$ 65.67

€ 74.94

ВС дал депутату Госдумы второй шанс на получение адвокатских гонораров в 93 млн

Новости31.07.2018
31.07.20181808
Верховный суд РФ 31 июля даже со второй попытки не смог поставить точку в скандальном и крепко запутанном деле экс-председателя Финансово-экономической коллегии адвокатов Республики Башкортостан, а ныне депутата Государственной думы Ивана Сухарева. Журналист Legal.Report стал свидетелем того, как в течение полутора часов члены коллегии по гражданским делам ВС РФ вместе с пятью адвокатами, представлявшими стороны по делу, пытались безуспешно выяснить, куда все-таки пропали 92 с лишним миллиона рублей, которые сам Сухарев не первый год пытается взыскать с ФЭКА.

Рассмотрение дела началось с предложения председательствующего Вячеслава Горшкова решить вопрос миром – его твердо отвергли обе стороны процесса. Затем Горшков попросил кратко представить материалы дела, "распухшего" за это время до 13 толстых томов, судью Сергея Романовского. Из доклада следовало, что бывший председатель ФЭКА Иван Сухарев в 2016 году в очередной раз уточнил свои требования, обратившись в Калининский районный суд Уфы и потребовав взыскать с коллегии 92,9 млн руб. В обоснование своих требований он указал, что в годы его работы в ФЭКА был заключен ряд весьма выгодных сделок на представление интересов крупных республиканских компаний, по которым за выполненные работы были получены платежи, перечисленные на счета коллегии.

Дело, как заметил Романовский, "неоднократно рассматривалось", и в процессе экс-коллеги Сухарева заявили к нему встречные требования, касающиеся неосновательного обогащения последнего, – адвокаты решили, что все деньги он получил, обналичив, и попросту "забыл" рассчитаться с ними. Требования, объединенные в итоге в одно производство, основывались на том, что Сухарева они "посчитали всего лишь подписантом договоров", условия же соглашений реально выполняли они сами. 27 апреля 2017 года суд первой инстанции отказал в уточненном иске пересевшему в кресло депутата Госдумы Сухареву, а встречные иски были удовлетворены частично (так, часть денег суд постановил взыскать в пользу сменившего его на посту председателя ФЭКА Дениса Гаймалеева и еще двух адвокатов – причем с самой же коллегии). Иски к Сухареву отклонили из-за пропуска срока исковой давности.

30 августа 2017 года состоялось определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Башкортостана – решение районного суда было отменено в части неудовлетворения требований Сухарева к ФЭКА на 9 с небольшим миллионов рублей – и в части удовлетворения требований Гаймалеева и его коллег. Было принято новое решение: выплатить Сухареву указанную сумму. После этого он подал – уже во второй раз – кассационную жалобу в ВС РФ. Бывший глава ФЭКА повторно указал, что он имеет право почти на 93 миллиона рублей, которые ему "не заплатила коллегия".

Сухарев не согласился с выводами суда первой и апелляционной инстанций о том, что данные деньги регулярно снимались со счетов ФЭКА ее главным бухгалтером Еленой Малышевой по его же личным распоряжениям – между прочим, в общей сложности таковых насчитали около пяти десятков. Судьба денег, по словам автора жалобы, ему неизвестна, по крайней мере, "он их так и не получил". Примечательно, что сама Малышева утверждала: все снятые суммы она передавала начальнику, но по определенной "финансовой беспечности" не подтверждала эти факты никакими бумагами.

Суд же, помимо прочего, указал, что будучи руководителем организации, Сухарев давал соответствующие указания Малышевой как своей подчиненной и в итоге "злоупотребил правами, из-за чего его требования защите не подлежат".

Вячеслав Горшков предложил высказаться адвокатам Сухарева, многократно называвшим в свое время утверждения Малышевой "голословными". В течение четверти часа Дмитрий Мальбин и Павел Завадич убеждали суд в правоте своего доверителя. Мальбин постоянно говорил о "разрушении" судом "такой конструкции, как договорные обязательства".

– Суд, по сути, говорит нам о том, что Сухарев является стороной по договору – и не имеет по нему прав! – воскликнул адвокат. – Это принципиальное нарушение! Будучи стороной, только он, а не третьи лица, имеет право на вознаграждение. Иное же противоречит положениям ГК РФ.

Также суд, по его мнению, перешел пределы доказывания и пренебрег принципом допустимости доказательств. Основными Мальбин назвал факт поступления денег на счета коллегии и факт их невыплаты Сухареву.

– Каждый факт хозяйственной жизни, уважаемый суд, подтверждается документом, – взывал представитель. – В данном же случае нет ничего – ни платежных ведомостей, ни взятых бухгалтером расписок. И ничего не свидетельствует о том, что Сухарев получал деньги, но никак их не оформлял. Есть только слова ответчика, не более. Вообще представьте: бухгалтер передает руководителю огромные суммы и не требует ни-че-го! Какой риск… это же вроде бы разумный человек…

– Повторяетесь… – задумчиво проговорил судья Романовский. – А у меня вопрос: вот один человек с другим заключил договор подряда, вместо него все исполнило иное лицо, так кому причитаются эти деньги? Спор, кстати, простой, согласитесь.

– Уважаемый суд, но условия привлечения Сухаревым третьих лиц – это вопрос отдельного судебного разбирательства, – парировал Мальбин.

– Но это же реальные исполнители, субподрядчики, – наступал судья. – Почему же они не могут получить деньги, коль скоро выполнили некий объем работ? О каком отдельном разбирательстве речь? Суд, чтобы ему не скучно было, все в одно дело объединил, и нам теперь с ним тоже не скучно, правда же?! Все эти споры, хотим мы этого или нет, сюда влезли!

