$ 65.67

€ 74.94

Судью в ВС подловили на грубой ошибке

Судебный репортаж24.10.2018
24.10.20181930
Верховный суд РФ 23 октября в качестве апелляционной инстанции рассмотрел жалобу волгоградского судьи Виталия Дыблина. Служитель Фемиды оспаривал принятое с третьей попытки (о развитии событий читайте на Legal.Report здесь и здесь) решение дисциплинарной коллегии ВС, которое подтвердило лишение его мантии за вынесение неправосудного судебного акта при весьма странных обстоятельствах. В ходе заседания 33-летний цивилист, которому теперь грозит еще и уголовное преследование, казалось, почти "усыпил" коллегию пространной получасовой речью, но в самом ее конце одна из судей тройки вдруг профессионально подловила Дыблина на случайно озвученной им же самим его грубейшей судейской ошибке.

В начале заседания представитель бывшего судьи Сергей Злобин заявил несколько странное ходатайство, напирая на то, что дело его доверителя в последний раз рассматривалось не тем же самым составом суда, который приступал к нему изначально и перенес заседание (из трех судей один был заменен), причем председательствующим о замене объявлено якобы не было. Данное обстоятельство Злобин назвал "отсутствием нормального процессуального оформления замены", вызвав у председательствующего Владимира Зайцева едва заметную улыбку.

– Ходатайство-то о чем? – добродушно спросил он.

– Об отмене предыдущего судебного акта по безусловным основаниям! –  нашелся Злобин. И напомнил, что в его распоряжении имеется аудиозапись заседания.

– Вот как… Так мы еще и не приступили к рассмотрению-то! – спокойно глядя поверх очков, напомнил Зайцев. – Я вот хочу только узнать, поддерживаете ли вы жалобу…

Представитель слегка растерялся. А председательствующий помог ему, назвав ходатайство объяснением и "по сути, просто новым доводом жалобы", бумага в итоге была приобщена к делу.

– Специально объявляю, – зычно заявил Зайцев, обратившись к автору жалобы, – у нас ведется аудиопротокол, система "СРС Фемида"!

При этих словах и Злобин, и сам Виталий Дыблин, скромно севший на край скамьи, отчего-то осмотрелись по сторонам и даже дружно заглянули под стол, хотя микрофон был прямо перед ними.

Докладывая материалы дела, Владимир Зайцев сообщил, что Дыблин с 2013 года работал в Камышинском городском суде Волгоградской области, в октябре 2017 года председатель облсуда обратился в региональную ККС с представлением о его привлечении к дисциплинарной ответственности, ссылаясь на вынесение Дыблиным в нарушение норм ГПК РФ судебного решения по существу без проведения заседания. Кроме того, судья управлял автомобилем Mazda без переднего номерного знака и "нарушал правила регистрационного учета граждан". 22 декабря 2017 года квалифколлегия досрочно прекратила его полномочия, также Дыблин был лишен шестого квалифкласса, 28 марта 2018 года это решение оставила в силе ВККС. Судья пожаловался в ВС РФ, но 6 августа 2018 года в удовлетворении жалобы ему было отказано.

Дисциплинарной коллегией было установлено, что Дыблин рассматривал гражданское дело по иску гражданина к страховой компании "Росгосстрах" о возмещении ущерба в рамках ОСАГО. Судья назначил заседание на 31 марта 2017 года, но в назначенное время в здании суда так и не появился, а 11 апреля того же года им было изготовлено судебное решение и по его указанию – протокол якобы проведенного заседания. Это решение было впоследствии отменено облсудом, указавшим на все эти малоприятные для Дыблина факты нарушений норм ГПК, в адрес судьи вынесли частное определение. В Верховном суде также установили, что 9 мая 2017 года служитель Фемиды управлял машиной без переднего номера – в облсуд по этому факту обратился бдительный гражданин Крицкий, представив видеозапись нарушения. Что касается обвинений в нарушении правил регистрационного учета, то от них Дыблину в ВС РФ удалось "отбиться". Впрочем, суд тогда все равно посчитал: он грубо нарушил требования закона и КСЭ, что не дает оснований рассчитывать, что подорванное к нему доверие "будет восстановлено при дальнейшем осуществлении полномочий судьи".

Получив слово, сам Дыблин, сцепив руки внизу живота и иногда делая плавные широкие жесты, медленно и довольно витиевато говорил около получаса кряду. Всю его речь, однако, можно было свести к тому, что ни ККС, ни ВККС, ни суд не дали должной оценки доказательствам его невиновности (в частности, положительной характеристике), "формально" подошли ко всем аргументам судьи, а все дисциплинарное производство нанесло ему моральный и физический вред. Вообще, создавалось ощущение, что сторона автора жалобы настойчиво ищет повод "зацепиться" за любую возможность повернуть дело в свою пользу – ее то не устраивало будто бы имеющееся несоответствие аудиопротокола письменным записям прошлого заседания, то она пыталась уличить высшую инстанцию в сокрытии факта некого технического сбоя при протоколировании речи, то ставила в вину представителям ККС и ВККС неподобающее оформление доверенностей.

