$ 66.75

€ 75.78

ВС оставил без иммунитета судью, попавшую в кредитную кабалу

Судебный репортаж23.10.2018
23.10.20182855
Апелляционная коллегия Верховного суда РФ 23 октября разобрала дело судьи из Ижевска Елены Артемичевой, чей статус судьи в отставке региональная квалифколлегия судей прекратила по достаточно нетривиальным основаниям. В заседании бывшая служительница Фемиды назвала ряд представителей судейского сообщества чуть ли не настоящими чудовищами, поведала, как из-за их правовой позиции вынуждена существовать на грани физиологического выживания, и призвала тройку ВС восстановить справедливость, применив крайне редко вспоминаемый, по ее мнению, принцип, заложенный в КАС РФ.

Рассмотрение дела началось с пятиминутного доклада председательствующего судьи Владимира Зайцева. Из него следовало, что судья Устиновского районного суда Ижевска Артемичева, получившая эту должность в 2004-м и переназначенная в 2008 году, ушла в отставку по собственному желанию 26 ноября 2010 года. Семь лет спустя, 10 ноября 2017 года, в ККС Удмуртии поступило представление председателя республиканского ВС о прекращении ее отставки ввиду совершения "существенного, виновного, несовместимого с высоким званием судьи" нарушения закона о статусе судей и КСЭ.

Поводом для обвинения Артемичевой в действиях, порочащих честь и достоинство судьи и умаляющих авторитет судебной власти, послужило поступившее сообщение регионального УФССП, согласно которому в ее отношении двумя РОСП Ижевска возбужден в общей сложности десяток исполнительных производств на общую сумму порядка 1 млн руб. В частности, Артемичева оказалась должна около 242 000 руб. "Альфа-банку", почти 112 000 руб. банку "Хоум кредит" и без малого 135 000 руб. Сбербанку, но возвращать долги не спешила.

Представление содержало и сведения о том, что в многочисленных заявлениях и обращениях, направленных ею в УФССП, должник, ссылаясь на свой судейский иммунитет, требует прекратить исполнительные производства, а также "необоснованно обвиняет судебных приставов-исполнителей в коррупционных связях со взыскателями". В вину Артемичевой поставили оспаривание решений приставов-исполнителей, направленное на необоснованное затягивание исполнительных действий.

26 января 2018 года ККС удовлетворила представление, это решение судья обжаловала в ВС РФ – и 27 апреля 2018 года ее иск был оставлен без удовлетворения. Тогда суд, помимо прочего, указал, что Артемичева "расширительно толковала" принцип неприкосновенности судьи, которая "не является его личной привилегией", что ведет "к искажению конституционного смысла судейского иммунитета".

Судья Зайцев дал слово автору апелляционной жалобы, удовлетворив просьбу Артемичевой (она действительно имела весьма болезненный вид) –  общаться с судом сидя. Получасовое выступление бывшей судьи изобиловало по-настоящему трагическими подробностями ее жизни за последние несколько лет и, похоже, вызвало личное сочувствие у всего состава коллегии. Оказалось, что Артемичева четыре месяца назад стала жертвой разбойного нападения, в результате которого ее с разбитой головой подобрали на улице случайные прохожие, экс-судья перенесла несколько сложнейших нейрохирургических операций.

– А еще этот… человек 1990 года рождения символично наступил мне на правую руку, переломав все пальцы. На ту руку, которой я писала иск, он есть в деле… – жаловалась Артемичева.

Она предположила заказной характер нападения, заметив, что "наверное, всем уже надоела". И сообщила, что теперь лишена даже "качественного расследования" дела, возбужденного по ст. 162 УК РФ.

– Считаю решение ККС крайне, крайне несправедливым и незаконным! –  взывала Артемичева, перейдя к собственно доводам жалобы. – Она лишает меня как судью всего того, на что бы я могла претендовать.

Она уточнила, что речь идет, прежде всего, о медицинском обслуживании, что для нее более чем актуально, и "хоть каком-то пенсионном обеспечении" в ближайшем будущем. "Досталось" и Верховному суду, рассматривавшему ее иск в качестве первой инстанции, – по мнению бывшей судьи, он не стал изучать все обстоятельства дела и не сделал ничего для восстановления ее прав, попросту "заняв обвинительную позицию", чем "предрек" для нее отрицательный результат.

