«Мэр должен был согласиться со специалистами даже из чувства самосохранения»

Новости19.06.2021
19.06.2021  1266
Иван Кляйн. Фото: Фото: Валерий Доронин

Свидетели обвинения по делу главы Томска указали на отсутствие у него личных интересов

В Советском районном суде Томска 18 июня прошло очередное, девятое по счету заседание по уголовному делу в отношении мэра города Ивана Кляйна. В суде были допрошены два вызванных прокурором свидетеля обвинения.

«Мэр был вправе вынести такое решение!»

Ранее в суде допросили предпринимателя Рината Аминова и бывшего заместителя мэра Евгения Сурикова (подробнее читайте здесь и здесь). А интригу нынешнего заседания сделали Вадим Сидоркин и Михаил Суберляк — тоже свидетели со стороны обвинения.

Имя Аминова хорошо известно тем, кто следил за историей банкротств крупных томских предприятий в течение последних 10-15 лет. Что же касается личности юриста Вадима Сидоркина (отметим: с декабря 2008 по декабрь 2010 года трудившегося в должности судья Ленинского районного суда!) то за его плечами — активная работа именно в структурах Аминова: например, в качестве руководителя ООО «Специализированный застройщик «Вира», а также ликвидатора ЗАО «Центральный рынок».

В ходе допроса Сидоркин поведал, что в 2017 году стал представлять интересы Аминова по спору о признании недействительным решения о наличии 300-метровой санитарно-защитной зоны у участка, на котором расположено ОАО «Томское пиво». По словам свидетеля, во время судебного процесса, Аминов сказал ему, что желает отказаться от иска, поскольку «Иван Григорьевич пообещал ему, что его вопрос будет решен».

Когда началась череда конкретных вопросов со стороны защиты, Сидоркин выглядел не слишком уверенно. Из опубликованной стенограммы заседания следует, что «свидетель не дает внятного ответа на вопрос, было ли ему известно о подготовке проекта планировки территории».

Марина Вихлянцева спрашивает, менял ли Аминов разрешенное использование земельных участков и что ему мешало осуществлять ту самую спорную застройку.

— Лучше этот вопрос Аминову задать. Я не помню, — выдавливает Сидоркин.

Отказывается он отвечать и на вопрос адвоката Ларисы Шейфер о том, имеется ли у Аминова недвижимость в Заречном сельском поселении, где сам Сидоркин в настоящее время является главой. Как и на вопрос «имеет ли Кляйн отношение к внесению в Геокад сведений относительно „Томского пива“?».

— Есть ли у вас ли у вас данные о том, что Кляйн заранее знал, что его решения были необоснованными, — ставит свой вопрос ребром адвокат Андрей Гривцов.

Свидетель напоминает: члены Комиссии по землепользованию и застройке единогласно проголосовали за то, что есть основания для перевода земельного участка из одной зоны в другую. Но уточняет, что данное решение «носило рекомендательный характер и мэр не обязан им руководствоваться».

Что касается действий Кляйна по оспариваемому решению, то — внимание! — «мэр был вправе вынести такое решение и не обязан руководствоваться решениями комиссии». Впрочем, сообщил Сидоркин, Иван Григорьевич «должен был согласиться с мнением специалистов. даже из чувства самосохранения».

Подчеркнем: под «специалистами» Сидоркин имел в виду представителей общественности, депутатов региональной Думы и сотрудников экс-главы департамента градостроительства и архитектуры Томской администрации Анны Касперович.

Решение Роспотребнадзора назвали… фейком

— В Томском облсуде мы обжаловали включение в генплан города информацию о наличии санитарно-защитной зоны. Есть решение суда от августа 2020 года. До этого мы обращались в арбитраж с заявлением о признании действий администрации незаконными, — конкретизирует Сидоркин. И добавляет, что санитарно-защитная зона «Томского пива» на тот момент уже была установлена по границе земельного участка и не мешала застройке Аминова. «Никогда в материалах генплана наличие санитарных зон не утверждалось», — дополнительно поясняет свидетель.

Сидоркин откровенничает: 300-метровая санитарно-защитная зона, установленная решением Роспотребнадзора в 2017 году, «является фейком». Подтверждая это фактом последующего ее сокращения. Свидетель пояснил свою позицию так — по его мнению, зона была незаконна, так как была установлена нормативно, а не обусловлена «замерами и исследованиями». 

Согласно мнению адвоката Марины Вихлянцевой, с целью понять пояснения свидетеля «следует обратиться к документам — в противном случае мы рискуем признать мнение фактом». Итак, управлением Роспотребнадзора по результатам плановой проверки в феврале 2017 года был определён 3 класс вредности деятельности ОАО «Томское пиво» на промплощадке по ул.Мокрушина 9 — в связи с чем указана нормативная санзона 300 метров от границ земельного участка. ОАО «Томское пиво» предписано вынести жилую застройку, попадающую в санзону, разъясняет адвокат.

Данная санзона, добавляет Вихлянцева, не устанавливалась «Томским пивом» в предписанном нормативном размере и была уменьшена путём проведения экспертами исследования всех факторов негативного воздействия от деятельности предприятия.

«Что же вы тогда оспаривали в судах?!»

Сам Иван Кляйн тоже проявил активность: он в свою очередь спросил Сидоркина: «Вы бы на моем месте при принятии решения, чем руководствовались: действующим решением Думы или решением комиссии, которое носит рекомендательный характер?» Однако свидетель уклонился, заявив, мол, Кляйн обосновал свое решение «незаконными нормативными актами». Хотя, уверена защита, эти акты были вполне законны в 2017 году, так как действовали до момента их отмены в 2020 году. И об этом опытный юрист и бывший судья никак не мог не знать… 

Суть же показаний Михаила Суберляка — тоже юриста, представлявшего ранее интересы Рината Аминова — коротко можно свести к тому, что по его убеждению никаких санитарных зон… не существовало. Они-де были установлены нормативно, а не в результате исследований и замеров. «Нельзя отображать ориентировочные санитарно-защитные зоны в градостроительном плане», заметил он, почти дублируя Сидоркина. Поэтому Суберляк убежден, что отказ в разрешении на строительство был основан «на формальном признаке».

— Что же тогда вы оспаривали в судах?! — дружно удивились адвокаты, смутив свидетеля. Смело развивая поднятую тему «несуществования зон» защитник Лариса Шейфер спросила, известно ли свидетелю, до какого именно момента эти нормативно установленные санитарные зоны продолжали существовать в правовом поле. Суберляк отвечал уклончиво, не называя даты: «До момента вступления в силу судебного решения их отменяющего». Данное решение суда, заметим, датировано 2020-м годом.

Еще немного деталей. По словам свидетеля, Аминов рассказывал ему о продаже части земельного участка «Томскому пиву» за «какую-то ничтожную цену».

— Подписей мэра в ГПЗУ не было, — отвечает он на еще один прямой вопрос адвоката Марины Вихлянцевой.

Прокурор под конец допроса посчитал, что показания Суберляка в заседании отличаются от показаний, данных им в ходе предварительного следствия. Впрочем, после заслушивания последний их подтвердил.

Девятый «раунд» процесса, по мнению стороны защиты Ивана Кляйна, можно однозначно записать в актив мэра. Подтверждается аргументация защитников о том, что «градоначальник действовал в рамках своих полномочий, обосновано и мотивировано, в интересах горожан». Доводы же о какой либо личной заинтересованности Кляйна в свою очередь не подтверждаются ничем, кроме слов «закрывшего» его Аминова. L.R. будет и дальше следить за этим громким процессом.

Комментарии

0