$ 66.43

€ 75.39

Улюкаев объяснил свое задержание предстоящим разговором с Путиным

Новости04.12.2017
04.12.20172459
На процессе по делу Алексея Улюкаева в Замоскворецком суде Москвы гособвинение 4 декабря запросило для экс-министра 10 лет колонии строгого режима и штраф в полмиллиарда рублей. Адвокаты подсудимого потребовали полностью оправдать своего подзащитного, а Улюкаев вдобавок рассказал, почему считает, что в отношении него совершена провокация и кому это было выгодно.

Открыв заседание, судья Лариса Семенова объявила о том, что судебное следствие по уголовному делу о взятке в $2 млн завершено и процесс переходит в стадию прений. Первым место за кафедрой занял прокурор Борис Непорожный. Он вкратце напомнил фабулу обвинения: Улюкаев 15 октября 2016 года потребовал от Сечина взятку в $2 млн за ранее данное Минэкономразвития положительное заключение на приватизацию "Роснефтью" 50-процентного госпакета акций "Башнефти" – угрожая в случае отказа препятствовать законной деятельности "Роснефти" путем "дачи отрицательных заключений по иным сделкам”. 14 ноября был задержан при получении взятки с поличным в штаб-квартире "Роснефти" на Софийской набережной.

– В судебном заседании исследованы доказательства, подтверждающие совершение преступления, – сказал Непорожный. Он сослался на допросы ряда свидетелей обвинения, в том числе бывшего вице-президента, руководителя службы безопасности "Роснефти" генерала ФСБ Олега Феоктистова, показания которого ранее были засекречены по решению суда.

По мнению Непорожного, в своих показаниях Улюкаев попытался представить себя жертвой провокации со стороны Сечина.

– Подсудимый как на предварительном следствии, так и в суде не смог объяснить, для чего Сечину потребовалось совершать провокацию и давать ложные показания, – отметил представитель гособвинения.

Версию Улюкаева о том, что он приехал к Сечину, чтобы обсудить выполнение поручений президента по приватизации 19,5% акций "Роснефти", Непорожный назвал “неумелой попыткой завуалировать истинную цель визита”. "Совершенно очевидно, что подсудимый пытается прикрыться исполнением поручений президента", – сказал прокурор.

– Непонятно, что помешало Улюкаеву обсудить те вопросы, ради которых он приехал? – вслух рассуждал Непорожный. – У гособвинения здесь ответ простой, и он лежит на поверхности. Улюкаев уже получил $2 млн, остальное ему просто неинтересно.

Не верит гособвинение и заявлению Улюкаева, будто он считал, что в сумке дорогое вино. Версию Улюкаева прокурор назвал несостоятельной, противоречивой и опровергаемой как свидетельскими показаниями, так и письменными материалами и аудио- и видеозаписями: "Как оно было на самом деле, мы все увидели и услышали".

– Не получается в это поверить, картинка не складывается. С таким же успехом подсудимый мог сказать, что в сумке находится картошка, – добавил Непорожный. – Министр воспринял $2 млн как причитающееся. Полученное в сумке не подарок, а результат выполнения определенного требования.

Комментируя слова подсудимого о том, что Сечин в Гоа обещал угостить его вином, "которое тот никогда не пробовал", Непорожный призвал на помощь Сергея Ожегова и его знаменитый "Толковый словарь".

– Значение слова "угостить" – это с радушием предложить что-нибудь выпить и поесть. Этому никак не соответствуют 22 кг вина. Это два ведра! – удивлялся прокурор. – И хоть бы какая-то ответная реакция, удивление. Нет, молча потащил, поставил [в багажник], беседуют дальше.

Подводя итог своей эмоциональной речи, Непорожный заявил, что вина подсудимого в получении взятки полностью доказана. Со слов прокурора выходило, что именно Улюкаев совершил действия, направленные на получение взятки: инициировал разговор с Сечиным, потребовал взятку в Индии, лично приехал в офис "Роснефти" на служебной машине, получил сумку с ранее оговоренной взяткой, поставил ее сам в багажник своей автомашины, после чего попытался с ней скрыться, но был остановлен сотрудниками ФСБ.

– На основании доказательств, исследованных в суде, полагаю необходимым исключить квалифицирующий признак преступления – вымогательство взятки, – попросил суд между тем Непорожный. Но действия подсудимого предложил все же квалифицировать по ч. 6 ст. 290 УК (получение взятки в особо крупном размере).

