$ 64.25

€ 70.85

Нравы в ГУЭБиПК и уха по-генеральски

Новости24.08.2018
24.08.20183045
Пресненский суд Москвы 23 августа продолжил рассмотрение дела 40-летнего полковника-миллиардера Дмитрия Захарченко, ​бывшего замглавы управления «Т» ГУЭБиПК МВД России, которое было расформировано после того, как у него при обыске нашли $125 млн и €2 млн. Показания по делу дали достаточно высокопоставленные свидетели – бывший шеф Захарченко, отставной заместитель начальника ГУЭБиПК генерал-майор Феликс Васильков, а также замруководителя УФНС по Москве Иван Шульга.

Захарченко, чье имя по горячим следам присвоили поправкам в УК РФ о сроках для разоряющих бизнес правоохранителей (см. Закон Захарченко-Шакро или «десяточка» для силовиков), пока судят лишь за несколько эпизодов, выделенных из его уголовного дела. Он обвиняется в получении крупных взяток деньгами и обедами у владельца сети ресторанов «Ла Маре».

В начале заседания судье Елене Абрамовой пришлось разбираться с валом ходатайств подсудимого и двух его адвокатов. В частности, сторона защиты требовала исключения из дела ряда доказательств – например, протоколов прослушки некоторых телефонных номеров, которая будто бы производилась без судебного разрешения. На что гособвинитель Милана Дигаева, сильно смутив защиту, тут же выложила на стол недостающие постановления Мосгорсуда.

Судье пришлось несколько раз одергивать Захарченко за излишнюю эмоциональность и из-за то, что "не совсем понятно, о чем конкретно он ходатайствует". Это особенно относилось к внезапно заявленной просьбе избавить прокурора Дигаеву от давления, которое на нее оказывают некоторые сотрудники следственной группы, якобы координирующие ее действия с помощью мессенджера WhatsApp. Гособвинитель, оторвавшаяся в этот момент от смартфона, оценила жест полковника кинематографической улыбкой.

– В общем, доказательства суду представляют стороны. И не навязывайте нам оперативно-разыскную деятельность! На этом я ставлю точку! – строго подытожила Абрамова. И вызвала в зал свидетеля – бывшего замруководителя ГУЭБиПК Феликса Василькова.

Сравнительно недавно получивший пенсионное удостоверение генерал начал с домашней заготовки – цитаты из Владимира Высоцкого: бывшего подчиненного он назвал "хитрым, умным, плотоядным".

– Очень быстро обучаемый товарищ! – вспоминал Васильков. – Всегда был на хорошем счету.

Зато досталось на орехи адвокатам Захарченко, ряд вопросов которых боевитый генерал назвал "глупыми". Одна из острот отставника коснулась и судьи.

– Вон товарищ в мантии сидит, у него и спрашивайте! – отреагировал он на какой-то из неудобных для него пассажей защитников.

Как отметил Васильков, в свое время Захарченко и возглавляемый им отдел практически "обложили" хозяина сети ресторанов "Ла Маре" Меди Дусса, изобличив того в преступных деяниях – контрабанде.

– Дусс все понял – и побежал с деньгами сдаваться, – с удовольствием вспоминал бывший замглавы ГУЭБиПК. – Гражданин арабского происхождения с такими деньгами, поверьте, уж никогда просто так не расстанется!

Васильков заверил суд, что о полученной Захарченко и его подельниками взятке в $800 000 знает, главным образом, из СМИ. Когда сторона обвинения спрашивала свидетеля о подробностях, он всякий раз заявлял, что за давностью событий мало что помнит. И вообще, он же пенсионер, ведь вскоре после ареста начальника главка Дениса Сугробова поменялся весь костяк той команды.

В итоге без ответа остался вопрос прокурора, при каких именно обстоятельствах компании Меди Дусса оказались в специальном ведомственном перечне предприятий, чьими результатами проверки заинтересовался ГУЭБиПК, отправив соответствующий запрос в ФНС. По словам Василькова, "может быть, его утвердили в ходе одного из совещаний, не могу сказать сейчас".

Помнил он лишь тот факт, что его структура действительно работала по импортерам санкционных на тот момент рыбных и морепродуктов. Впрочем, с дорогостоящим заведением господина Дусса он, оказывается, был неплохо знаком – и с ним у генерала оказались личные гастрономические счеты.

