального законодательного урегулирования. В целях формирования единообразной практики в данном вопросе дал разъяснение Верховный суд РФ, согласно которому возмещение понесенных заинтересованными и третьими лицами судебных издержек связывается с тем, способствовало ли их процессуальное поведение принятию судебного акта в пользу стороны, на которой они выступали. Данный подход нашел отражение в законе, принятом в период рассмотрения дела (по-видимому, речь идет о законе о процессуальной реформе, подробнее о нем читайте на Legal.Report здесь).

Между тем, как подчеркнул КС, установление подобной связи может рассматриваться как стимулирование заинтересованного лица к взятию на себя роли административного ответчика – органа публичной власти. Несмотря на всю важность процессуального поведения заинтересованного лица, такая подмена недопустима, поскольку порождает неопределенность в вопросе возмещения ему судебных расходов.

Сам факт отсутствия специальных норм, регулирующих данный вопрос, не предопределяет такое применение ст. 112 КАС, при котором обязанность по возмещению расходов ложилась бы на истца без учета специфики административного судопроизводства по данной категории дел.

Норма допускает взыскание с истцов, проигравших дело о признании незаконным решения государственного органа, судебных расходов на оплату услуг представителя заинтересованного лица, только в двух случаях. Во-первых, если фактическое процессуальное поведение заинтересованного лица способствовало принятию данного судебного акта. Во-вторых, если расходы, понесенные заинтересованным лицом на оплату услуг представителя, являлись необходимыми, вынужденными и носили разумный характер, а также не были обусловлены исключительно целью воспрепятствовать деятельности истца по защите прав, свобод и законных интересов.

Иное понимание ст. 112 КАС не соответствовало бы природе и задачам административного судопроизводства, препятствовало бы обеспечению доступа к правосудию, защите прав, свобод и законных интересов истца, придавало бы издержкам истца непрогнозируемый характер. В данном истолковании оспариваемая норма, по мнению КС, не противоречит Конституции.

Правоприменительные решения по делам заявителей подлежат пересмотру, если они приняты в истолковании оспариваемой нормы, расходящемся с ее конституционно-правовым смыслом, выявленным КС РФ.