– Улюкаев, занимая госдолжность министра экономического развития, облеченный властью, решил ее использовать с целью личного обогащения, – чеканил представитель гособвинения. – Что, безусловно, подрывает авторитет государства, уважение к лицам, занимающим государственные должности. И не способствует укреплению доверия к исполнительной власти.

Прокурор обратил особое внимание на мотив совершения особо тяжкого должностного преступления – корысть.

– Нуждался ли министр в денежных средствах? Что его толкнуло на преступление? Можно смело утверждать, что подсудимый не только не испытывал материальных трудностей, но и – другого слова не найти – просто "катался как сыр в масле".

Непорожный перечислил, на какое имущество экс-министра в обеспечение исполнения приговора наложен арест:

– Это 12 земельных участков, два жилых дома, автомобиль марки Range Rover, денежные средства в размере $1,3 млн и более 110 млн руб., золотые и серебряные монеты, наручные часы.

Непорожный назвал смягчающие обстоятельства, которые необходимо учесть при вынесении приговора Улюкаеву: наличие на иждивении двух малолетних детей, а также возраст и состояние здоровья, положительные характеристики подсудимого, преклонный возраст родителей, отсутствие судимости.

– Ваша честь, прошу признать Улюкаева виновным и назначить 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима со штрафом в пятикратном размере суммы взятки – 500 млн рублей, – подытожил прокурор.

Кроме того, он потребовал лишить Улюкаева классного чина "Действительный государственный советник РФ", звания "Заслуженный экономист РФ", орденов "За заслуги перед Отечеством" III и IV степени, Ордена Почета и права занимать должности в органах госвласти на 10 лет.

– Ваша честь, у нас труд коллективный, позиция согласована, – поддержал коллегу прокурор Павел Филипчук.

Улюкаев, до сих пор слушавший выступление прокурора с каменным лицом, в последние мгновения, казалось, был оглушен и раздавлен предложенным для него наказанием. Его адвокаты сидели с раскрасневшимися лицами и выглядели растерянными. Они принялись что-то шептать подсудимому – очевидно, слова поддержки. И в итоге попросили 10-минутный перерыв для того, чтобы согласовать общую позицию перед выступлением.

После этого слово предоставили адвокату Тимофею Гридневу. В своей не менее эмоциональной речи он довольно подробно проанализировал подготовку документов по приватизации "Роснефти" в недрах Минэкономразвития. Вывод адвоката был таков: "Улюкаев не мог требовать взятки от Сечина за принятие положительного решения об участии "Роснефти" в приватизации "Башнефти". Гриднев отметил, что Минэкономразвития всего лишь давало свое мнение по поводу приватизации, а все основные, системные, судьбоносные решения принимало правительство РФ, в том числе вице-премьер Аркадий Дворкович. Версию о требовании Улюкаевым взятки он назвал крайне надуманной и неубедительной.

– Трудно предположить, что Улюкаев, зная положение Сечина в российской политической элите, опыт и знания главы "Роснефти" о работе госаппарата, мог аргументировать получение им взятки тем, что без него, Улюкаева, приватизация "Башнефти" никогда бы не состоялась, а Сечин в это безоговорочно поверил.

Гриднев упрекнул следствие в том, что оно так и не смогло установить место и способ вымогательства взятки у Сечина. По словам адвоката, об этом известно только из засекреченных показаний Олега Феоктистова, данных им 20 сентября 2017 года в суде. Тот, в частности, сообщил, что Улюкаев требовал $2 млн в отеле индийского штата Гоа на саммите стран – членов БРИКС 15 октября. Якобы Улюкаев во время игры на бильярде Сечина и президента банка ВТБ Андрея Костина приложил к лацкану пиджака два пальца, обозначив так сумму.

– Это косвенные показания, представленные суду свидетелем Феоктистовым со слов Сечина, – сказал Гриднев. – К ним следует относиться критически, он заинтересованное лицо.

Вдобавок, отметил Гриднев, следствие так и не допросило важного свидетеля Костина, который "мог бы внести существенную ясность". Он напомнил, что "не заявляли подобного ходатайства в судебном заседании и представители гособвинения".

– Если следствие проигнорировало допрос Костина, то значит, этот свидетель для него неудобен. А значит, требования взятки не было, – резюмировал адвокат. Он также расценил неявку свидетеля Сечина в суд по многочисленным повесткам как отказ от выдвинутых им обвинений в адрес Улюкаева.

Гриднев заявил, что обстоятельства обращения Сечина и Феоктистова в ФСБ с сообщением о взятке содержат признаки заведомо ложного доноса. Кроме того, организация оперативного эксперимента являлась провокацией взятки.

