$ 64.07

€ 72.24

ВС оставил без мантии судью, работавшую за троих

Судебный репортаж30.01.2019
30.01.20192963

Фото: пресс-служба Верховного суда РФ

Судебная коллегия по административным делам Верховного суда РФ 30 января разбиралась с апелляционной жалобой бывшего мирового судьи из Новосибирской области Екатерины Углачевой, которая оспаривала решение региональной ККС, не давшей ей рекомендацию на новый срок. В ходе заседания автору жалобы пришлось отвечать на “антикоррупционные” претензии – в частности о вынесении судебных приказов в пользу организации, где работает ее отец, а также опровергать приписываемые ей связи с главой родного города.

Квалифколлегия судей Новосибирской области представила ходатайство о рассмотрении дела без участия ее представителя – и оно было удовлетворено. Председательствующий судья Игорь Зинченко попросил коллегу Тамару Корчашкину коротко изложить суть дела. Из доклада следовало, что мировой судья 2-го судебного участка Искитимского судебного района Новосибирской области с 2013 года Екатерина Углачева не смогла в очередной раз заручиться рекомендацией ККС на прежнюю должность – 10 августа 2018 года ей был выдан отказ, а 30 сентября служителя Фемиды отчислили из штата. Отмечалось, что на заседании присутствовало более половины членов коллегии, а именно 12 из 20, и лишь двое из них проголосовали за ее повторное наделение судейскими полномочиями. Углачева обжаловала”отказное” решение квалифколлегии в Новосибирском областном суде, а потерпев там неудачу, обратилась в ВС.

У судьи имелись претензии как к региональной ККС, так и к Новосибирскому облсуду, который указал, помимо прочего, что показатели ее апелляционной практики ниже среднеобластных, и упомянул  о выявленном спецслужбами конфликте интересов. 

– Ею не были приняты меры, предусмотренные статьей три закона о статусе судей, при рассмотрении дел с участием администрации города Искитима и организации, в которой работает отец Углачевой, – твердым голосом зачитывала Корчашкина.

Из частично озвученного решения облсуда можно было сделать вывод и о том, что доводы автора искового заявления тогда сводились лишь к “несогласию с оценкой ККС ее профессиональных, нравственных и деловых качеств”. Свидетельств же незаконности данного решения суд не нашел.

Сама судья в обоснование своей позиции ссылалась на нарушения закона о статусе судей и положения о порядке работы судейских квалифколлегий. По мнению Углачевой, в решении ККС не были указаны причины, которые препятствовали бы ее назначению на желаемую должность, и “не приведены мотивы” собственно принятого решения. Указала судья и на то, что квалифколлегией были учтены лишь показатели апелляционной практики, качество же ее работы осталось вовсе без оценки. В вину Углачевой также ставили несвоевременное размещение принятых судебных актов в интернете – этот пункт она решительно отвергла.

Как отметила автор жалобы в Верховный суд, ККС “необоснованно” приняла во внимание сведения о нарушении ею положений закона о статусе судей в 2013 году. Не получила, по ее утверждению, объективной оценки информация, представленная в ее отношении органами прокуратуры и ФСБ. Оснований для принятия мер в связи с рассмотрением ею дел в отношении администрации города Искитима и вынесением судебных приказов по заявлению ООО “Водоканал” (где и трудится отец Углачевой) “не имелось”.

 – Выводы суда, когда он оценивает результаты моей судебной деятельности на основании приведенной апелляционной практики, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, – сообщила получившая слово Углачева. – Необходимо оценивать качество работы судьи! А показатели качества моей работы соответствуют среднеобластным. Но суд не дал им оценку…

Далее судья заявила о поступательном увеличении количества рассматриваемых дел, пик которого пришелся фактически на последний год ее деятельности – из-за ряда незакрытых вакансий в системе.

 – Последние два с половиной года мне приходилось работать за двоих, а в 2018 году я исполняла обязанности за трех мировых судей! – утверждала служитель Фемиды. Тем самым она “отбила” аргумент относительно нарушения сроков рассмотрения дел.

Вообще выводы квалифколлегии “не соответствуют фактическим обстоятельствам дела”, заметила судья, что вполне “подтверждается текстом ее решения и протоколом заседания”.

 – Сведения о количестве, качестве и сроках рассмотрения на заседании не обсуждались, все это не приведено в решении! – заявила Углачева.

Не были указаны причины, сетовала она, по которым ее доводы относительно своевременности размещения судебных актов в интернете не были приняты облсудом во внимание. Углачева утверждала, что она представила “железные” доказательства своей добросовестности в этой части. Вместе с тем на заседании ККС ни одного вопроса по теме размещения решений в сети ей будто бы не задавали.

