$ 64.07

€ 72.24

ВККС отказала столичному судье в продвижении по карьерной лестнице

Судебный репортаж07.02.2019
07.02.20196823

Фото: Youtube

Высшая квалифколлегия судей 6 февраля продолжила обсуждение кандидатур служителей Фемиды, желающих перейти в “столичный” Второй кассационный суд. И вновь драматически не повезло представителю Москвы: имевший, казалось, 100-процентные шансы преодолеть рубеж ВККС многоопытный судья-криминалист кассации Мосгорсуда “срезался” на пустяковом вопросе, а его коллега из Мособлсуда за четыре минуты получила рекомендацию, чему не помешало даже наличие у нее близкого родственника с гражданством иной страны.

Доклад по материалам дела судьи Мособлсуда 55-летней Людмилы Пугиной оперативно зачитала председатель 14-го ААС Анжела Потеева. Выяснилось, что претендент в 1986 году окончила ВЮЗИ, а позднее получила кандидатскую степень. Судейскую мантию она надела в 1994 году.

– Стаж работы по юридической профессии – тридцать три года, – с несколько торжественной интонацией продекламировала Потеева, – из них в должности судьи – двадцать семь лет! Присвоен первый квалификационный класс!

По рядам членов коллегии в этот момент прошел одобрительный гул, кто-то утверждающе кивнул головой, а кто-то улыбнулся.

Судя по представленной “исключительно положительной” характеристике, Пугина являлась более чем подходящим кандидатом в новый суд – она работает судьей кассационной группы по гражданским делам и докладчиком гражданских дел на заседании президиума Мособлсуда.

– Людмила Николаевна принимает активное участие в жизни судейского сообщества, неоднократно избиралась председателем квалифколлегии судей Московской области, делегатом Всероссийского съезда судей, – проинформировала между тем докладчик.

Было отмечено, что представленный кандидатом комплект документов, в частности, о происхождении денежных средств, приобретении и движении имущества, является полным и “очень подробным”.

Получив возможность задавать вопросы, Потеева поинтересовалась для начала дочерью Пугиной, которая работает юрисконсультом в коммерческой структуре, а ранее занимала должность в администрации городского поселения Красногорск и представляла ее интересы в Мособлсуде. Судья заверила, что дел с участием администрации не рассматривала. Затем настал черед сестры претендента, вышедшей замуж за иностранного гражданина.

– Дальше что произошло? – деликатно спросила Потеева. – Она уезжала?

– Уезжала, – подтвердила Пугина. – Но муж после болезни умер…

– Гражданство не получала?

– Нет, у нее двойное, – спокойно сообщила судья. – Она потом вернулась, проживает на территории Российской Федерации.

– А какое-либо имущество у нее за пределами… – начала ее собеседница.

– Нет… Ни там нет, ни детей у нее нет, – несколько сумбурно уточнила Пугина.

– Нет больше вопросов! – отложила бумаги Потеева.

Зато они нашлись у председателя ВККС Николая Тимошина.

– Скажите, вы продавали эти автомобили, в отношении которых был запрос… “Ауди” и “Хонда”? А в декларации отразили? – решил спросить он.

– Да, все движения средств однозначно отразились! Обязательно! – закивала кандидат.

– Кандидатуру Людмилы Николаевны поддерживаем! – практически сразу откликнулся председатель Второй кассации Анатолий Бондар. Такое же мнение было и у главы секретариата председателя ВС РФ Романа Рябзина.

– Голосуем! – Казалось, председатель 3-го окружного военного суда Александр Сбоев только и ждал этого момента. Поднялся лес рук – Пугина получила рекомендацию единогласно.

– Вы рекомендованы. Удачи! – приветливо улыбнулся Тимошин.

Совершенно по другому пути пошло обсуждение кандидатуры 50-летнего судьи Мосгорсуда (с 2012 года) Александра Сычева, что явно обескуражило не только его самого, но и как будто даже некоторых членов ВККС. Доклад по материалам его дела представил завкафедрой конституционного права юридического института РУДН Виталий Еремян. Из него следовало, что Сычев – выпускник Саратовского юридического института имени Д. И. Курского, имеет общий стаж работы по специальности 25 лет и судейский стаж 19 лет, является обладателем первого квалифкласса. С 2003 по 2012 год он работал судьей Ульяновского облсуда, а затем перебрался в столицу.

– В деле имеется характеристика, подписанная председателем Мосгорсуда Егоровой, – проинформировал Еремян. – В целом она… ну, положительная. Каких-либо существенных препятствий к рассмотрению кандидатуры нет. Разве только за исключением того, что…

Докладчик на несколько секунд замялся и сообщил о “некоторых дополнительных сведениях… связанных вот с этим гаражом”.

– Мой вопрос будет связан с тем… Почему эта коллизия была разрешена в 2019-м, а не в 2015-м? – не дожидаясь собственно “раунда вопросов”, вполголоса анонсировал Еремян, точно о чем-то задумавшись. – Вас ведь в 2012-м уже назначал президент на должность судьи, да… а так, в принципе, вопросов нет. Но я готов несколько слов услышать от нашего соискателя!

– Пожалуйста, вопросы! – дал отмашку Тимошин.

– Так объясните, пожалуйста, – голос Еремяна обрел твердость, – вот вы предоставили копию договора о финансировании строительства и так далее… Но почему только сейчас? Разве до этого нельзя было это сделать? Почему в соответствующих госструктурах возникли вопросы по этому гаражу?!

Сычев пожал плечами, потом слегка развел руки в стороны…

– Так это не вы, это я должен удивляться как член коллегии! – жестко заметил профессор права.

– Я ничего не скрывал, – голос претендента заметно дрогнул, – никаких сведений по поводу гаража. В 2014 году я указал…

– Да-да, это в Ульяновске было, потом вы в Москву отправились, все эти перипетии каким-то образом отражены в вашем деле, – подсказал Еремян.

– В 2014-м я указал в справке сведения о продаже гаража, – вновь вымолвил Сычев.

– Вопросы-то были вызваны тем, что со средствами как-то… – конкретизировал его собеседник. – Вы средства как передавали?

– Я тогда уже находился в Москве, не мог я отвлекаться от работы! – отбивался судья. – Я оформил доверенность на супругу покупателя, она потом продала этот гараж. За 400 000 рублей, да. Их я и указал.

– Но вы указали за 2014-й! – продолжал гнуть свою линию Еремян. – Не за 2015-й, когда была осуществлена сделка!

– Ведь деньги я получил именно в 2014-м, – отвечал поникший Сычев. – В декабре написал доверенность. Я ж… не знал, когда он будет продан! Деньги получил… отчитался я…

– Ну, спасибо, – решил подвести черту Еремян.

– А вы в суде по уголовным делам, да? – спросил Тимошин.

– Да, – коротко подтвердил кандидат.

– В кассации работаете?

– Я… лет 14 работал в надзорной инстанции… затем в кассационной. – Сычев выглядел выбитым из седла – совершенно не так, как подобало бы идеальному кандидату.

– Кандидатуру Александра Алексеевича не поддерживаем! – громко заявил Анатолий Бондар, и кто-то в этот момент еле слышно ахнул.

– Верховный суд не поддерживает, – вдогонку произнес Роман Рябзин.

Коллегия совещалась минут десять, затем ее председатель зачитал решение: в рекомендации отказать.

– Вы не набрали необходимого числа голосов, – будто бы с сожалением обратился к Сычеву Тимошин. – Голосовали за вас… Но… не набрали.

Грустный судья в коридоре попробовал кому-то позвонить, но после нескольких безуспешных попыток оделся и понуро зашагал в сторону метро.