$ 66.75

€ 75.78

Правовые вызовы в связи с санкционными войнами

Мнения25.09.2018
25.09.20182058
Как показывает практика, турбулентность политического взаимодействия между странами может приводить к усилению и расширению санкций, примером чему может служить постоянное увеличение числа российских лиц, на которых наложены американские санкции[1], а также новые законодательные инициативы. Например, новый законопроект США «О поддержании безопасности США от кремлевской агрессии» (далее – DACA»)[2] предполагает введение следующих ограничений:
 
  • Все государственные банки включить в санкции.
  • Запретить все транзакции, связанные с недвижимостью или интересами в недвижимости, Сбербанку, ВТБ.
  • Запретить сделки с новыми долгом РФ.
  • Ввести санкции против олигархов.
  • Запретить инвестиционные сделки в государственные энергетические проекты.
Этот законопроект существенно влияет на настроение предпринимателей и инвесторов по обе стороны Атлантики.

Кроме этого законопроекта, в августе 2018 г. в рамках закона «О контроле и запрете химического и ядерного оружия» 1991 г.[3] США ввели новые санкции против РФ за применение в Великобритании отравляющего вещества «Новичок». Ограничения, поименованные в сообщении Госдепа США[4], вступили в силу 27 августа 2018 г.  Это:
 

  • Прекращение выделения России международной помощи (в соответствии с законом об иностранной помощи от 1961 года), за исключением случаев предоставления срочной гуманитарной помощи, продовольствия или сельскохозяйственных товаров. При этом в документе указано, что в интересах национальной безопасности США Госдепартамент временно отложит введение данного ограничения.
  • Прекращение экспорта в Россию вооружения и оборонной продукции, а также прекращение выдачи лицензий российским госкомпаниям на экспорт в Россию любого вида вооружений и продукции двойного назначения. Исключения будут сделаны при выдаче лицензий для экспорта и реэкспорта товаров для поддержки космических программ (государственных и частных), обеспечения безопасности полетов гражданской авиации и еще в ряде случаев – при этом каждая лицензия будет рассматриваться отдельно. Стопроцентные «дочки» американских корпораций в России смогут по-прежнему ввозить чувствительные (sensitive) товары.
  • Прекращение финансирования для закупок оружия в соответствии с актом о контроле за экспортом вооружения.
  • Отказ в выделении кредитов от правительственных структур, включая Экспортно-импортный банк США.
  • Запрет на экспорт в Россию товаров и технологий, чувствительных с точки зрения обеспечения национальной безопасности США.
В данных условиях для законодателей, правоприменителей и компаний стоит задача поиска адекватных юридических мер для того, чтобы защитить бизнес в России, и часто это похоже на выбор между Сциллой и Харибдой.

Первая проблема, с которой сталкивается бизнес в России: как не нарушить нормы антимонопольных и санкционных ограничений. Дело в том, что ФАС, видя в исполнении санкционных ограничений нарушение ст. 10 ФЗ-135, не учитывает экстерриториальный эффект американских и европейских санкций. Интенции ФАС понятны – защита суверенитета РФ. Однако, не предлагая альтернативных защитных механизмов, антимонопольное ведомство загоняет бизнес в угол – патовый выбор между нарушением российского антимонопольного законодательства или нарушением санкционного режима, потерей деловых партнеров и сокращением присутствия бизнеса на той или иной территории. Например, российская компания, занимающая доминирующее положение на рынке, после проверки контрагента на нахождение его в американском санкционном списке вынуждена отказаться от заключения с этим партнером сделки. Это, по мнению ФАС, ведет к нарушению п. 5 и п. 8 ст. 10 ФЗ-135 в виде дискриминации либо необоснованного отказа от заключения договора.

Вторая проблема связана с тем, что ввиду концентрации производства в РФ некоторые попавшие в санкции предприятия производят как напрямую запрещенные товары (например, танки), так и вагоны для перевозки зерна, угля и других товаров, – как Уралвагонзавод, который попал в украинский санкционный список. И получается, что российские компании, которые не хотят нарушить санкции или попасть на карандаш администратору американских санкций – OFAC, становятся перед нелегким выбором между потерей единственного поставщика и нарушением санкций.

Что касается первой проблемы, то можно предложить, что вместо санкционной оговорки в контракте компаниям лучше разрабатывать санкционную политику. Политика компании обладает свойствами внутреннего корпоративного документа, поэтому на нее могут не распространяться антимонопольные ограничения. Это отличает санкционную политику от санкционной оговорки, включенной в контракт, поскольку последняя является частью регулирования правоотношений между компанией и третьими лицами, и, как следствие, на нее могут влиять антимонопольные ограничения.

Вторая проблема требует творческого подхода. OFAC на своем сайте дает разъяснения по вопросам администрировании санкций, и можно напрямую написать вопрос о том, подпадают ли вагоны для перевозки угля или зерна под санкционные запреты. При этом необходимо подчеркнуть необходимость данных вагонов для перевозки зерна в населенные пункты, которые могут остаться без хлеба на следующий год.

Примечания


[1] Имеется в виду так называемый «Кремлевский доклад», опубликованный Минфином США 30 января 2018 г. (Report to Congress Pursuant to Section 241 of the Countering America’s Adversaries Through Sanction Act of 2017 Regarding Senior Foreign Political Figures and Oligarchs in the Russian Federation and Russian Parastatal Entities), – список российских чиновников, политиков и бизнесменов, «приближенных» к президенту России. В перечень США включили 114 парламентариев, чиновников и глав госкомпаний, а также 96 «олигархов». URL: http://prod-upp-image-read.ft.com/40911a30-057c-11e8-9650-9c0ad2d7c5b5. 06 апреля 2018 г. в санкционный лист (SDN list) были внесены 36 российских лиц, в том числе О. Дерипаска, В. Вексельберг, И. Ротенберг и др.
[2] S. 3336: Defending American Security from Kremlin Aggression Act of 2018 (DASKA) – https://www.govtrack.us/congress/bills/115/s3336/text
[3] H.R.3409 – Chemical and Biological Weapons Control and Warfare Elimination Act of 1991
https://www.congress.gov/bill/102nd-congress/house-bill/3409/text
Теги: