$ 64.67

€ 73.36

ВС оставил без мантии судью за дезорганизацию работы канцелярии

Судебный репортаж10.12.2018
10.12.20182343

Фото: Moscow Live

Дисциплинарная коллегия Верховного суда РФ 10 декабря разобрала дело судьи-цивилиста Железнодорожного районного суда Новосибирска Анны Драгунской, оспаривавшей досрочное лишение ее мантии. Региональная квалифколлегия, чье решение затем поддержала ВККС, наказала служителя Фемиды за своеобразный “антирекорд”: некоторые участники споров могли дожидаться от нее мотивированного решения больше года, а работа судебной канцелярии была дезорганизована из-за того, что судья не сдавала рассмотренные дела.

Из материалов, которые огласил председательствующий судья Сергей Самуйлов, следовало, что 40-летняя Драгунская, имеющая шестилетний стаж судейской работы, была назначена на должность судьи Железнодорожного райсуда 2 января 2017 года. А 8 мая 2018 года в ККС Новосибирской области поступило представление председателя Новосибирского облсуда Риммы Шатовкиной о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности “за ненадлежащее и недобросовестное исполнение своих профессиональных обязанностей”. Вину Драгунской описали целым “букетом” малоприятных формулировок, в частности, это было “систематическое грубое нарушение” требований  гражданского и гражданско-процессуального законодательства, несоблюдение сроков изготовления судебных постановлений, ненадлежащее оформление дел, а также волокита, причем по достаточно простым делам.

– Так, в делах были обнаружены протоколы судебных заседаний с внесенными шариковой ручкой исправлениями! – с чувством сообщил Самуйлов. – Это же, по сути, черновики протоколов…

Что примечательно, судье несколько раз давали шансы на исправление. Сначала ее удалили от сложных уголовных дел и перевели в гражданскую коллегию, но и там она продолжила “допускать нарушение сроков изготовления мотивированных решений” по гражданским и административным делам. На эту работу судья, как можно было заключить из доклада, могла потратить от 20 до 160 дней! Также Драгунская по три месяца не сдавала рассмотренные дела в канцелярию. Ее неоднократно – и вновь безуспешно – предупреждали о необходимости устранения недочетов. В конце концов объяснения судьи пришлось заслушивать на президиуме облсуда, после чего председателем Железнодорожного райсуда Драгунской вновь и вновь периодически вручались под расписку напоминания о необходимости сдать рассмотренные дела, срок изготовления мотивированных решений по которым давно наступил, но изготовлены они не были.

Судья, однако, опять не “ускорилась”. Впечатляющее количество не сданных ею рассмотренных дел (например, на 9 января 2018 года их оказалось более восьми десятков) в итоге “привело к дезорганизации работы отдела по обеспечению гражданского судопроизводства” райсуда. На Драгунскую поступали многочисленные жалобы от недовольных граждан и юрлиц. Еще один вменяемый ей эпизод – грубое нарушение закона при рассмотрении представления о помещении несовершеннолетнего гражданина в центр временного содержания. Судья решила этот деликатный вопрос “в отсутствие необходимых процессуальных документов, составленных сотрудниками полиции”, после чего в ее отношении было вынесено частное определение по причине “небрежного отношения к отправлению правосудия”.

Все это привело к тому, что 8 июня 2018 года Драгунская была лишена мантии вкупе с седьмым квалифклассом. В своем решении ККС отметила: характер допущенных судьей нарушений свидетельствует не о наличии “каких-либо объективных трудностей для надлежащего отправления правосудия”, а исключительно о “халатном отношении к выполнению должностных обязанностей”. При этом дисциплинарный проступок служителя Фемиды, как было отмечено, “носит характер длящегося”. Сама она пыталась обжаловать такое решение, но в сентябре 2017 года ВККС оставила ее жалобу без удовлетворения.

Судья Самуйлов дал слово Драгунской. Судья заметно нервничала, и было видно, что ей порой трудно собраться с мыслями. Причинами допущенных нарушений она посчитала отсутствие полного аппарата суда, а также непродолжительный период своей работы в гражданской коллегии вместе с нехваткой опыта рассмотрения некоторых категорий дел.

 – С учетом срока давности привлечения к дисциплинарной ответственности объем вменяемых мне нарушений подлежит уменьшению, – сообщила Драгунская. – Вместе с тем к представлению в ККС не приложены учетно-характеризующие материалы за последние пять лет. Решение принималось без учета данных о моей личности!

Она заявила ходатайство о приобщении к делу нескольких своих “старых”, весьма положительных характеристик – и оно было удовлетворено.