Адвокат Гриднев и его коллеги – Лариса Каштанова и Дареджан Квеидзе – также поставили под сомнение результаты комплексной психолого-лингвистической экспертизы, проведенной по требованию СКР, и законность первоначальных следственных действий в отношении экс-министра, которому была предоставлена защита только спустя несколько часов после задержания.

– Считаем, что обвинение Улюкаева в совершении преступления не нашло своего подтверждения. И он должен быть оправдан. Кроме того, мы просим суд снять арест с имущества Улюкаева и вернуть ему деньги и вещи, – заключил Гриднев.

Выступивший в прениях Алексей Улюкаев заявил, что вся цепь событий 14 ноября 2016 года является "искусственной конструкцией, применяемой в целях провокации взятки". Он утверждал, что именно Сечин во время звонка по спецсвязи АТС-1 уговорил его приехать в офис "Роснефти" под предлогом провести экскурсию по компании.

– Руководитель крупнейшей компании, безусловно, является важным партнером. Я тогда думал, что мне с ним дальше работать, – объяснил Улюкаев, почему он все-таки согласился на встречу.

Экс-министр отметил ряд странностей, с которыми столкнулся во время визита в "Роснефть". Во-первых, Сечин лично встречал его на улице – как президента или премьера. Во-вторых, был одет в теплую куртку и свитер – как "для зимней рыбалки". В-третьих, скомканность встречи, где должна была обсуждаться приватизация 19,5% акций "Роснефти". Поэтому "сумка под елочкой" на этом фоне для него не выглядела странно.

– У меня не было 100-процентной уверенности, что там вино, но с высокой степенью вероятности я считал, что это так, – заявил Улюкаев. Он добавил, что все его знакомые знают о пристрастиях экс-министра – о книгах и вине, которые ему обычно и дарят. А Сечин тем более обещал в Гоа угостить его этим спиртным напитком.

Следственный эксперимент по взвешиванию в суде сумки с долларами экс-министр назвал эффектным, но заметил, что в такой же саквояж, на его взгляд, также легко вмещаются 10-12 бутылок вина в подарочных коробках. "Они будут весить не меньше 20 кг, это легко может проверить каждый даже без помощи специалиста-метролога", – сказал Улюкаев.

Подсудимый еще раз заверил суд, что однозначно воспринял слово "объем" как объем денежных средств, которые компания должна изыскать, чтобы справиться с приватизационной задачей.

– Руководитель крупнейшей компании в стране разве может потратить несколько недель в командировке, чтобы собрать $2 млн? – задался риторическим вопросом Улюкаев, отметив, что собрать 700 с лишним млрд руб. для приватизации акций "Роснефти" – это как раз задача, которая требует длительного времени.

– Если провокация взятки осуществляется, то должен быть мотив, – заметил Улюкаев. Он заявил, что инвесторы должны были заплатить за приватизацию 19,5% акций "Роснефти" 710 млрд руб. Однако после его ареста было принято решение, что компания заплатит на 18 млрд руб. меньше. "Это почти четверть всех расходов на культуру в РФ", – отметил министр.

– Да и сама структура сделки по приватизации 19,5% акций "Роснефти" настолько непрозрачна и сомнительна, что ее организаторы резонно стремились устранить, возможно, критика, к которому могли прислушаться, – предположил Улюкаев, пояснив, что именно ему было поручено руководством страны осуществлять контроль за этой сделкой.

Он добавил, что замысел провокаторов созрел в 20-х числах октября, когда злоумышленники уже точно решили добиваться снижения цены продажи акций "Роснефти".

– Они понимали , что министр может воспротивиться этому, потому что тогда пропадает тот самый важный аргумент, которым была поддержана продажа "Башнефти", – синергетический эффект от сделки для бюджета.

Улюкаев сообщил, что 14 ноября была последняя возможность для провокаторов сместить его с должности, поскольку он находился в Москве. Ранее министр был в служебной командировке, а 15 ноября должен был улетать в Перу на саммит АТЭС, где президент мог уже поинтересоваться его мнением о нюансах сделки. Изначально, сказал Улюкаев, провокация планировалась в даты с 31 октября по 2 ноября.

– Почему организатор этой провокации так и не пришел в суд? Наверное, осознал последствия дачи ложных показаний в суде. А без ложных показаний ему сказать нечего, – заявил Улюкаев. Он попросил суд оправдать его и решить вопрос о направлении материалов в СКР для проведения проверки фактов о заведомо ложном доносе, совершенном Сечиным и Феоктистовым, а также о провокации взятки со стороны сотрудников ФСБ.

Следующее заседание суда назначено на 7 декабря.