Наказан адвокат, попросивший проверить следователя ГСУ СКР на наличие синдрома Мюнхгаузена

Новости02.11.2021
02.11.2021  21767
Фото: LashmanoV/livemaster.ru

Совет Адвокатской палаты (АП) Москвы привлек к дисциплинарной ответственности адвоката за использование в письменном ходатайстве недопустимых выражений, содержащих оценку личности процессуального оппонента. Соответствующее решение опубликовано на официальном сайте АП.

Согласно материалам, в декабре 2020 года адвокат Ч. (его фамилия не разглашается) подал на имя генпрокурора ходатайство в интересах своего подзащитного. Адвокат просил разобраться в ситуации с расследованием уголовного дела, которое находилось в производстве ГСУ СКР по Московской области. В тексте защитник раскритиковал действия руководства главка. В частности, он утверждал, что «и. о. начальника ГСУ прикрывает тяжкие преступления следователей, совершаемые в ходе расследования». Ч. конкретизировал обвинения, заявив, что «один следователь, нарушив закон, фальсифицировал доказательства, а второй ложными домыслами обвиняет законопослушного гражданина в совершении тяжких преступлений».

Особенно досталось следователю, которая, по мнению адвоката, «вступила… в корпоративный преступный сговор, при допросе оказывала давление на ряд свидетелей, требуя от них давать ложные показания, с целью получить обвинительный уклон по делу». Этой сотруднице ГСУ в ходатайстве на имя генпрокурора был посвящен красочный пассаж следующего содержания:

«Следователю Ш. срочно необходимо пройти медицинское обследование на профпригодность у врача психолога на предмет выявления у нее синдрома Мюнхгаузена и мифоман. Некоторые психологи полагают, что патологический лгун уверен в том, что говорит правду, и при этом вживается в роль, что сейчас и происходит со следователем Ш.».[1]

О содержании послания стало известно подмосковному ГСУ СКР. В марте этого года следственный орган обратился в ГУ Минюста РФ по Москве, после чего в отношении адвоката Ч. было возбуждено дисциплинарное производство. В июле квалифкомиссия АП Москвы вынесла заключение о нарушении Ч. норм закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»[2] и Кодекса профессиональной этики адвоката[3].

На заседании Совета АП адвокат Ч., ссылаясь на экспертное заключения лингвиста, настаивал, что в тексте ходатайства отсутствуют высказывания, содержащие унизительную оценку какого-либо лица, а также бранные, грубые слова и выражения. Однако совет пришел к выводу, что фраза о следователе Ш., «которой срочно необходимо пройти медицинское обследование на предмет синдрома Мюнхгаузена», действительно нарушает нормы законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, включая Кодекс профессиональной этики адвоката.

«Высказывания адвоката Ч., являясь бесполезными для защиты интересов доверителя, очевидно не соответствуют правилам делового общения, поскольку содержат оценки личности процессуального оппонента, включая личные и профессиональные качества этого лица, так как предметом делового общения в уголовном судопроизводстве являются исключительно действия (бездействие) и решения должностных лиц и органов, осуществляющих расследование и рассмотрение уголовных дел», — указал в своем решении Совет АП.

Представитель Минюста настаивала, чтобы к адвокату применили меру дисциплинарной ответственности в виде предупреждения. Однако Совет АП ограничился замечанием.

References
1 Орфография и пунктуация сохранены
2 пп. 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» («Адвокат обязан… разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами»)
3 п. 2 ст. 8, п. 1 ст. 12 КПЭА («Адвокат обязан придерживаться манеры поведения, соответствующей деловому общению, и проявлять уважение к суду и лицам, участвующим в деле»)
Комментарии

0