$ 63.98

€ 71.64

ВС разобрался с судьей, собравшим две флешки компромата на руководство

Судебный репортаж03.04.2019
03.04.20194188

Фото: Moscow Live

Апелляционная коллегия Верховного суда РФ 2 апреля разбирала жалобу судьи Наро-Фоминского городского суда Московской области 41-летнего Дмитрия Ивлева, досрочно лишенного полномочий из-за серийных нарушений в организации гражданского судопроизводства. Ранее цивилист безуспешно пытался вернуть себе мантию в дисциплинарной коллегии ВС (подробнее об этом читайте на Legal.Report здесь и здесь).

ДК ВС на заседании 15 января не только отклонила административный иск Ивлева, но и обвинила судью в тайных манипуляциях с дисциплинарным делом. Согласно докладной записке сотрудников аппарата коллегии, Ивлев в ходе знакомства с материалами в здании Верховного суда на Поварской подписал протоколы судебных заседаний по ряду рассмотренных с его участием гражданских дел, не обращая внимания на замечания персонала суда. Кроме того, по словам очевидцев, судья вырвал из тома две страницы с подписями членов комиссии, проводивших комплексную проверку Наро-Фоминского суда в марте 2018 года.

Прошлогодняя служебная проверка была инициирована Мособлсудом и выявила многочисленные процессуальные нарушения со стороны судьи. Так, оказалось, что Ивлев не сдал в канцелярию 235 дел, не назначил даты заседаний по 139 делам, по 24 не подписал протоколы заседаний, а еще по 27 – не изготовил. В числе прочего на служителя Фемиды поступило несколько десятков жалоб от граждан. В 2018 году ККС Московской области учла, что у Ивлева ранее было непогашенное дисциплинарное взыскание, и лишила его мантии, с чем согласилась ВККС. Обжалуя эти решения, цивилист поставил под сомнение сам факт проведенной проверки. Он также заявил, что ее итоговые документы без подписей являются ненадлежащими доказательствами. Суд первой инстанции опроверг эти доводы после допроса проверяющих и изучения ксерокопий «исчезнувших» страниц, которые истребовали из Наро-Фоминска.

В апелляционной инстанции автор жалобы и его адвокат Олег Катаев продолжали настаивать, что служебная проверка, по сути, не проводилась, ее итоговые документы не подписывались, а основанные на них решения обеих квалифколлегий и суда первой инстанции являются формальными, незаконными и необоснованными. Проступки своего доверителя адвокат назвал «неумышленными ошибками ординарного характера», а меру дисциплинарной ответственности «несоразмерной и произвольной».

– Я хочу, чтобы суд разобрался! А не просто вынес решение: мол, не нужен нам такой судья, – эмоционально обратился Ивлев к членам апелляционной коллегии.

Автор жалобы предложил затребовать биллинг мобильных телефонов сотрудников аппарата дисциплинарной коллегии, а также записи с видеокамер в ВС, чтобы «было видно, что суд заносил в зал заседания и с чем удалялся в совещательную комнату».

– Он как-то должен доказать свою позицию, что не вырывал эти листы и что подписи не ставил… Он может доказать это только видеозаписями с камер! – напирал на членов коллегии адвокат Катаев.

Тройка судей, посовещавшись, отказалась удовлетворить требование о приобщении видеозаписей как не имеющее отношение к рассматриваемому делу.

– Каждый раз из материалов дела то пропадает что-то, то «вшивается», – не сдавался Ивлев.

Судья утверждал, что акт о якобы его манипуляциях с материалами был оперативно составлен во время перерывов в судебном заседании 15 января и вшит в дисциплинарное дело – «чтобы защитить решение двух коллегий». Ивлев также рассказал, что просил суд первой инстанции приобщить флешку с важными аудио- и видеозаписями, но «накопитель из материалов дела исчез», и оценка доказательствам так и не была дана. По словам истца, на записях, помимо прочего, представлены откровенные разговоры председателя Наро-Фоминского суда Владимира Подкопаева. Ивлев назвал дисциплинарное разбирательство «политическим делом», причиной которого является его жесткий личный конфликт с главой городского суда.

– Меня пытались выжить с этого суда за то, что я отказался выполнять незаконные коррумпированные решения председателя, – пояснил причину предвзятого отношения служитель Фемиды.

Как считает Ивлев, председатель Наро-Фоминского суда намеренно создавал невыносимые условия для его работы и вдобавок не мог контролировать обстановку в суде.