Артемичева с явной горечью в голосе повествовала о своем незавидном материальном положении: по словам бывшей судьи, пребывая в отставке (куда она ушла из-за "травли" в райсуде), она шесть лет подряд соблюдала все полагающиеся ограничения, безуспешно пытаясь вернуться в систему, но участие в нескольких конкурсах на судейские должности закончилось для нее фиаско. До недавнего времени она преподавала правовые дисциплины сразу в пяти-шести учебных заведениях Ижевска, за что получала в общей сложности "постыдные" 11 000 руб. в месяц. Автор жалобы пояснила, что имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка, а долги по алиментам ее бывшего мужа достигли 200 000 руб. Одно время она даже стояла на учете как безработная – то время Артемичева назвала "неимоверным позором".

– То, что судебные приставы назвали проступком, – это только попытка защитить свои права и права моей семьи. Чтобы из этих 11 тысяч мне оставляли не 50 процентов на жалкое существование, которое я влачу, а хотя бы 80… – конкретизировала со слезами в голосе "разжалованная" судья.

Артемичева сочла при этом неправильным, что ее дело рассматривала не дисциплинарная коллегия ВС РФ. А затем очень нелицеприятно высказалась в адрес судейского корпуса вообще, заставив апелляционную тройку несколько оживиться.

– Сложилось так, что приходится защищаться в судах… хожу я и ужасаюсь, как работают судьи, – заявила Артемичева, драматически понизив голос. – И думаю теперь, связано ли со всем этим нападение на меня… поучаствовала тут в заседании с бывшими коллегами – это страшные… страшные люди! Я лишена всего… просто даже качественного разбирательства моего уголовного дела… чудовищно…

Слово дали представителю ККС Удмуртии Игорю Копотеву. Тот был показательно краток: назвал позицию истца "ошибочной" и сообщил, что оснований для удовлетворения жалобы нет. ВС по первой инстанции, как убеждал Копотев, правильно установил "все значимые по делу обстоятельства" и верно применил материальный закон.

– А в чем все-таки выразился проступок Артемичевой, порочащий честь и достоинство судьи? – сочувственно спросил Зайцев, как будто захотел дать бывшей служительнице Фемиды хоть какой-то шанс на отмену предыдущего судебного акта.

– Полагаю, в том, что истец, являясь должником, два года не принимала мер по погашению задолженности, требуя отложить исполнение, запретить совершение исполнительных действий, ссылаясь на статус судьи, – бодро ответил Копотев. – Допускала обвинения в адрес приставов-исполнителей.

– А как квалифколлегия вообще установила, что эти факты соответствуют действительности? – внезапно подключилась судья Елена Горчакова.

– Все было основано на жалобах, на письменных текстах, которые сама же истец направляла в адрес ФССП, – быстро ответил представитель ККС.

Выступая в прениях, Артемичева напирала на то, что к ней несправедливо применено самое настоящее дисциплинарное наказание, и просила суд рассматривать дело именно с этой точки зрения, так как и лишение статуса судьи, и прекращение его отставки "имеют одинаковые правовые последствия".

– Уверена в своей правоте и обращаюсь к вам с большой надеждой на… на тщательное правосудие! – резюмировала экс-судья. – Одним из важных принципов разбирательства и судебного решения, которого нет ни в ГПК, ни в УПК, но есть в КАС, является принцип справедливости! Я не совершала ничего такого, что могло бы квалифицироваться как совершение дисциплинарного проступка. Прошу отнестись к моему делу справедливо и объективно, с рассмотрением всех тонкостей, которые и привели к такому вот… положению дел! К долгам… и так далее. Теперь я фактически инвалид, и на что мне надеяться… Я обнажена! Это страшно!

Под конец выступления она расценила ситуацию с прекращением отставки как "предательство" со стороны бывших коллег и "крайне неконституционный акт", поскольку решение ККС вступает в силу немедленно.

Тройка провела в совещательной комнате минут десять, после чего было оглашено решение: жалобу Артемичевой оставить без удовлетворения. Бывшая судья покинула зал, опираясь на палку и едва сдерживая слезы.