– Уважаемые участники процесса! – взывал Дыблин. – Та жалоба "Росгосстраха" попросту не соответствует действительности! Якобы они у двери зала в суде стояли, а я их туда не пустил… заседание-то проходило без сторон… А потом представитель компании говорит, что она в суд вообще не приходила, а сидела рядом в машине и звонила – но почему-то не секретарю заседания, а в центральный офис страховой компании, прося их перезвонить в суд и узнать, есть ли в здании судья Дыблин. Ну зачем все это делать… сложно-то как… А потом в разговоре с зампредом облсуда она говорила, что не она писала эту жалобу…

Не менее замысловато экс-судья описал и инцидент со своим перемещением на авто без номера.

– Ну как я мог прямо в День Победы разъезжать по городу-герою Волгограду без переднего номера! – патетически восклицал он. – Меня бы сразу остановили, да. Сколько инспекторов! Все перекрыто! Логичнее было бы убрать и задний номер… а может быть, он сам оторвался… или его кто-то снял, мало ли… Да и вообще, на записи не очень уж видно, я ли это… А ведь я и не заметил, что нет переднего знака… И кстати, не я собственник машины! А гражданин Крицкий, кто запись сделал, он, кстати, по тому адресу не проживает… Вот выйду я сейчас из суда – такой же ролик запишу, что мне потом по нему скажут?

И Дыблину, как могло показаться, удалось погрузить тройку в состояние полудремы, но это было, увы, обманчиво! Развязка для него наступила неожиданно.

– А не считаете ли вы нарушением проведение судебного заседания без сторон, но с фиксацией в протоколе, что якобы стороны присутствуют? – в какой-то момент оживилась судья Елена Горчакова.

Бывший судья стушевался и отрезал, что данный протокол "сам не изготавливал".

– Но вами же он подписан? – наступала Горчакова.

– Да, – горько вздохнул Дыблин. – Это нарушение… не усмотрел я за секретарем судебного заседания… несу ответственность…

– А в тексте полного судебного акта не указано ли участие сторон? – уточнила судья.

– Участие представителя истца – да, указано. Оно скопировано с протокола было! – выпалил Дыблин и тут же осекся.

– Что-ооо?! – вскинула брови Горчакова. – Стоп! Как это с протокола?! Решение-то у вас кто изготавливает?!

Бывший судья помертвел. Он опустил голову, сделал несколько нервных жестов и все же попытался оправдаться.

– Я, ну конечно же я изготавливаю! – заторопился Дыблин. – Просто с протоколом… ну, удобно смотреть… кто там вообще присутствовал.

– Ах, так это вы решения с протокола копируете… вы считаете нормальным такой способ изготовления решения?! Вообще-то оно в совещательной комнате изготавливается… разве нет?

Дыблин совсем потерялся, несколько раз перепутав слова "изготавливается" и "оглашается"…

– Но как же вы могли в резолютивной части решения, изготавливаемого исключительно в совещательной комнате, что-то скопировать с протокола? Не ожидала я, что судья, даже бывший, такое скажет! – закончила мысль Горчакова. – Нет больше, вопросов, спасибо!

– В этом плане… мы… ну нет, – вяло подытожил Дыблин, повесив голову.

В свою очередь представители ККС Волгоградской области и ВККС – соответственно, Светлана Юткина и Татьяна Сидоренко – сообщили, что доводы апелляционной жалобы "не поддерживают". Судья наказан не без оснований и с полным соблюдением всех процедур.

– Никаких заслуживающих внимания аргументов в жалобе не приводится! – отрубила Юткина. – Здесь мы видим лишь общие фразы вроде "не было надлежащим образом проведено исследование доказательств", "отсутствуют ссылки на материальный закон"… Мы обладали всем объемом необходимых документов и тщательно исследовали их!

– Жалобы Дыблина и его представителя не содержат никаких сведений о нарушении высшей квалифколлегией процедуры, – вторила ей Сидоренко. –  Что же касается заявленного Злобиным ходатайства насчет изменения состава суда, то полагаю, что в тех заседаниях, когда дело было отложено, дисциплинарная коллегия и не приступала к его рассмотрению по существу. Говорить о незаконном составе суда нельзя.

– Спасибо! – с чувством поблагодарил ее Зайцев.

Ставя точку, председательствующий решил еще и уточнить, дано ли ККС согласие на возбуждение в отношении Дыблина уголовного дела по ч. 1 ст. 305 (вынесение заведомо неправосудного судебного акта) и ч. 1 ст. 292 (служебный подлог) УК РФ. Юткина ответила утвердительно.

Экс-судью не смог спасти и его представитель, пафосно сообщивший в прениях, что ККС совершенно не учла отсутствие взысканий у автора жалобы, который к тому же "пользовался уважением в трудовом коллективе". Тройка совещалась около двадцати минут, и в итоге требования Дыблина остались без удовлетворения.