 – Переходя в Железнодорожный суд, я ошибочно рассчитывала не то чтобы на какую-то лояльность… – сокрушалась Драгунская. – Здесь я этого вообще не увидела! Было очень тяжело.

– Вы большое внимание уделяете внешним факторам – влиянию на вашу деятельность иных лиц, – строго заметил Самуйлов. – Вас вот обвиняют в конкретных вещах… Кто вам должен судебные акты изготавливать – председатель, секретарь?! С вас же никто не спрашивал фолиантов, нужно краткое, четкое решение. Это ведь и есть творческая профессиональная деятельность судьи, она должна удовольствие доставлять!

– Это понятно, – стушевалась судья. – Но ситуация так сложилась… перевод в другую коллегию, неопытный секретарь. Все нарастало как снежный ком.

– Так оно и будет нарастать, если ничего не делается, – сказал председательствующий.

– Я правда старалась, – робко произнесла Драгунская. – Я до сих пор сгораю от стыда, заслушивая все эти нарушения… никогда не отрицала факт совершения проступка…

– Вот вы полагаете, что к вам применили суровое наказание – и вы бы исправились? – подключилась к обсуждению судья ВС Ирина Кочина, листая дело. – И вы бы могли дальше работать судьей?.. Давайте по конкретным аргументам. На момент заседания квалифколлегии у вас были не написаны судебные решения… вот вижу – по иску Дубровской… так… дело поступило год назад! И вот – по жалобе Чуркина… оно поступило за год до заседания квалифколлегии. И еще одно дело поступило – тоже за год!

– Они все были изготовлены, я ждала секретаря, – неловко парировала судья.

– Год лежат дела… И как вы при этом мыслили дальнейшую работу судьей? – не отступала Кочина. – Целый год вы были под присмотром – и все равно не изменили ситуацию. Сколько лет еще надо было ждать?..

Веских контраргументов у Драгунской не нашлось.

Слово дали представителю ККС Новосибирской области Ирине Цыганковой, она участвовала в заседании по видео-конференц-связи. Выступление оказалось кратким, Цыганкова повторила общие тезисы о недобросовестном исполнении судьей своих обязанностей, “повлекшем нарушение прав участников судопроизводства”, и о “крайне безответственном отношении” к своему труду. Она сообщила и то, что обстоятельств, “свидетельствующих о каком-либо усложнении профессиональной деятельности” Драгунской, установлено не было. Так, в проверяемый период общий объем поступления дел судье не превышал того, который поступал на рассмотрение ее коллегам. По поводу отношения к работе автора жалобы прозвучало также слово “безразличие”. Высказалась и присутствующая в зале представитель ВККС Татьяна Сидоренко, она коротко поддержала отзыв коллегии на административно-исковое заявление в ВС Драгунской.

– Как же вы все-таки планировали, так сказать, работу над ошибками? – решила вернуться к прежней теме судья Кочина, опять изучая бумаги. – Смотрите: президиум выявил у вас множество недостатков, впереди – новогодние каникулы… Вы вышли на работу, чтобы устранить эти недостатки, за все каникулы один раз. Один! Далее, в выходные дни вы пробыли в суде только один раз пять часов… а вот еще цифры – пятьдесят минут, тридцать минут, пятнадцать минут! Как же так?

Драгунская оправдывалась то болезнью, то тем, что просто заходила на работу и фотографировала материалы дела, пытаясь затем потрудиться дома.

– А в суде что мешало работать-то? – удивилась Кочина.

– Я действительно стремилась устранить недостатки, – несколько патетически сказала разжалованная судья.

– Столько неотписанных дел, по вам было заседание президиума, о чем вы вообще думали?! – не сдержалась судья ВС Алла Назарова. – Кто их напишет за вас?! Это ж надо сидеть и писать с утра до ночи!

– Ни на чью помощь я не рассчитывала, – по-военному отрапортовала Драгунская и замолчала.

В своем последнем слове она “искренне раскаялась в совершении дисциплинарного проступка”.

– Я никогда не перекладывала вину на аппарат суда, – сообщила со вздохом судья. – Мне крайне, крайне стыдно стоять тут сейчас перед вами. Тем не менее прошу вас принять во внимание все озвученные мной доводы… Я приняла все возможные и невозможные меры для устранения выявленных нарушений! Но объективные обстоятельства, они… они воспрепятствовали.

В совещательной комнате суд пробыл более получаса. Затем Самуйлов зачитал резолютивную часть решения – жалоба Драгунской удовлетворена не была.

    Александр Левченков

    12 декабря 2018 at 14:46

    навалить ей на клыка