$ 64.67

€ 73.36

Судей в России предлагают обучать на польский манер

Подробности25.10.2018
25.10.20182087
Российской системе обучения служителей Фемиды следует ориентироваться на опыт Польши, а в идеале – Франции. Такие выводы можно сделать из сравнительного обзора центров подготовки судей в этих странах, а также в Португалии – масштабное исследование мирового "рынка" судейского образования было проведено Институтом проблем правоприменения при Европейском университете Санкт-Петербурга.

Французский тренд – лучший…

Как отмечают авторы исследования, развитие профессионального образования судей является общим трендом в европейских юрисдикциях. Однако безусловным первопроходцем и непререкаемым авторитетом в данной сфере следует считать Национальную школу магистратуры в Бордо (L’Ecole nationale de la magistrature, ENM). Созданный еще в середине ХХ века, этот образовательный центр успешно функционирует до сих пор и, по мнению аналитиков, "гибко адаптируется ко всем меняющимся социальным и юридическим реалиям". Более того, его лучшие практики стали перениматься другими западноевропейскими странами.

Модель подготовки судей французской школы может, впрочем, вполне успешно применяться не только в западноевропейских, но и в постсоциалистических странах (не исключая Россию), считают эксперты. В общем смысле она представляет собой относительно длительное обучение –  1 год или более – кандидатов на судейские должности, уже имеющих базовое юридическое образование. В связи с этим обучение строится на приобретении не новых знаний в области права, а практических навыков и специфического мышления, необходимого в повседневной работе судьей.

Важно отметить, что данная модель не предполагает существование в системе министерства образования и под его контролем. Школа судей действует как абсолютно независимое учреждение, руководимое администрацией, назначаемой представителями министерства юстиции, судейского сообщества, общественности. И такой подход способствует более гибкой и самостоятельной политике при составлении программ обучения.

К достоинствам французской модели исследователи также относят "предельно дифференцированный подход" при приеме и последующем обучении, который учитывает, из какой сферы деятельности пришел кандидат, продолжительность его профессионального стажа, научные достижения. Это позволяет частично поддерживать в рамках карьерной "модели рекрутинга" также и "модель признания" – когда контингент из выпускников юридических факультетов разбавляется возрастными слушателями с опытом работы частными юристами, государственными служащими и преподавателями.

Что касается собственно программы обучения, важной особенностью подхода французской школы является полное отсутствие юридических дисциплин по конкретным отраслям права. Как предполагается, абитуриент уже должен владеть этими знаниями, что эффективно проверяется не только наличием у него диплома с весьма высокими баллами, но и крайне сложным вступительным экзаменом. После прохождения данного фильтра слушателю прививают практические навыки разрешения дел, коммуникации со сторонами, ясного письма, учат ориентироваться в этических вопросах. Существенную долю занимают социологические дисциплины. В Португалии этот подход воспринят частично (в программе все-таки сохраняется значительная доля юридических дисциплин), в Польше же "чистая" юридическая подготовка слушателей до сих пор занимает приоритетное положение.

…но Польша нам ближе

По мнению экспертов – составителей обзора, для российского юриста наибольший интерес может представлять все-таки опыт соседней Польши. В Кракове успешно функционирует Национальная школа судебной власти и прокуратуры, призванная решить кадровые проблемы судейской профессии, во многом сходные с нашими собственными: огромное количество кандидатов с исключительно аппаратным опытом, недостаточный уровень юридической подготовки в новых отраслях права, зависимость от административных органов и коррупция.

В Польше существует три трека вхождения в судейскую профессию: по окончании школы судей, после пяти лет работы референтом суда (т. н. referendarz sądowy) и из другой юридической профессии. На практике третий трек встречается крайне редко и чаще возможен для судей, которые назначаются в Верховный суд или Конституционный трибунал. Формальные требования таковы: кандидат должен быть старше 29 лет, иметь высшее юридическое образование, полученное в польском университете, степень magister iuris (можно предоставить также диплом иностранного вуза, степень которого признается польским государством), сдать судейский (или прокурорский) экзамен и окончить Национальную школу судебной власти и прокуратуры.

Для назначения же в суды общей юрисдикции может рассматриваться лишь следующий опыт работы (не менее 3 лет): мировой судья, прокурор, доктор юридических наук (doktor habilitowany), адвокат или юрисконсульт. Наряду с этими категориями на позицию судьи могут претендовать помощники судей (не менее 6 лет стажа), референты суда (не менее 5 лет стажа), помощники прокурора (не менее 3 лет стажа).

Программа обучения, как уже было отмечено, сфокусирована на юридических дисциплинах и, в отличие от программы французской Национальной школы магистратуры, практически не включает социальные и гуманитарные. В обзоре отмечается характерный для "польской модели" длительный период обучения судей, сложный путь построения их карьеры и непредсказуемость места распределения. Такие особенности оказываются совершенно непривлекательными для тех, кто может построить более успешную карьеру в других сферах юридической профессии и достичь желаемого уровня и образа жизни меньшими усилиями.

Как нам подготовить судью?

Опыт названных стран по организации национальных судейских школ аналитики Института проблем правоприменения видят "особенно актуальным и полезным для российского контекста". Важными, если не решающими проблемами российской судебной системы они называют "низкое качество" кадров и "отсутствие независимости" судей.

В настоящее время, констатируется в обзоре, судейская профессия в России пополняется, как правило, "молодыми женщинами с заочным образованием", наработавшими необходимый юридический стаж на должностях секретарей или помощников судей. Явный крен в сторону выходцев из аппарата хотя и гарантирует умение будущего судьи справляться с бумажной работой, но отнюдь не способствует выработке качеств, необходимых для принятия независимого решения или "погружения в нестандартный правовой вопрос".

Для поддержания достойного уровня судейских кадров требуется, таким образом, отдельная ступень профессионального образования по окончании юридического факультета, но непременно до вступления в должность судьи. После, убеждены эксперты, "уже поздно что-либо исправлять", так как остаются лишь "хирургические методы" в виде, например, широко применяемого в России прекращения статуса судьи. Представленный обзор дает повод "поразмышлять о необходимости движения в сходном направлении" и в нашей стране – по тому пути, который признается все большим числом европейских государств как оптимальный способ подготовить хорошего судью, констатируют аналитики.

Возможно, нам стоит воспринять хотя бы некоторые особенности "французского подхода", а именно – насыщенный этап стажировки, который значительно превышает по объему аудиторную часть учебной программы. При этом практика в качестве стажера плотно связана с обучением, с начала обучения слушатель получает особый статус и формально становится частью судейской профессии, он может, в частности, выполнять несложные судейские или прокурорские функции. Кстати, в "польской системе" такое направление развито недостаточно. Сложившаяся в этой стране система оставляет риск воспроизводства аппаратного трека при наборе судей, что невозможно во французской модели.

Вместе с тем составители обзора считают, что на польском примере заметно все же довольно поверхностное внедрение опыта других стран по созданию центра начальной подготовки судей. А именно – когда копируются внешние атрибуты, но не до конца "перенимается сам дух и смысл образования". В Польше не была существенным образом перестроена и система набора судей, когда обучение в школе становится доминирующим и наиболее массовым способом попадания в судейскую профессию. В связи с таким половинчатым подходом реформа не дала тех результатов, которые от нее ожидали. И это необходимо учитывать при реализации идеи профессионального центра подготовки судей в российском контексте, который, впрочем, пока отличается не в лучшую сторону даже от "польского варианта".