$ 66.43

€ 75.39

ВККС разрешила исход группы судей АСГМ

Судебный репортаж29.11.2018
29.11.20184373

Фото: static.zakon.kz

Высшая квалифколлегия судей 29 ноября рекомендовала к назначению всех четырех судей, претендующих на должности в арбитражных апелляциях столичного округа. Претензии ВККС относились лишь к родственникам кандидатов, впрочем, одной из них получить «добро» не помешали даже почти полдесятка обоснованных жалоб, а другой – полное отсутствие опыта работы в арбитраже.

Первой перед членами ВККС предстала соискательница должности судьи Девятого арбитражного апелляционного суда 43-летняя судья АСГМ Юлия Головачева. Докладчик коротко процитировала ее положительную характеристику, подписанную председателем суда Николаем Новиковым. При весьма впечатляющем количестве рассматриваемых Головачевой дел (доходящем до 160 в месяц) показатели были «очень даже неплохие». С 2014-го по 2018 год судья, согласно материалам, находилась в декретном отпуске, но сейчас «опять работает, и показатели у нее вновь вполне достойные». Однажды она, как выяснилось, привлекалась к административной ответственности за нарушение ПДД – как и ее супруг, свекровь и брат. В деле имелось и письмо председателя 9-го ААС Игоря Гладкова, поддержавшего кандидата.

– В адрес Юлии Леонидовны поступали жалобы в количестве… семнадцати! – внезапно сообщила докладчик. – Из них четыре признаны обоснованными.

О них и пошла речь, как только глава ВККС Николай Тимошин дал старт «раунду вопросов».

– В чем там дело-то было? – спросили у Головачевой.

Та подчеркнула, что четыре обоснованные жалобы были поданы «за все время» ее работы.

– Три жалобы – это нарушение сроков изготовления судебных актов, – загибала пальцы судья, – а четвертая – в связи с тем, что я при вынесении определения, которое подлежит отдельному обжалованию, не удалилась в совещательную комнату. Обстоятельства были такие, что время было очень позднее, дело оказалось тяжелым, а в АПК были на тот момент внесены изменения… когда до этого момента соответствующие определения не обжаловались… ну и, образно говоря, по корреляции, я вынесла определение, которое подлежит отдельному обжалованию, да. Никакого дисциплинарного взыскания наложено не было, и отмены определения нет!

Второй вопрос касался рассмотрения ею дела с участием организации, где работал брат Головачевой, – ФГУП «Охрана». Кандидат «отбила» его, отметив, что эта организация «огромная», а ее брат трудился совсем не в том филиале, который участвовал в процессе, и конфликта интересов не было.

Претендента коротко поддержал зампредседателя Верховного суда РФ Олег Свириденко, и после пятиминутного совещания квалифколлегия дала Головачевой свою рекомендацию.

Следом была рассмотрена кандидатура 44-летней судьи АСГМ Натальи Паньковой, желающий перейти в 9-й ААС. Из процитированной характеристики следовало, что она является «квалифицированным специалистом» и имеет «хорошую юридическую подготовку». Однако в аналитической справке было указано: показатели оперативности рассмотрения дел оказались у нее несколько ниже среднего по ее суду и судам округа.

– Это в ряде случаев повлекло обоснованные жалобы граждан! – строго заметил докладчик.

Позднее было, впрочем, уточнено, что речь шла лишь о «десятых долях процента». Кроме того, в тот период судья рассматривала дела повышенной категории сложности и несла «очень серьезную нагрузку». Панькова также заручилась поддержкой главы 9-го ААС Гладкова. Выявилась и некая неточность в анкете: со слов своей матери Панькова указала, что та не привлекалась к административной ответственности, между тем как на родительницу судьи было составлено аж четыре протокола за нарушения в области дорожного движения. Не попал в анкету и найденный у служителя Фемиды гараж в Улан-Удэ, как и данные о нескольких сделках о продаже валюты – по этим эпизодам претендент, однако, дала подробные письменные объяснения.

Тимошин попросил кандидата отдельно прокомментировать ситуацию по нарушениям ПДД ее матерью.

– Мама инвалид первой группы, машина зарегистрирована на нее, – рассказала Панькова. – А ездит на ней невестка, жена брата. Штрафы выписывались именно ей. Мать просто была не в курсе, невестка не всегда ей говорила…

Вполне удовлетворившись таким пояснением, ВККС единогласно рекомендовала кандидата на желаемую должность.

В 9-м ААС пожелала работать и 37-летняя судья АСГМ Вера Лапшина, чья характеристика также оказалась сплошь положительной, в докладе отметили «хорошие» показатели судьи и полное отсутствие «отрицательных факторов», препятствующих ее назначению на новую должность.

