$ 64.22

€ 70.94

ВККС заставила извиняться судебное руководство Чечни

Судебный репортаж04.04.2019
04.04.20198070

Фото: Youtube

Высшая квалифколлегия судей 3 апреля со второй попытки привлекла к ответственности председателя Верховного суда Чеченской Республики 54-летнего Алавдина Гардалоева и исполняющего обязанности председателя Гудермесского городского суда ЧР 68-летнего Бадрудина Виситаева. Служители Фемиды обвинялись в злостном неисполнении решения Верховного суда РФ: более полугода они не передавали в высшую судебную инстанцию страны гражданское дело о взыскании почти четверти миллиарда долларов с олигарха, входившего в список Forbes.

В кулуарах квалифколлегии оба судьи держались вместе, негромко общаясь то на русском, то на чеченском языке. Тон их беседы свидетельствовал о приятельских отношениях. В 2016 году Гардалоев возглавлял Гудермесский горсуд, когда у его подчиненного Виситаева в производстве оказался гражданский иск на рекордную по местным меркам сумму в $230 млн. Заявитель – топ-менеджер АО «Чеченэнерго», бывший вице-президент чеченской федерации спортивной борьбы Хасан Эдиев утверждал, что в 2013 году выделил кредит в $110 млн долларовому миллиардеру Константину Григоришину под залог его столичной недвижимости. Истец требовал выплаты долга с процентами и неустойкой, а также ареста трех московских квартир должника и загородных резиденций в Одинцовском районе. В обоснование иска Эдиев представил копии договора займа и расписки, причем договор предусматривал передачу суммы долга наличными.

В ноябре 2016 года Виситаев удовлетворил иск в полном объеме. Со стороны Григоришина в судебных заседаниях участвовал только его адвокат, поскольку сам ответчик к этому времени был объявлен в розыск в рамках уголовного дела об уклонении от налогов. Предприниматель скрылся на Украине, где был сосредоточен его бизнес в сфере энергетики, и получил там гражданство в упрощенном порядке.

В 2017 году Гардалоев ушел на повышение в ВС ЧР, а Виситаев стал и. о. главы Гудермесского горсуда. Представители Григоришина все это время безуспешно пытались обжаловать иск в высшей судебной инстанции Чечни. Предприниматель утверждал, что договор с Эдиевым не заключал, расписку не подписывал и заем не получал. Между тем сыну бизнесмена удалось в Хамовническом суде Москвы снять арест с квартир. Он также попытался признать договор займа недействительным. Этот иск в порядке кассации поступил в ВС РФ, который в июне 2018 года истребовал материалы дела из Гудермеса.

Как следовало из доклада члена ВККС, зампредседателя Мособлсуда Александра Мязина, ВС в течение пяти месяцев посылал в адрес Гардалоева и Виситаева запросы, но не получал ответа. В ноябре прошлого года в Чечню отправился представитель Совета судей РФ – председатель ВС Карелии Анатолий Наквас. Он должен был на месте разобраться в причинах задержки. Проверка обнаружила пропажу двух томов. Материалы восстановили только в марте этого года.

– Виситаев этим [недостачей] объяснял неисполнение решения ВС о направлении дела, – рассказал Наквас на заседании квалифколлегии. – Но даже с учетом того, что томов не хватало, это не было основанием для неисполнения решения ВС. Вдобавок не принимались меры по восстановлению материалов.

Наквас сообщил, что Совет судей усмотрел в действиях чеченских служителей Фемиды признаки дисциплинарного проступка, но с мерой взыскания не определился, оставив ее на усмотрение ВККС.

– Что признано Советом судей дисциплинарным проступком? – уточнил председатель ВККС Николай Тимошин.

– Гардалоев не проконтролировал и не добился исполнения решения ВС РФ. Виситаев отвечал за движение этого дела, поскольку оно было исполнено и хранилось в архиве. Он не принял мер к своевременной отправке дела по судебному запросу ВС РФ, – конкретизировал Наквас.

