$ 66.25

€ 74.91

КС отвел лишь год жизни одной из действующих норм УК РФ

Новости25.04.2018
25.04.20182365
Конституционный суд РФ 25 апреля огласил решение по делу о сбежавшем с места ДТП водителе, которого суд признал пьяным не по результатам медосвидетельствования, а по показаниям свидетелей (о рассмотрении дела на заседании КС читайте на Legal.Report здесь).
Поводом для проверки конституционности п. 2 примечания к ст. 264 Уголовного кодекса РФ стало дело автомобилиста Журавлева. Он сбежал с места смертельного ДТП и почти год скрывался, после чего сам пришел в полицию. По словам Журавлева, в момент аварии он был трезв. Однако суд, основываясь на показаниях свидетелей, решил, что водитель все же сел за руль пьяным, и приговорил его к 8 годам заключения. Верховный суд РФ, изучив жалобу Журавлева, признал заслуживающими внимания доводы о том, что водитель неправомерно признан управлявшим автомобилем в нетрезвом виде, поскольку не проводилось положенное в таких случаях медосвидетельствование.
 
При рассмотрении дела в КС большинство представителей государства склонялось к тому, что закон позволяет или должен позволять суду устанавливать опьянение водителя не только по результатам медосвидетельствования, но и по другим доказательствам. Наперекор общему мнению выступил лишь представитель правительства Михаил Барщевский, который настаивал, что свидетельские показания в таких случаях учитывать нельзя. "Мы труп как устанавливаем – свидетельскими показаниями? «Вдова так плакала, так плакала – наверняка муж погиб!», – рассуждал юрист.
 
КС в своем решении по делу отметил, что в п. 2 примечания к ст. 264 УК РФ используются два критерия признания водителя находящимся в состоянии алкогольного опьянения: установление самого факта опьянения в результате медосвидетельствования и отказ от его прохождения. Закрепленное в законе понятие «состояние опьянения» защищает от произвольного отнесения водителей к находящимся в состоянии опьянения. В этой части норма соответствует Конституции.
 
В то же время КС указал, что российское законодательство запрещает водителю оставлять место ДТП, предусматривая за это административную ответственность. УК РФ не предполагает усиление уголовной ответственности в отношении такого лица. Побег с места аварии может являться желанием скрыть факт опьянения, чтобы избежать привлечения к более строгой уголовной ответственности, но он не равнозначен ни доказанности факта опьянения, ни добровольному отказу от прохождения освидетельствования. Оспариваемая норма не предусматривает возможности признания водителя находящимся в состоянии опьянения, если он скрылся с места ДТП. Установление состояния опьянения на момент управления транспортным средством исключительно по результатам освидетельствования относится ко всем субъектам преступления, включая лиц, покинувших место ДТП. И это ставит их в более выгодное положение по сравнению с водителями, оставшимися на месте аварии (как прошедшими тест на алкоголь, так и отказавшимися от него), что противоречит конституционным принципам равенства и справедливости. Такое регулирование снижает эффективность норм, направленных на усиление уголовной ответственности за преступления, совершенные при управлении транспортными средствами в состоянии опьянения. В этой части данное законоположение не соответствует Конституции РФ.
 
КС предписал федеральному законодателю в течение года внести в действующее правовое регулирование необходимые изменения. До внесения изменений сохраняет силу действующий порядок признания водителей находящимися в состоянии опьянения. Если же в течение года изменения не будут внесены, п. 2 примечания к ст. 264 УК РФ утратит силу.