– Как-то отведал я в названном ресторане – там у нас на углу, на Петровке – ушицы… весьма сомнительного, скажу вам, качества! – откровенничал Васильков. – И когда этот товарищ, что сейчас в клетке, поймал этого… "Ла Маре", я был, честно говоря, доволен!

Свидетель сообщил, что, конечно, негодовал из-за "падения" своих подчиненных "до уровня проверки кабаков". Однако один из многочасовых докладов Захарченко удовлетворил генерала своей аргументацией – как раз тогда он и понял, что полковник "грамотно прижал Дусса к стенке".

– Знаете, всю свою прошлую работу я стараюсь забыть, как страшный сон! И порог МВД я переступал с тех пор единожды – когда приходил за пенсионным удостоверением, – раздраженно заявил Васильков.

Он вновь напомнил, что не работает в системе с 2015 года и не хочет вести речь "об оперативных процессах".

– Лаушкин [генерал МВД Алексей Лаушкин, посредник в переговорах с Дуссом] тогда мне ничего не сказал о том, что Захарченко какие-то деньги вымогает. Поверьте, если бы я об этом узнал, меры бы были немедленно приняты соответствующие! – заверил Васильков, и в его голосе как будто прозвучал металл. – У меня были очень хорошие показатели – отнюдь не все федеральные чиновники пережили на свободе период моей работы в ведомстве, уж поверьте!

Генерал косвенно подтвердил довод бывшего подчиненного о том, что инкриминируемые ему деяния "никак не вытекают из служебных полномочий" полковника – он якобы не мог воздействовать на должностных лиц, осуществляющих проверки ввозимых в Россию морепродуктов. В этот момент сам подсудимый вставил реплику: "МВД явно не могло быть единоличным инициатором проверок бизнеса, решение же о начале мероприятий принимал Россельхознадзор". Васильков заявил о справедливости данного тезиса.

– Да, много тут странностей, но сижу в клетке я, – опять приуныл Захарченко.

– У нас процесс открытый же? – неожиданно спохватившись, вспомнил Васильков. – Я тогда больше вообще ничего вам не скажу!

Следующим суд допросил замначальника УФНС по Москве Ивана Шульгу, который принес под мышкой целую кипу документов.

– Это один из лучших экспертов во всей ФНС! – словоохотливо отрекомендовал его со своего места Захарченко.

Шульга рассказал, что знает подсудимого только по работе и что процедуры налоговых проверок по всем компаниям шли стандартным порядком, без каких-либо исключений.

– По поводу "Ла Маре" он ко мне никогда не обращался, – заявил чиновник. – Вообще решение о проверке принимает налоговый орган…

На вопрос адвоката о том, мог ли Захарченко в силу своей должности повлиять на ее результат, Шульга, не раздумывая, также ответил отрицательно.

– Там целая комиссия принимает, – пояснил он. – Если бы он представил конкретные документы о конкретных нарушениях, мы бы их исследовали. Но сам Захарченко сделать ничего не мог.

Затем замначальника УФНС рассказал о принципах проведения так называемого проверочного анализа налоговой службы и о регламенте межведомственного взаимодействия. По словам Шульги, поводом для выездной проверки всегда является совокупность нескольких факторов, в числе которых – особое письмо из МВД.

– Такое письмо для нас – просто информация из внешнего источника, – уточнил свидетель.

Он добавил, что решение всегда принимается после глубокого всестороннего анализа. Шульга привел признаки организаций, подлежащих проверке, процитировав ведомственную инструкцию: речь в ней, в частности, идет о подозрительно низкой налоговой нагрузке и работе с организациями, имеющими признаки фирм-однодневок. Чиновник в конце допроса подтвердил, что компании-импортеры Меди Дусса действительно "оказались нарушителями налогового законодательства". А когда ему показали документ, который следствие считает одним из главных аргументов в пользу виновности Захарченко, – некую выписку по операциям со счета дисконтной карты, Шульга назвал его "непонятным".

– Это какой-то документ без пояснений, но они точно должны в данном случае быть… не знаю, что это такое, – заявил налоговик. Гособвинитель при этом слегка занервничала. Допрос свидетеля на этом закончился.

Следующее заседание суд назначил на 5 сентября.