– Ни в коей мере не снимаю с себя ответственности за все, что происходит в судебной системе Чеченской Республики, – с ходу заявил глава ВС ЧР, как только ему предоставили слово. Судья посетовал на сложную и тяжелую ситуацию, связанную с нехваткой руководящих кадров в районных судах.

Гардалоев признал «кое-какие упущения» с момента своего назначения «в силу отсутствия определенного опыта работы». По его словам, он не собирался уклоняться от исполнения решения ВС РФ. Судья пояснил, что давал все необходимые указания по контролю за истребованием дела своему заместителю по гражданским делам, который доложил ему о неисполнении только через несколько месяцев. Председатель ВС ЧР охарактеризовал Виситаева как добросовестного человека, с которым проработал около шести лет. По словам Гардалоева, глава гудермесского суда принимал все меры по розыску пропавших томов.

– Туда-сюда [дело] ходило несколько раз, потом обнаружилось, что нескольких томов не хватает. Как это дело пропало, у меня лично у самого вызывает много вопросов, – вздохнул Гардалоев.

– А что именно пропало? – поинтересовался член ВККС Василий Тарасов, председатель Воронежского областного суда.

– Одиннадцатый том, совершенно ничего не значащий. Там в деле пять томов максимум должно было быть по существу… Материалы набросаны адвокатами для пущей важности, – пояснил Виситаев, но тут же оговорился, что также исчез «важный» 19-й том, где было решение апелляционной инстанции и материалы исполнительного производства по наложению ареста на недвижимость должника.

– Скажите, а вот в связи с пропажей томов ВС ЧР какую-то проверку Гудермесского суда назначал? И что установили? Как пропали тома? – подключился к допросу председатель Московского окружного военного суда Вячеслав Осин. Свой вопрос он адресовал председателю ВС ЧР.

– Комиссия выезжала, акт составили… Никто ничего толком не может объяснить! Всех опрашивали, конкретики нет! – пожал плечами Гардалоев.

Члены квалифколлегии зашумели.

– Скажите, пожалуйста, вы утрату документов рассматриваете как халатность, случайность или закономерность? – повысил градус дискуссии завкафедрой юридического института РУДН Виталий Еремян.

– Случайность, – по очереди тихо ответили оба судьи.

Виситаев пытался оправдаться, что Гудермесский суд никогда не имел собственного здания: «Работали в аптеке, детском садике, теперь в военкомате, места не хватало для хранения дел – лежали на столах». Глава суда похвастался, что его усилиями все-таки удалось приобрести железные шкафы для архива. Виситаев объяснил серьезную задержку с восстановлением материалов дела «определенной растерянностью». «Я сколько проработал, никогда такого случая не видел и не знал, как поступить», – признался глава Гудермесского суда.

– У вас много таких дел, в которых участвует представитель списка Forbes? – продолжил «перекрестный допрос» Михаил Капура, зампредседателя Владимирского отделения Ассоциации юристов России.

– Нет, – произнес Виситаев, выдержав заметную паузу.

– Каким образом иск оказался в подсудности вашего суда? Где Григоришин и где Эдиев? – наседал Капура. – Вас это никак не насторожило?

– Я не знал до этого момента Эдиева и Григоришина. В договоре займа было указано, что спор будет рассматриваться в Гудермесском суде.

Очевидно, чувствуя боевой настрой членов квалифколлегии, Гардалоев и Виситаев в своем «последнем слове» окончательно перешли на извиняющийся тон.

– Ответственность с себя не снимаю. Работу поставим на соответствующий уровень. Коллеги, это будет для нас большим уроком, если вы оставите нас работать на своих местах. Это будет большим уроком! – пообещал глава ВС ЧР.

– Строго прошу не наказывать. Мне уже 69-й год. Полтора года максимум осталось работать. Ничего преднамеренного я по этому делу не совершал! – объяснил глава Гудермесского суда.

Высшая квалифколлегия после получасового совещания в закрытом режиме приняла решение объявить замечание Гардалоеву и предупреждение – Виситаеву.

    Санал Очиров

    23 апреля 2019 at 17:38

    И все!?