«Абсурд не есть доказательство»

07 Июн 10.28 2076

ВС не понравились премии руководству банка накануне отзыва лицензии, но те уверены, что выиграют дело

Фото: Павел Смертин/ТАСС

Фото: Павел Смертин/ТАСС

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда вчера открыла рабочую неделю рассмотрением банкротных дел. Одно из них — дело «Спецсетьстройбанка». Судьи разбирались в истории с выплатой премий сотрудникам за пару дней до отзыва лицензии, которую госкорпорация «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ) расценила как подозрительную и попросила признать недействительной.

Проработавший на рынке более 20 лет банк лишился лицензии 22 сентября 2014 года за высокорискованную кредитную политику и отсутствие адекватных принятым рискам резервов. В ноябре того же года он обанкротился, конкурсным управляющим стало АСВ, а через год экс-предправления «Спецсетьстройбанка» Дмитрию Бухтоярову предъявили обвинение в мошенничестве (ч.4 ст.159 УК — до 10 лет заключения), связанном с приобретением банком неликвидных векселей, писали Banki.ru.

В ходе конкурсного производства АСВ заинтересовалось выплатой премий сотрудникам «Спецсетьстройбанка», преимущественно занимавшим руководящие должности: бухгалтерам, начальникам структурных подразделений. Всего вознаграждение получили 33 человека, а его размер варьировался от 56 500 руб. до 2,3 млн руб., замглавного бухгалтера Елена Исаева, как следует из судебных актов, получила материальную помощь в 800 000 руб. Четыре соответствующих приказа зампредседателя правления банка Николай Калистратов подписал 16 и 18 сентября 2014 года, то есть за несколько дней до отзыва лицензии.

Госкорпорация «АСВ» расценила эти сделки банка как причиняющие вред кредиторам (подозрительная сделка, п.2 ст.61.2 закона о банкротстве) и обратилась в Арбитражный суд Москвы (Павел Марков). Однако первая инстанция, Девятый арбитражный апелляционный суд (Павел Порывкин, Маргарита Сафронова, Антон Маслов) и Арбитражный суд Московского округа (Ирина Григорьева, Александр Дербенев, Елена Зверева) признаков подозрительности в сделках не обнаружили.

Они сослались на «недоказанность совокупности обстоятельств», которые необходимы для признания недействительной сделки[1]. В частности, суды сделали вывод об отсутствии у Калистратова, подписывавшего документы о премировании, цели причинения вреда имущественным правам кредиторов. До окончания проверки Банком России «оснований для сомнений в финансовой устойчивости банка у сотрудников и руководства банка не было», объяснили они свое решение. Кроме того, премирование проходило в соответствии с трудовым законодательством и решением Совета директоров банка, говорится в судебных актах, это «было вызвано необходимостью поощрения сотрудников за ненормируемую работу в связи с проведением проверки деятельности банка Банком России в течение длительного периода времени (с мая по сентябрь 2014 года)».

С этим было несогласно АСВ, заявлявшее о том, что руководство банка должно было вынести приказ о привлечении определенных сотрудников к сверхурочной работе и оплачивать ее по повышенной ставке. Оспариваемые приказы о премировании, по сути, предусматривали стимулирующие выплаты, убеждены в АСВ, а не компенсационные и коснулись исключительно руководящего состава.

«Выплата премии была завуалированным выводом денежных средств», — говорила вчера, 6 июня, на заседании в ВС представитель госкорпорации АСВ Елена Бойкова. Приказы были подписаны за неделю до отзыва лицензии, поэтому неосведомленность руководства банка о его «тяжелом финансовом положении абсурдна», считает она.

«Абсурд не есть доказательство, из абсурдного утверждения истина не следует, — парировал Калистратов, тоже присутствовавший на заседании. — Банк был в нормальной кондиции. У банка была очень высокая доля ликвидных активов [наличность, остатки на счетах]».

На вопрос председательствующей судьи Елены Букиной о том, кто еще, помимо «руководящего состава», получил выплаты, премированные ответить не смогли. Попыталась лишь начальник претензионно-искового отдела юридического управления Таисия Медведева, премия которой составила 103 500 руб. «Руководитель банка, председатель правления», — подсказывали ей коллеги, сидящие рядом.

«Не знать о том, что искажается бухгалтерская отчетность, будучи первым заместителем председателя правления банка, заместителем председателя правления банка и главным бухгалтером, ну...», — начала озвучивать один из доводов кассационной жалобы Бойкова, но начальник юридического управления банка Сергей Гончаров прервал ее.

— Да откуда вы взяли, что она искажается! — возгласил Гончаров.

— Так, я делаю вам замечание! — заявила в ответ Букина.

После десятиминутного совещания судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда в составе Букиной, Елены Зарубиной и Надежды Ксенофонтовой решила направить дело на новое рассмотрение в арбитражный суд Москвы. Такое решение, казалось бы, должно было огорчить представителей банка, но уже после процесса Гончаров уверенно сообщил своим коллегам: «Мы выиграем это дело!»

Примечания:

1. П.5 постановления Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 23 декабря 2010 года № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» разъяснено, что для признания недействительной сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (подозрительная сделка), необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств:
а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;
б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;
в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки
банкротство банка, Спецсетьстройбанк, ликвидация, вывод активов

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»