– А скажите, пожалуйста, – вступил в диалог листавший бумаги Николай Тимошин, когда выяснилось, что вопросов ни к докладчику, ни к претенденту нет, – вот ваш бывший супруг работает в главном управлении Следственного комитета по Москве, так? Вижу, вы одно дело тут рассматривали… В какой же период это было?

– Дело было рассмотрено, когда брак был уже прекращен! – быстро ответила Лапшина.

– Так, еще один вопрос, – Тимошин задумчиво постучал ручкой по столу. –  Ваша мама в 2018 году дважды нарушила ПДД, верно? И в справке Генпрокуратуры нет сведений об уплате штрафов. Что скажете?

– Я дала письменные пояснения, – не смутилась кандидат, – штрафы уплачены. Просто платеж не прошел по системе… есть ответ, что он учтен.

И тут неожиданно оживился представитель президента РФ в ВККС Антон Федоров. Он напомнил Лапшиной о рассмотренном ею деле с участием Курчатовского института, где работала ее мать, и попросил объяснений.

– Да, все так, – претендент и бровью не повела. – Но там ведь было утверждено мировое соглашение между институтом и ООО. Когда я увидела, что дело было распределено мне, были немедленно уведомлены об этом все участники процесса! Истец в заседание не явился… экономический конфликт между сторонами был уже исчерпан…

– Да-да, спасибо, – откликнулся Федоров.

Началось голосование – и весьма довольная Лапшина тут же получила рекомендацию.

Следующей оказалась бывший зампредседателя Никулинского районного суда Москвы (ушедшая в отставку в 2017 году), судья с почти 16-летним стажем Екатерина Черняк, которая претендовала на должность судьи в Десятом арбитражном апелляционном суде. В характеристике были особо выделены ее «исполнительность» и показатели, говорящие о «высокой профессиональной подготовке». В деле оказались сведения о привлечении отца и сестры Черняк к ответственности все по тому же поводу – за нарушения ПДД, причем информацию об этом кандидат в анкете не указала.

– Нет в анкете и штрафов в отношении отца… ребенка! – поставил акцент докладчик, экс-сенатор Михаил Капура. – Но претендент указала, что не поддерживает с ним никаких отношений… получить информацию от него не имела возможности.

Когда Тимошин разрешил задавать Черняк вопросы, первым оказался тот же Капура.

– Поясните коллегии, почему не была указана сестра? – поинтересовался он.

– Это моя сводная сестра, – ответила судья, – я ее – наверное, к сожалению – ни разу в жизни не видела… В общем, де-юре она имеется, а де-факто мы не общаемся! И мой отец с ней тоже не поддерживает связь.

– А чем же вы сейчас занимаетесь? – перехватил инициативу Тимошин.

– В отставке я, – будто бы чуть смутилась Черняк. – В ожидании… ну…

– Вакансии? – весело подсказал кто-то из членов ВККС.

– Да-да, – подхватила кандидат.

– Но почему все-таки вы тогда ушли в отставку? – вскинул брови Тимошин, листая дело.

– Там так сложились семейные обстоятельства, – вздохнула Черняк. – Вынужденное было такое действие… чтобы я ушла… Но сейчас все улеглось. И я полна сил… и стремлений, и желания работать!

В разговор вступил декан юрфака Самарского национального исследовательского университета имени академика Королева Артур Безверхов. И можно было предположить, что он способен нарушить все профессиональные планы Черняк.

– Вы же были судьей в суде общей юрисдикции? Почему же сейчас в арбитраж идете, да еще в апелляционную инстанцию? В связи с чем такое решение? – спросил профессор, внимательно глядя на претендента.

– Понимаете, – протянула Черняк, – мне так показалось… ну, я позволила себе так подумать… что накопленный опыт может пригодиться в арбитражной структуре. Мне это очень интересно! Ведь это что-то новое, очередная ступень… Мне, в общем, было бы там очень комфортно!

– Какие же вы категории дел рассматривали? – не отступался Безверхов.

Ответ «по жилищным вопросам» и «в качестве апелляции для мировых судей», по-видимому, вполне удовлетворили ВККС. После пятиминутного обсуждения (во время которого кандидат очень переживала в коридоре, тем более что Олег Свириденко, пару секунд подумав, оставил вопрос полностью на усмотрение коллегии) она все же дала ей рекомендацию.

– Теперь, ох, еще администрацию [президента] пройти надо, – шептала Черняк, спеша к выходу из здания.

Между тем еще один кандидат в 10-й ААС – 34-летний судья АС Московской области Павел Голубков – 22 ноября принял решение отозвать свое заявление на участие в конкурсе.