$ 62.95

€ 70.56

ВККС не простила судье адвокатских услуг

Судебный репортаж14.02.2019
14.02.20197196

Фото: Youtube

Высшая квалифколлегия судей 14 февраля отменила решение своих мордовских коллег, отказавшихся прекратить по представлению республиканского совета судей отставку мирового судьи Валентина Змеева, который после того, как снял мантию, решил заняться запрещенной деятельностью. Казалось, что некоторые из членов ВККС душой были на стороне судьи, однако факт прямого нарушения им закона не оставил никаких шансов на иной исход дела.

Ввиду временного отсутствия Николая Тимошина заседание ВККС пришлось вести ее зампредседателя Александру Сбоеву, председателю Третьего окружного военного суда.

– Вы жалобу совета судей признаете или отвергаете? – поинтересовался он у единственного присутствующего в зале участника дела Валентина Змеева.

– Нет, – еле различимо откликнулся бывший служитель Фемиды, одетый в скромный серый свитер и столь же неприметные брюки.

– Не признаете… А вот не прибыли к нам представители квалифколлегии, совета судей… – констатировал Сбоев.

Впрочем, члены ВККС тут же единогласно решили рассмотреть жалобу в отсутствие “извещенных, но не явившихся” лиц.

Из доклада по материалам дела, с чувством зачитанного председателем судебного состава Верховного суда РФ Николаем Романенковым, следовало, что мировой судья судебного участка № 2 Ковылкинского района Республики Мордовия 55-летний Валентин Змеев работал в своей должности с 2000 по 2007 год, после чего ушел в отставку на основании личного заявления. 7 ноября 2018 года республиканский совет судей обратился в региональную ККС с представлением о прекращении его отставки в связи с несоблюдением требований закона о статусе судей. Указывалось, что пребывая в отставке и “сохраняя принадлежность к судейскому сообществу”, Змеев осуществлял адвокатскую деятельность вплоть до 20 июня 2018 года. Решением квалифколлегии от 15 ноября 2018 года в удовлетворении представления было отказано, после чего совет судей обжаловал это решение в ВККС.

Жалоба содержала ссылку на то, что коллегия сделала “неправильные, основанные на неверном толковании закона выводы” – в частности о том, что “обстоятельства, являющиеся основанием для прекращения отставки судьи, должны продолжаться до рассмотрения вопроса о прекращения отставки” (а Змеев по факту ушел на покой почти за полгода до заседания). Представитель ККС в свою очередь прислал в высшую квалифколлегию возражения – он ссылался на то, что оспариваемое решение было принято в установленном законом порядке, с соблюдением процедуры, и поэтому является законным и обоснованным.

Слово дали самому судье, безмолвно внимавшему до этого докладчику. “Все материалы у нас имеются перед глазами, поэтому прошу без повторений… говорите, что именно вы хотите”, – попросил Сбоев.

– Полностью согласен с возражениями и с решением квалифколлегии, – с некоторым трудом произнес выглядящий не вполне здоровым Змеев и тут же вновь умолк.

– Может быть, есть вопросы? – мягко уточнил Сбоев. Возникла полуминутная пауза.

– Он просит оставить без изменения решение ККС, сохранить его, – сердобольным тоном подсказал кто-то из членов коллегии. – Он согласился с ним!

– А дополнительные доводы какие-то у вас есть? – вновь любезно обратился к Змееву зампред. – Ну, кроме тех, что изложены в ваших возражениях…

– Сейчас я в тяжелом положении… болею. – Вновь показалось, что каждое слово стоит судье огромных усилий. – И потом… горе у меня случилось… Сын с двумя детьми остался, мама у них умерла. Я сейчас за детьми этими ухаживаю, помогаю им. Работать, к сожалению, не могу – и сидеть на шее у сына тоже не могу. Все, больше ничего у меня нет…

– А вы отставочные получаете? – спросила завкафедрой государствоведения РАНХиГС при президенте РФ Наталья Чепурнова.

– Нет, – коротко отвечал Змеев. – Только как ветеран боевых действий… компенсацию на лечение – в пределах трех тысяч рублей…

– А боевые действия – это где? – решила уточнить Чепурнова.

– В Афганистане служил. – Ее собеседник оставался столь же лаконичным.

– То есть ждете возраста, который дал бы возможность получать отставочные?

– Да…

Затем докладчик Романенков коснулся содержания протокола заседания ККС, куда были занесены возражения Змеева против позиции совета судей, из-за которой он фактически лишался в будущем денежного содержания. Служитель Фемиды указал, что в конце 90-х годов, когда он работал следователем, ему пришлось пресекать преступные действия неких граждан – тогда ему причинили тяжкую травму лица, приведшую к развитию онкологического заболевания. Позже Змеев перенес сложную операцию и долго лечился.

– Никаких порочащих проступков я не совершал, так… – декламировал Романенков, глядя на лист с возражениями судьи. – А вопрос-то возник почему… когда он обратился за пожизненным содержанием, то представил трудовую книжку. И выяснилось, что, имея статус судьи в отставке, он работал сначала помощником адвоката, а затем осуществлял адвокатскую деятельность…

– Желаете еще что-нибудь исследовать? – решил спросить Сбоев у Змеева.

– Нет, ничего, – выдохнул тот.

Высшая квалифколлегия совещалась минут десять, затем председательствующий зачитал резолютивную часть ее решения: отменить решение республиканской ККС. На лице Валентина Змеева не дрогнул ни один мускул, он распрямился и твердой походкой вышел из зала.

    Oleg Poddubnyi

    16 февраля 2019 at 02:53

    А что в итоге?
    Что же присудили псевдосудье?Расвобождение от профессии?

    Андрей Парован

    16 февраля 2019 at 11:40

    Сами себя жрут! Ни какого сострадания или человеческого понимания даже к своему коллеге, что уж тут говорить о простых людях. Половину можно гнать из судейства закрытыми глазами. Надеюсь, что каждому судье на его главном суде будут мерить такой же мерой, какой он на своем суде людям мерил, будут судить тем судом, каким он судил!