Суд ограничил время знакомства с делом вышедшего из него адвоката

Новости05.12.2017
05.12.20171477
Судебный процесс, связанный с корпоративным конфликтом королей рынка минеральных удобрений России – химических гигантов «Тольяттиазота» и «Уралхима», – вступил в новую фазу, характерными чертами которой стали более чем жесткие «ограничительные» меры, накладываемые судом то на одного, то на другого из участвующих в деле адвокатов.

27 ноября в Басманном суде были заслушаны (и удовлетворены) два ходатайства со стороны следствия. И впредь защитнику одного из обвиняемых, Антону Малинскому, ввиду ограничения времени знакомства с делом предстоит прочитывать его со скоростью несколько тысяч страниц в день.

Вторым постановлением – и вновь по ходатайству следствия – суд ограничил во времени знакомства с материалами дела другого адвоката – Павла Зайцева. Пикантности этому решению придает тот факт, что господин Зайцев вышел из процесса около двух месяцев назад. Освещающие процесс журналисты метко сравнили столь неоднозначную ситуацию с сюжетом гоголевских «Мертвых душ».

Нельзя не отметить, что сами потерпевшие знакомились с 450 томами дела и с трудновообразимыми 10 терабайтами приобщенных материалов порядка календарного месяца – и никаких попыток их ограничения со стороны следствия не было.

Как тем временем рассказал сам Зайцев «МК», доверитель расторг с ним соглашение «на том основании, что у нас с ним возникли неустранимые противоречия в позиции защиты».

– С тех пор в уголовном процессе я участия не принимал, хотя следователь Степанов многократно пытался меня к этому принудить, – сообщил адвокат. – У меня в практике такого еще не было, чтобы следователь требовал от адвоката защищать человека, если человек добровольно сам от меня отказался… Я думаю, что у следователя тут какие-то свои, внутренние интересы, которые он отстаивает.

Что же касается Антона Малинского, обязанного, по мнению судьи, читать дело со скоростью компьютерной программы последнего поколения, то все это тем более нелогично, что чуть ранее сами следователи (!) чинили ему всяческие препоны при доступе к материалам дела (неверно оформленные документы и т. п.). В итоге адвокат был вынужден даже подать жалобу на действия сотрудников СКР. Последние представили отзыв, в котором утверждалось: Малинский не допускается в дело «вполне обоснованно».

Затем был рапорт, по которому СКР уже не возражает против допуска защитника. А через пару недель после вступления адвоката в дело следком пришел в Басманный суд с ходатайством об ограничении Малинского. Верится во все это как будто с трудом, но факт есть факт.

Налицо малоприятная и опасная тенденция, ведь одной из «первых ласточек» стал в свое время защитник Андрей Московский, его также пытались заставить прочитывать по несколько тысяч страниц дела в ежедневном режиме. Басманный суд удовлетворил это достаточно спорное ходатайство следственных органов, но затем апелляция в лице Мосгорсуда это решение отменила.

Следствие, не сдаваясь, незамедлительно подало точно такое же ходатайство – и суд утвердил его. Причем не дождавшись возвращения уже аннулированного решения из Мосгорсуда. Как заметил тогда сам адвокат, это «полноценный юридический казус» – согласно закону, рассматривать следующее ходатайство до завершения рассмотрения первого нельзя.

Еще один адвокат, Инна Тихомирова, которая вошла в дело в августе, попала точно в такое же положение. Спустя два месяца следствие принесло в суд ходатайство об ограничении ей сроков знакомства с материалами дела. «Даже в эти два месяца ей несколько раз отказывали в возможности поработать с документами. В результате из 78 дней, которые адвокат мог бы знакомиться с делом, реально она смогла проработать только 30. После этого следствие обвинило Тихомирову в затягивании процесса и потребовало ограничить продолжительность этого этапа дела. Несмотря на проигрыш по апелляции после аналогичного решения, суд ходатайство следствия вновь удовлетворил», – бесстрастно цитирует адвоката все тот же "МК".

Простой вопрос «Кому все это надо?» пока остается без ответа даже у отлично знакомых с перипетиями процесса специалистов. Ясно одно: есть некие силы, которые явно заинтересованы препятствовать адвокатам в их вполне законной деятельности. И силы эти достаточно могущественны – иначе Басманный суд не стал бы площадкой для реализации их, мягко говоря, неоднозначных и запутанных проектов.