Что касается одного из самых неприятных пунктов обвинений в адрес судьи – о конфликте интересов, – то она оправдалась, помимо прочего, тем, что начиная с 2013 года у нее никаких дополнительных объяснений до последнего момента “не просили”.

 – А жалобы-то от сотрудников ФСБ поступили в Высшую квалифколлегию, как видно из материалов, – уточнила Корчашкина. – Только потом было проведено служебное расследование председателем районного суда… Да, вас действительно не привлекали к дисциплинарной ответственности. Но указано: данные обстоятельства будут обсуждены на совещании судей… вы получили их заключение и его не оспаривали. Верно?

 – Да, не оспаривала, – еле слышно откликнулась Углачева. – Но считаю, коллегия не должна была учитывать это, поскольку орган, к полномочиям которого отнесено решение таких вопросов… относится ли это…

 – По-вашему, на заседании коллегии надо было рассмотреть вопрос? – поспешила выяснить Корчашкина.

 – К сожалению, информация о рассмотрении моего обращения… мне не известна, – несколько туманно ответила судья и перешла в контрнаступление: – Полагаю, что при отсутствии у председателя суда полномочий по определению наличия или отсутствия признаков нарушения КСЭ данные обстоятельства не должны были учитываться!

Особенно опечалило Углачеву, что упомянутые обстоятельства в итоге – согласно решению облсуда – были якобы “приняты квалифколлегией в качестве характеризующих ее личность”, между тем в решении самой ККС об этом нет ни слова. Выводы суда в целом она чуть позже и вовсе назвала результатом “чрезмерно широкого” толкования норм материального права. 

Упоминая же мнение областного суда о том, что информация прокуратуры и ФСБ нашла свое подтверждение в судебном заседании, автор жалобы назвала его опять-таки не соответствующим обстоятельствам дела.

 – Утверждаю: данная информация является предположительной, непроверенной, недостоверной! – В голосе Углачевой внезапно зазвучали нотки уверенности. – Она не могла быть положена в основу решения коллегии. Органы приводят в ее обоснование наличие фактов двух заявленных мной в 2018 году самоотводов по административным делам в отношении главы города Искитима Сергея Завражина, а также то, что ранее, более пятнадцати лет назад, я работала совместно с ним, руководила муниципальным учреждением. Но это были отношения “руководитель – подчиненный”, никаких личных взаимоотношений не было и нет. Самоотводы же были заявлены при исполнении обязанностей мирового судьи не второго, а третьего судебного участка, где была открытая вакансия. Цель – избежать ситуации, которая могла бы поставить под сомнение мою объективность и беспристрастность как судьи!

Довод прокуратуры о том, что один из заявленных самоотводов “способствовал истечению срока давности привлечения лица к административной ответственности”, судья также назвала предположительным.

 – Данное дело находилось в моем производстве один день! – проинформировала Углачева. А насчет наличия “каких-то взаимоотношений с главой города” еще раз сообщила: она в них “не состояла и не состоит”.

Под конец, проясняя обстоятельства вынесения ей судебных приказов по заявлениям ООО “Водоканал” (где работает родитель Углачевой), что также оказалось непреодолимым препятствием для получения рекомендации на судейскую должность, судья рассказала о служебных обязанностях отца.

 – Он электромонтер по обслуживанию оборудования насосных станций, – сообщила она. – Отец не имеет никакого отношения к деятельности организации, связанной с взысканием задолженности… И такая позиция при поступлении ко мне материалов была предварительно мною согласована с исполняющим обязанности председателя Искитимского районного суда! Мне известно, что аналогичная позиция имеется и в органах судейского сообщества!

Более того, установленная соответствующими положениями ГПК бесспорность требований судебных приказов, подчеркнула Углачева, в принципе не может повлечь какую-либо заинтересованность судьи, ведь тут “отсутствует спор о праве”.

– Я честно и добросовестно исполняла профессиональные обязанности! – напирала судья, подойдя к финалу своей речи. – Никогда и никому не давала повода усомниться в моей независимости, объективности, справедливости, беспристрастности! Никаких ситуаций, которые могли бы вызвать у кого-то сомнения, никогда не возникало. Никаких жалоб, обращений со стороны граждан, правоохранительных органов… никогда не поступало. Нареканий со стороны коллег и руководства не было. Полагаю, что решение квалифколлегии, решение Новосибирского областного суда является неправильным и несправедливым. В связи с чем прошу удовлетворить мою жалобу.

Вопросов по доводам Углачевой ни у кого из тройки судей не оказалось. Впрочем, Корчашкина решила уточнить, участвовала ли она в конкурсах на других судебных участках и есть ли у нее сегодня работа. На оба вопроса был получен отрицательный ответ. Коллегия совещалась минут десять, после чего Игорь Зинченко зачитал резолютивную часть ее определения – в удовлетворении жалобы судье было отказано.