$ 63.96

€ 71.92

ВККС припомнила главе суда семейный автопарк и договор цессии на квартиру

Судебный репортаж11.02.2019
11.02.20194182

Игорь Хорошилов (слева) и Алексей Ордынский

Высшая квалифколлегия судей 11 февраля рассмотрела кандидатуры на должности председателей Кемеровского и Тульского облсудов. И если первому из них удалось преодолеть “сито” ВККС без особых проблем, то второму пришлось выдержать настоящий допрос и признать досадную ошибку в заполнении документов – впрочем, от дальнейшей обструкции со стороны членов коллегии его любезно спас глава Совета судей РФ, многоопытный Виктор Момотов.

Материалы по делу 46-летнего Алексея Ордынского, намеревающегося возглавить Кемеровский областной суд, в двух словах представил председатель Арбитражного суда Севастополя Александр Акулов. Он доложил, что претендент с 2008 года работает судьей Кемеровского облсуда, а в 2015 году назначен зампредседателя этого же суда. Стаж работы по профессии у Ордынского – 23 года, а судейский стаж – 9 лет. Судья первого квалифкласса, само собой, запасся положительной характеристикой. Вместе с тем ближайшие родственники кандидата, как следовало из его анкеты, привлекались к административной ответственности.

Единственный серьезный вопрос к Ордынскому касался судимости его тестя – Акулов попросил соответствующих разъяснений.

– Судимость 1976 года, – конкретизировал судья. – Это было в Казахстане. Ну и с 2001 года он находится в розыске… как пропавший без вести. Информацией я не располагал, умысла какого-то у меня… ну… не имелось. То, что у меня было, то и указал.

Затем кандидата спросили, не рассматривал ли он дела с участием организации, где трудится его брат – индивидуальный предприниматель. Ордынский припомнил лишь один административный иск, рассмотренный облсудом, к чему он сам отношения не имел. Еще одна небольшая претензия касалась прекращения дела, возбужденного в отношении одного из родственников (Акулов назвал его “по части 4 статьи 12.15” – видимо, речь шла о норме КоАП РФ, где прописаны санкции за выезд на полосу встречного движения).

– Основания прекращения дела? – осведомился Акулов.

– Отсутствие события! – отрапортовал Ордынский. – А я непосредственно узнал об этом, когда сведения в квалифколлегию представлял.

Судьба отца супруги заинтересовала и председателя ВККС Николая Тимошина.

– А в 2015 году, когда вы назначались на должность зампредседателя облсуда, были ли эти данные? – решил выяснить он.

– Аналогичные я представлял… – ответил судья. – Ничего не известно было.

Зампредседателя Верховного суда РФ Сергей Рудаков и председатель совета судей Виктор Момотов поддержали кандидата, после чего Тимошин поставил вопрос на голосование. Ордынский получил рекомендацию единогласно. Он, заметно оживившись, вышел из зала со словами “благодарю за доверие!”.

Претендующего на кресло председателя Тульского областного суда 56-летнего Игоря Хорошилова представил коллегии зампредседателя Мособлсуда Александр Мязин. Из доклада следовало, что в 2014 году он стал зампредседателя Тульского облсуда, а в настоящий момент исполняет обязанности его председателя. Стаж работы по специальности Хорошилова составляет свыше 25 лет, а судейский стаж – более 22 лет, кандидат имеет четвертый квалифкласс и многочисленные награды.

– Начинал свою деятельность в качестве судьи военного суда, – сообщил Мязин. – Был председателем Тульского гарнизонного военного суда… Характеризуется исключительно положительно! Качество его работы – практически стопроцентное.

Показатель “100 процентов” тут же всплыл еще раз – докладчик проинформировал, что зять Хорошилова имеет полный пакет акций ОАО “Тульская птицефабрика”. Конфликт интересов “проверялся” – с положительным для претендента выводом.

Тимошин предложил задавать вопросы кандидату.

– Поясните по поводу получения вами квартиры по договору цессии, – предложил Мязин.

 Я проживал до этого в квартире… ну, трудно назвать это договором социального найма, – поведал Хорошилов. – Она не была служебной и на балансе муниципальных органов не стояла… Я был признан нуждающимся, поставлен на очередь Суддепартаментом – ну и по договору цессии мне было передано право требования…

– То есть все соответствует законодательству о статусе судей? – уточнил Мязин и получил ответ “так точно!”.

Затем Николай Тимошин попросил Хорошилова прокомментировать результаты его проверки по линии ФНС. 

– Я просто не конкретизировал доход супруги, – смущаясь, заявил тот. – Она половину года работала в ООО “Солнышко”, а вторую половину преподавала… Я подал единый доход, а потом разбил… по требованию.

И тут председатель ВККС заставил претендента крепко понервничать – он поставил ему на вид то, что судья указал зарегистрированные на каждого из супругов автомобили как их “совместную собственность”. 

– Так совместная она или индивидуальная? – внимательно посмотрел на кандидата Тимошин.

– Ну да, у каждого свой, – потупился Хорошилов. – У меня “Мицубиси Паджеро” 2010 года, а у жены “Хюндай Крета” 2017-го… 

– Так почему подали как совместную? – наступал глава коллегии. 

– Наверное, ошибся, – совсем смутился кандидат. – Зарегистрированы и на жену, и на меня… 

– Ошибку, значит, признаете?! – назидательно спросил Тимошин. 

– Признаю, – эхом откликнулся Хорошилов.

Сергей Рудаков поддержал его кандидатуру. То же сделал и Виктор Момотов, решивший все-таки выручить судью и внести необходимое, на его взгляд, уточнение. 

– Хочу обратить внимание на такой нюанс… хотя машина зарегистрирована на конкретное лицо, но она – реально! – находится в совместной собственности, – со знанием дела  уточнил доктор юрнаук, а Тимошин едва заметно улыбнулся. 

При этом Хорошилов с благодарностью взглянул в сторону Момотова. Началось голосование – рекомендацию он получил единогласно.