– Надо понять, на каком основании люди привлекались, – заметил адвокат. – Сухарев-то безусловно имеет право на вознаграждение!

– То есть суд, по-вашему, не выяснил эти обстоятельства и взыскал в пользу ряда лиц суммы с ФЭКА необоснованно, что ли? – нахмурился Романовский.

– У Сухарева нет неосновательного обогащения… – гнул свою линию Мальбин.

– Скажите нам членораздельно: почему с ФЭКА нельзя было взыскать? – раздосадованно бросил судья. – Что мне про Сухарева рассказывать?!

Смутившегося коллегу поддержал Павел Завадич.

– Вот мэрия заключает договор на укладку асфальта с фирмой, работы выполнены, а потом приходит рабочий – и требует с мэрии деньги, он же укладывал, – образно начал он. – Не имеет он никакого права требовать!

– А, так все они должны были к Сухареву за деньгами пойти… – сделал вывод Романовский. – Кстати, может сложиться такая ситуация: Малышева скажет "ну нет у меня ничего", формально отвечает ФЭКА, которая обанкротится и разбежится, если вы взыщете с нее 93 миллиона. Столы-стулья старые продадут – и все. Какая у вас сверхзадача-то?

Вразумительного ответа судья так и не получил. "Деньги куда-то делись – мы просто хотим понять куда!" – кое-как нашелся Мальбин. Потом он громко заявил о правовой коллизии, сложившейся из-за того, что первая инстанция "не признала его доверителя стороной в деле", а апелляционная сделала это, постановив выплатить ему часть заработанных средств.

Настал черед второй стороны. Представитель ФЭКА Руслан Валеев, специально взойдя на трибуну, эмоционально доказывал: Сухарев не мог двадцать раз подряд легковерно посылать Малышеву за "наличкой", не спрашивая раз за разом отчета и надеясь, что "когда-то она ему, наконец, что-то отдаст". А вывод о том, что деньги он все-таки получил, для Валеева очевиден.

– Он ведь сам, будучи председателем, заложил в коллегии такое деловое обыкновение – приходно-кассовые ордера бухгалтер не выписывал, – уверенно заявил представитель. – Истец ссылается на отсутствие документов, обязанность составления которых законом прямо возложена на него!

Валеев назвал позицию Сухарева, будто бы ждавшего, когда ему "на двадцать пятый раз отдадут деньги", не мудрствуя лукаво, "абсурдной".

– Почему-то он ничего не предпринимал, иски о непередаче ему в течение года денежных средств не подавал, за возбуждением уголовного дела не обращался! – жестикулировал выступавший.

Апофеозом же упомянутого абсурда он назвал тот факт, что коллегия оплатила 13% с упомянутого 93-миллионного дохода Сухарева, а в суд за возвратом этих денег он обратился почему-то лишь три года спустя. Все до единого "адвокатские миллионы", как отметил Валеев, фигурировали и в декларации о доходах, поданной Сухаревым в ЦИК РФ при регистрации кандидатом в депутаты.

– Вот интересно, почему же бухгалтер никак не оправдалась за деньги? – вновь вошел в диалог Романовский. – Я бы мог понять, если бы вы уборщицу в банк послали… Значит, она приняла на себя все риски?

– Но тут вопрос подчиненности положения, уважаемый суд… – тихо, сразу сбавив накал, ответил Валеев.

– На то она и есть бухгалтер, чтобы понимать: когда речь идет о деньгах, любой скажет "а дай-ка бумажку с подписью"! – назидательно сообщил судья. – Такой она бухгалтер, значит. Или у нее ну очень уж доверительные отношения были с Иваном Константиновичем…

В свою очередь представитель Малышевой Руслан Евсюков, говоря о собственно сумме исковых требований в 92 "с копейками" млн руб., заметил, что "ни одного нормального точного расчета этой суммы в материалах дела вовсе нет".

– Изначально иск вообще был заявлен на 212 миллионов, – напомнил Евсюков. – И что это за 92 миллиона, откуда именно, не очень-то понятно. Поэтому я, представляя объяснения в Верховный суд, в интересах законности попросил выйти за пределы доводов кассационной жалобы и рассмотреть все решение апелляционной инстанции!

Евсюков искренне недоумевал, почему, несмотря на все его жалобы и запросы, "до возбуждения уголовного дела так и не дошло".

Последним коротко – видимо, чтобы не задерживать и так заметно утомившийся суд – выступил председатель ФЭКА Денис Гаймалеев. Он с ходу назвал себя "ненадлежащим ответчиком", поскольку вступил в нынешнюю должность в январе 2012 года, когда Сухарев уже был избран в Госдуму, и "никакого доступа к кассе" в интересующий всех период не имел.

– Предъявляя ко мне исковые требования, Сухарев должен был представить бесспорные доказательства о сбережении или приобретения мною данной суммы, но не представил, – отчеканил Гаймалеев.

Он закончил тем, что обвинил представителей Сухарева в хронической неспособности подготовить точный обоснованный расчет, несмотря на "рассмотрение по третьему кругу в первой инстанции".

– Представьте уже расчет, уточните требования – по каким договорам вы хотите деньги и с кого конкретно! – почти вскричал он. – Возражаю против удовлетворения жалобы!

Суд совещался буквально десять минут, затем была озвучена резолютивная часть решения: апелляционное определение коллегии по гражданским делам ВС РБ от 30 августа 2017 года отменить. Дело опять было направлено на новое рассмотрение – в суд апелляционной инстанции.

В беседе с репортером Legal.Report явно уставший представитель Сухарева Дмитрий Мальбин выразил явное неудовлетворение таким поворотом событий. "Решение первой-то инстанции не отменено, чего уж тут хорошего…" – философски заметил он, покидая здание Верховного суда.

Теги: