$ 66.78

€ 73.98

ВС корректирует судебную практику по налоговым преступлениям

Судебный репортаж06.06.2019
06.06.20194071

Фото: supcourt.ru

Пленум Верховного суда РФ 6 июня рассмотрел проект постановления о практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления.

В документе разъясняются сложные вопросы рассмотрения судами дел по ст. 198, 199, 199.1, 199.2 УК РФ. Речь идет об ответственности за уклонение от уплаты налогов, сборов и страховых взносов, неисполнение обязанностей по их исчислению, удержанию или перечислению в бюджет и за сокрытие средств или имущества, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки.

– Об актуальности принятия проекта свидетельствуют статистические данные о судимости по ст. 198, 199, 199.1, 199.2 УК РФ, – сообщил представивший документ судья ВС РФ Владимир Кулябин. – Так, в 2016 году по данным статьям Уголовного кодекса было осуждено 579 лиц, в 2017-м – 583 лица, в 2018-м – 605 лиц. При этом более половины таких лиц были осуждены по ст. 199 УК РФ за уклонение от уплаты налогов, сборов и страховых взносов, преимущественно совершенное в особо крупном размере.

По словам Кулябина, аналогичное постановление было принято пленумом ВС в конце 2006 года. С тех пор как уголовное, так и налоговое законодательство существенно изменились. В частности, был расширен предмет налоговых преступлений – под это понятие стали подпадать и страховые взносы. Поэтому решено было не вносить изменения в прежнее постановление, а принять вместо него новое. При этом в документе сохранены разъяснения из прежнего варианта документа, которые соответствуют законодательству и не вызывают вопросов у судов.

В п. 1 постановления обращено внимание судов на общественную опасность уклонения от уплаты налогов, в п. 3 разъясняется, что следует понимать под уклонением. Важное, по словам докладчика, разъяснение дано в третьем абзаце п. 3. Согласно этому положению преступления по ст. 198 и 199 УК РФ следует квалифицировать как оконченные с момента неуплаты налогов в установленный срок. При этом, с учетом того, что данные преступления являются длящимися, сроки давности уголовного преследования исчисляются с момента фактического погашения недоимки.

– В отличие от действующего постановления здесь указывается длящийся характер преступлений, предусмотренный ст. 198, 199 УК РФ, и выделяются различающиеся фактический и юридический моменты их окончания, – указал Кулябин. – Уточнение направлено на формирование единообразной практики исчисления сроков давности уголовной ответственности.

Два варианта текста, касающиеся сроков давности, были подготовлены и с разъяснениями к ст. 199.1 УК РФ, субъектом преступления по которой могут быть, в частности, индивидуальные предприниматели, нотариусы, занимающиеся частной практикой, адвокаты, учредившие адвокатский кабинет. Как выяснилось впоследствии, эти положения постановления наиболее оживленно обсуждались при подготовке документа.

Иначе, по сравнению с ныне действующим постановлением пленума, изложен п. 4 проекта – из него предлагается исключить перечень «иных» бухгалтерских документов, с помощью которых лицо уклонилось от уплаты налогов.

– Перечень их наименований не является неизменным, – объяснил это новшество судья ВС.

Внесение изменений в закон о бухучете в конце 2011 года стало поводом для изложения в п. 6 проекта новой позиции пленума о субъекте налоговых преступлений.

– Бухгалтерская отчетность считается составленной после подписи ее руководителем организации, независимо от наличия подписи главного бухгалтера. Разъяснено, что субъектом может быть лицо, уполномоченное подписывать документы и представлять в налоговые органы организации. К числу субъектов могут также относиться лица, фактически выполнявшие обязанности руководителя организации, – сказал Кулябин.

Подчеркивается, что уклонение от уплаты налогов возможно только с прямым умыслом с целью полной или частичной их неуплаты. При этом все неустранимые сомнения, противоречия и неясности законодательных актов о налогах и сборах должны толковаться в пользу налогоплательщика. Иначе, в связи с изменениями в законодательстве, изложен п. 18 о субъектах преступления по ст. 199.2 УК РФ. Дополнен п. 23 проекта о доказательствах по делам о налоговых преступлениях – указано, что судам необходимо учитывать решения иных судов, имеющие значение по делу, однако фактические обстоятельства, установленные в таких судебных решениях, сами по себе не предопределяют выводы о виновности или невиновности лица.

Обращается внимание, что по уголовным делам о налоговых преступлениях, связанных с деятельностью организаций, виновное физическое лицо может быть привлечено в качестве гражданского ответчика лишь в случаях, когда отсутствуют основания для удовлетворения налоговых требований за счет самой организации или лиц, отвечающих по ее долгам в предусмотренном законом порядке. Например, если у организации есть признаки недействующего юридического лица или если установлена невозможность удовлетворения требований об уплате обязательных платежей с учетом рыночной стоимости активов организации. При этом была учтена позиция Конституционного суда РФ, изложенная в постановлении конца 2017 года (о рассмотрении этого дела в КС читайте на Legal.Report здесь).

– Есть даже шутка, что налоговое законодательство создало больше преступников, чем любой другой законодательный акт, – вспомнил, отмечая актуальность темы постановления, сменивший на трибуне судью-докладчика Максим Беляев, зампредседателя ВС Татарстана.

Беляев, сообщив, что ряд предложений судей Татарстана был учтен при подготовке текста, все же предложил внести некоторые корректировки в проект. Например, глубже раскрыть в п. 5 определение «другого лица», занимающегося частной практикой. Можно, по его мнению, более подробно разъяснить механизм реализации правомочий суда при определении размера возмещения вреда, причиненного бюджету физическим лицом, – в частности, учитывать его имущественное положение, степень вины, характер уголовного наказания. На это, по словам судьи, ориентирует все то же постановление КС РФ.

Профессор Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ Олег Зайцев начал свою речь со своего рода «лирического отступления».

– Сегодня ехал в машине – уже по радио говорят об этом документе как о свершившемся факте, – поделился он своим удивлением с коллегами. – Что Верховный суд разработал постановление пленума, дают характеристику этого документа. Было интересно это услышать!

По словам Зайцева, при подготовке проекта между участниками обсуждения возникали серьезные дискуссии.

– Много дискутировалось относительно момента окончания преступлений данной категории, субъекта налогового преступления, особенностей доказывания данной категории дел. Приходилось разнимать даже некоторых ораторов! – сообщил он и уточнил: — Но до драки не дошло! Реально важный документ и очень много споров!

Как сказал профессор, многие представители научных учреждений, участвовавшие в обсуждении проекта документа, остались недовольны тем, что их идеи не прошли.

– Но невозможно все учесть! – подытожил Зайцев. – Как будет работать данный документ – покажет практика!

Ряд предложений по изменению проекта документа высказал замминистра юстиции Вадим Федоров. Заместитель генпрокурора РФ Леонид Коржинек предложил дополнить постановление разъяснениями о разрешении судьбы гражданского иска по уголовному делу в случае передачи его на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, доработать положения об определении крупного и особо крупного размера неуплаченных налогов. В итоге проект постановления пленума был направлен на доработку редакционной комиссией.