– Пьяные приставы ходят, пьяные сотрудники ходят, – сокрушался судья. – Это все я снял на видео, все на флешке. Там видно, как приставы выбивают двери в суде, как сам председатель им дарит ящик водки…

Члены апелляционной коллегии внимательно слушали откровения истца, который поспешил их заверить, что ему уже не стыдно так говорить, поскольку «этот сор сам председатель вынес из избы».

– Уважаемый суд, а я прикладывал к [апелляционной] жалобе две флешки, они должны быть в материалах административного дела, – в какой-то момент занервничал Ивлев. – Прошу их учесть и дать им оценку!

– Это все пришло. Флешки есть ваши, – успокоил истца председательствующий судья Владимир Зайцев. Он добавил, что члены коллегии уже ознакомились с записями и при необходимости еще раз «посмотрят и послушают их в совещательной комнате».

– На флешке представлена видеозапись, как мне приставы запрещают проходить в здание суда, представлена аудиозапись телефонного разговора с работником канцелярии ВККС… – продолжал перечислять содержимое накопителя Ивлев.

– Скажите, а вы всех работников предупреждали, что записываете разговоры с ними? – с полуулыбкой поинтересовался Зайцев.

– Гласность! Я имею право записывать всех буквально. Я никого не должен предупреждать! – с вызовом ответил Ивлев.

Позднее, выступая в прениях, он объяснил, что вел записи, дабы «подтвердить свою невиновность»: «Чтобы мне потом не вменяли, что я кому-то что-то там пообещал, кому-то угрожал, с кем-то как-то вел себя некорректно».

Представитель ККС Московской области Юлия Артемьева выступила коротко, но крайне эмоционально.

– При определении меры наказания мы учитывали степень совершенного проступка, он очень значителен. Цифры допущенных нарушений просто ужасающие! Реально ужасающие! – отметила Артемьева. – Что касается жалоб граждан, то были действительно вопиющие. Например, когда мать маленького ребенка, еще в декрете, не может 1,5 года получить алименты…

Артемьева пояснила, что ККС учитывала три основных фактора, повлиявших на решение отнять мантию у Ивлева. Это волокита, нарушение правил оформления процессуальных документов и частные определения в адрес судьи.

– Безусловно, учитывалось отношение господина Ивлева к совершенному поступку. Мы неоднократно на квалифколлегии пытались выяснить мотивы. В ответ слышали: «Все нарушают, чего тут такого? Председатель – взяточник, пьет… Виноваты природа,  погода…» А деятельного осознания совершенных проступков нет! – резюмировала Артемьева.

После получасового совещания тройка судей оставила жалобу Ивлева без удовлетворения.

    Alexandra Izucheeva

    10 апреля 2019 at 22:10

    вывод:мантию отбирают только у тех судей, кто записывает “проказы” председателя и других судей. Таким “шпиёнам” не место среди честных и неподкупных.))

    Serhio Olodov

    29 апреля 2019 at 16:29

    нарушение правил оформления процессуальных документов и частные определения в адрес судьи это процессуальные нарушения со стороны судьи. Они не должны влиять на репутацию судебной власти и умалять авторитет судьи. Если же такие нарушения процесса являются нарушением Кодекса судейской этики, то тогда систематическое назначение на одно и то же время рассмотрения двух-трех-четырех дел, как это имеет место в Белгородском областном суде в административной коллегии, тоже должны быть приравнены к нарушениям Кодекса судейской этики. А мне отвечают – нет нарушений Кодекса судейской этики. Приняв жалобу на постановление ГИБДД к производству судья районного суда оставляет ее без рассмотрения, что не предусмотрено Ко РФ об АП. И это тоже не нарушение Кодекса судейской этики. Судья рассматривает дело без вызова в судебное заседание более недели не высылает мне копию принятого им определения об оставлении без рассмотрения жалобы и при наличии не исправленных описок в таком определении, это тоже не нарушение Кодекса судейской этики. Я уж не говорю, что не признаны нарушением Кодекса судейской этики такие факты, как: – вызовы в областной суд делает районный суд, а не суд, который будет рассматривать жалобу; – сам областной суд не высылает решение принятое им по жалобе на решение районного судьи и за решением областного суда предлагается обратиться в районный суд подателю жалобы, хотя областной суд обязан направить копию принятого им решения в силу части 4 статьи 30.9 Ко РФ об АП. Историческая справка о районном суде на официальном сайте суда с 2017 г. по 2019 г. гласила, что “Многие судьи, работники аппарата, работают адвокатами либо осуществляют другую деятельность в государственных учреждениях» (http://bel.ssrf.ru/page/4721/detail/). То есть судьи подрабатывают адвокатами и они не знали о соответствующем запрете, введенном для судей пунктом 3 статьи 3 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации». Это все не нарушения Кодекса судейской этики.