$ 66.75

€ 75.78

Миллиардерами в МВД становятся лучшие

Новости06.09.2018
06.09.20181818
Пресненский суд Москвы 5 сентября продолжил рассмотрение уголовного дела полковника-миллиардера Дмитрия Захарченко, ​бывшего замглавы управления "Т" (ТЭК и химия) ГУЭБиПК МВД России, которое было расформировано после того, как у него при обыске нашли $125 млн и €2 млн. Заседание, длившееся четыре часа, было целиком посвящено эпизоду с получением Захарченко взятки в $800 000 на предыдущей должности, в бытность главой "рыбного" отдела антикоррупционного главка.

По версии следствия, в 2014 году Захарченко и полковник ФСБ Дмитрий Сенин (он сейчас находится в розыске) с целью получения взятки инициировали налоговую проверку столичных компаний-импортеров морепродуктов ООО "Джетрико" и ООО "Ла Маре" (под этим брендом их владелец – обладатель гражданств России, Франции и Туниса Меди Дусс развивает собственную сеть элитных ресторанов рыбной кухни). Ресторатор, чтобы не стать фигурантом уголовного дела, вынужден был передать вымогателям $800 000. При этом первоначально с него требовали $5 млн, но после переговоров через посредника – генерала МВД Алексея Лаушкина (тоже в розыске) – сообщники умерили аппетиты. Также Захарченко получил дисконтную карту сети "La Maree", с помощью которой якобы сэкономил на обедах в этих ресторанах более 3 млн руб.

Гособвинителя Милану Дигаеву интересовало, каким образом компании, подконтрольные Дуссу, оказались в списке для выездной налоговой проверки. И от какого из ведомств – ФНС или МВД – исходила инициатива. На прошлом заседании на эти вопросы прокурора не смогли четко ответить ни бывший замначальника ГУЭБиПК генерал-майор Феликс Васильков, ни замруководителя УФНС по Москве Иван Шульга, согласовывавшие межведомственную проверку. На этот раз были допрошены непосредственные участники ревизии – начальник ИФНС № 23 по Москве Людмила Городничева, налоговый инспектор той же ИФНС Виталий Куренков и работавший под руководством Захарченко оперативник Александр Давыдов.

Свидетели в один голос пожаловались, что плохо помнят события четырехлетней давности и вдобавок уже не работают на прежних должностях. Городничева стала пенсионеркой, Куренков ушел в коммерческую фирму, а Давыдов после увольнения из МВД числится безработным. Зато отличную память продемонстрировал Захарченко. Полковник, как и на прошлых заседаниях, вел себя чрезвычайно активно. Он практически ни разу не присел в клетке, постоянно жестикулировал, острил, во время допросов перебивал адвокатов (его интересы представляют четыре защитника) и наседал на свидетелей. Судья Елена Абрамова относилась к его поведению снисходительно.

Захарченко по собственной инициативе провел для судьи небольшой экскурс в историю так называемого "рыбного" отдела ГУЭБиПК (38-й отдел, занимался преступлениями в сфере водных биологических ресурсов), который возглавил в начале 2014 года. На тот момент в отделе числилось шесть человек: два пенсионера-аналитика, мать-одиночка и три "доблестных" опера, шутливо перечислил полковник. Он похвастался, что уже через девять месяцев – накануне его перевода в управление "Т" – "рыбный" вышел в главке с предпоследнего на первое место по показателям работы.

Со слов Захарченко, отдел только формировался, когда перед ним поставили серьезные задачи "из-за западных санкций". Президентский указ № 560 о контрсанкциях был подписан в августе 2014-го, однако уже в начале года все подразделения ГУЭБиПК были ориентированы, в том числе на межведомственных совещаниях с ФСБ, ФТС, ФНС и Россельхознадзором, на "отработку" крупнейших импортеров и экспортеров по линии экономических и налоговых преступлений. Компании "Ла Маре" и "Джетрико" были в их числе и поэтому появились в проверочном списке, утверждал Захарченко.

– С меня руководство требовало выявление резонансных преступлений. Естественно, там много недоброжелателей вилось. И поэтому я здесь. А насколько обоснованно, суд, надеюсь, разберется! – эмоционально заявил подсудимый.

Список, где значилось два десятка крупных импортеров морепродуктов, составил оперативник Давыдов. Как он сам пояснил суду, "пользуясь методом случайной выборки", но ориентируясь на некие "материалы из литерного дела". При этом сотрудники "рыбного" отдела ГУЭБиПК только уведомили УФНС по Москве о желании поучаствовать в проверке компаний на предмет выявления налоговых преступлений. Инициатива целиком исходила от налоговиков, которые, по словам Захарченко, подозревали "Ла Маре" и "Джетрико" в работе с фирмами-однодневками. Обе компании при этом были зарегистрированы по одному юрадресу и по многим критериям имели признаки взаимозависимости. Интересы ведомств сошлись, резюмировал Захарченко. От отдела в группу проверяющих направили Давыдова, оставшиеся два оперативника были у него на подхвате.

Свидетель Городничева, возглавлявшая ИФНС № 23, в целом подтвердила слова полковника и назвала общепринятой практику проведения совместных проверок с правоохранительными органами. По просьбе гособвинителя она также вспомнила обстоятельства своей единственной встречи с Захарченко:

– Встреча была у меня в кабинете. Присутствовал Захарченко и сотрудник, проводивший проверку [Давыдов – прим. ред.]. Сначала Захарченко мне претензии предъявил, что, мол, мы пассивно относимся к проверкам, что у него есть информация о сговоре моих сотрудников с "Ла Маре" и "Джетрико" по уменьшению налоговых обязательств в результате проверки.

Однако затем, по словам свидетеля, Захарченко смягчил тон и беседа пошла "в конструктивном русле", с обсуждением предполагаемых совместных мероприятий. Городничева, сославшись на память, не смогла указать дату встречи и воспроизвести детали разговора. А Давыдов в ходе допроса проговорился, что в какой-то момент его попросили выйти за дверь и начальство о чем-то общалось наедине.

Впрочем, бывший налоговый инспектор Куренков, непосредственно составлявший акт об итогах проверки, уверенно заявил, что полицейские никак не могли повлиять на объективность и обоснованность заключения. Больше того, Куренков, к явному неудовольствию гособвинителя и недоумению судьи, отказался от своих показаний на предварительном следствии, что якобы оперативник Давыдов отзывался о компаниях Дусса в негативном ключе, называл их мошенниками и контрабандистами. "Спасибо за объективность", – поблагодарил свидетеля Захарченко, явно растроганный таким заявлением.

По версии Городничевой, сотрудники ГУЭБиПК сначала активно участвовали в проверке. В частности, сосредоточились на поиске директоров фирм-однодневок. В августе 2014 года подчиненные ей доложили, что полицейские неожиданно потеряли к компаниям интерес. Тем не менее правоохранители подписали совместный акт, и в итоге компании, подконтрольные Дуссу, уплатили 12 млн руб. налоговых недоимок, пени и штрафов.

Снижение "активности" Захарченко, в свою очередь, объяснил реорганизацией в ГУЭБиПК (реформа последовала после ареста начальника главка генерал-лейтенанта Дениса Сугробова, в апреле 2017 года осужден на длительный срок), в результате которой он ушел на повышение в Управление "Т" и забрал с собой оперативника Давыдова.

Следующее заседание по делу Захарченко состоится 11 сентября.