Мясо вне закона: ФАС обобщила судебную практику по закупкам

Новости23.01.2019
23.01.2019965

Рисунок: Владимир Кремлёв/Legal.Report

ФАС России представила обзор судебной практики по закупкам за ноябрь и декабрь 2018 года – в нем собраны наиболее интересные судебные решения, которые касаются применения законодательства в соответствующей сфере.

Полдесятка дел презентовала замначальника управления контроля размещения госзаказа ФАС Карина Шарова. Так, в топ-5 ведомства вошло решение АСГМ от 5 декабря 2018 года, поддержавшего правовую позицию ФАС в споре с заказчиком, который проводил закупку по оказанию услуг на содержание автодорог. При проведении проверки комиссия ФАС выявила нарушение в части установления надлежащей инструкции по заполнении заявки на участие в закупке. АСГМ в решении подчеркнул, что хотя в составе заявки требовалось указать исключительно положения документации, заказчик, устанавливая условия ТЗ, все же допустил «взаимоисключающие требования». А это, по мнению суда, противоречит положениям ст. 64 (содержание документации об электронном аукционе) федерального закона № 44 о контрактной системе в сфере закупок – и такую инструкцию нельзя назвать надлежащей.

Еще один судебный спор касается нарушения требований ч. 7 ст. 69 того же закона заказчиком, проводившим закупку на поставку диванов. В этом случае проверка ФАС установила факт неправомерного отклонения заявки одного из участников закупки. Как известно, документом, подтверждающим соответствие товара условиям запрета на допуск, является выдаваемый ТПП акт экспертизы, который и был представлен в заявке участника. Однако заказчик необоснованно посчитал его «не соответствующим установленным постановлением правительства требованиям». С позицией ФАС он также не согласился, и дело было передано в АСГМ, установивший, что решение комиссии ведомства законно.

Отмечено и постановление Арбитражного суда Московского округа от 8 ноября 2018 года, которое касается закупки при строительстве социального объекта – школы. Проверка ФАС отыскала в действиях заказчика целый «букет» нарушений закона о контрактной системе, а именно – ст. 64 и ст. 110.2. Нарушение выразилось, в частности, в несоблюдении требований положения о документации аукциона – виды и объемы работ, которые подрядчик должен выполнить самостоятельно, без привлечения других лиц, в совокупном стоимостном выражении были ниже определенной правительственным постановлением цифры. Были выявлены и нарушения ст. 66 – нарушения требований к составу заявки (заказчик незаконно установил ограниченный срок действия выписки из реестра членов СРО), а также ч. 13 ст. 34 (ненадлежащее установление условий оплаты, а именно – отсутствие порядка авансирования). В результате кассационная инстанция в полном объеме поддержала позицию ФАС.

Шарова рассказала также об определении Верховного суда РФ, подтвердившем правоту антимонопольной службы по вопросу применения постановления кабмина № 99 (установление дополнительных требований к участникам закупок). При проведении закупки на строительство и реконструкцию участка автодороги комиссией заказчика были «неправомерно рассмотрены заявки» на участие. Так, одна из компаний в составе заявки представила необходимый опыт выполнения работ в виде договоров субподряда. Признавать заявку с такими документами соответствующей установленным требованиям «было нельзя» – однако заказчик сделал это. ФАС, которой стало известно о данном факте, выдала ему положенное предписание, с которым заказчик также не согласился и обжаловал его – но ВС РФ, до которого дошло дело, в своем определении высказал правовую позицию, совпадающую с позицией ведомства.

И наконец, Карина Шарова выделила решение АСГМ от 24 декабря 2018 года, касающееся  нарушения федерального закона № 223 о госзакупках заказчиком, проводившим закупку мясной гастрономии и в составе заявки потребовавшим непременно представить ему образцы товара, то есть мяса (подобные вопросы в последнее время поднимаются заказчиками, по словам Шаровой, «довольно часто»). ФАС расценила это как несоответствие букве закона, а суд указал: в законодательстве нет норм, обязывающих участника «иметь в наличии товар» уже при подаче заявки. Действия заказчика, отклонившего заявку, были признаны неправомерными.