Свидетель по делу о коррупции в руководстве СКР отказался от показаний, данных ФСБ

20.02.2018 20.47 5550

Михаил Максименко. Фото: Андрей Никеричев/АГН Москва

Михаил Максименко. Фото: Андрей Никеричев/АГН Москва

В Мосгорсуде на процессе по делу "серого кардинала" СКР Михаила Максименко 20 февраля один из свидетелей гособвинения дал понять, что оговорил подсудимого под давлением следователей ФСБ.

Заседание открылось допросом бывшего первого замруководителя Главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности (ГУМВиСБ; этим главком руководил Максименко) Следственного комитета 60-летнего Николая Волкова. В начале 2000-х он занимал должность начальника 8-го отдела УБОП ГУВД Санкт-Петербурга по борьбе с терроризмом, экстремизмом и этническими группировками, а Максименко служил под его началом оперуполномоченным. "Кто-то из наших привел его как кандидата, мы пообщались, он во всех отношениях меня устроил. Больших реализаций у Максименко тогда не было, работал как все, добросовестно относился к служебным обязанностям", –  вспоминал Волков.

В середине 2000-х пути сослуживцев разошлись. Волков делал карьеру по линии МВД, а его бывший подчиненный – в следственных органах. По словам свидетеля, в этот период они общались "эпизодически". В 2014–2015 годах Максименко сам позвонил и предложил перейти первым замом в только что созданное ГУМВиСБ. На тот момент Волков в звании полковника полиции возглавлял УЭБиПК в Санкт-Петербурге, но от заманчивого предложения отказываться не стал. В июле 2015 года он официально уволился со службы, переехал в Москву. У Волкова в новом главке были самые широкие полномочия, кроме права подписи документов на имя Александра Бастрыкина.

Волков охарактеризовал свои отношения с Максименко на тот период как дружеские: "Вместе бегали по утрам, спортом занимались". Встречались коллеги и в неформальной обстановке вне службы, в том числе парились в бане в загородном доме, который Максименко намеревался выкупить вместе с участком земли у питерского предпринимателя Вадима Воскресенского. По просьбе представителей гособвинения свидетель прокомментировал интерьеры и оснащенность двухэтажного особняка: "Хороший дом, но на наши деньги построить нельзя". При этом уровень материальной обеспеченности руководства главка Волков оценил как достойный: "Зарплаты были неплохие, на жизнь хватало".

Расследованием уголовного дела о перестрелке на Рочдельской улице Волков не интересовался, слышал лишь "краем уха". В частности, в феврале 2016 года Максименко и Волков ездили в ФСБ – награждать коллег из спецслужбы, в том числе сотрудников Управления "М" (курирует судебно-правовую систему), ведомственными медалями. Там "затрагивали тему по Шакро", – заявил Волков, но деталей вспомнить не смог.

В 2015 году Волков выезжал с начальником УСБ СКР Александром Ламоновым в Санкт-Петербург для проверки оперативных материалов по краже швейцарских часов у предпринимателя Бадри Шенгелии сотрудниками питерского угрозыска в декабре 2014 года (по версии следствия, Шенгелия заплатил Максименко $50 000 за возбуждение уголовного дела). По словам Волкова, ему продемонстрировали аудиозапись прослушки с косвенными доказательствами, что к краже причастен начальник отдела УУР ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленобласти полковник Роман Полозаев. "Там какая-то его фраза была, что типа вот Шенгелия будет знать… Не помню сейчас", – признался Волков. О результатах выездной проверки он доложил Максименко. Судьбой уголовного дела не интересовался, но слышал, что в его возбуждении было отказано.

– А что вы можете сказать о Ламонове? – поинтересовался прокурор Борис Локтионов.

– Как о человеке или о работнике? – переспросил Волков, глубоко вздохнул и задумался.

– Ну, в двух словах, – приободрил свидетеля судья Олег Музыченко, когда пауза стала ощутимой.

– Как вам сказать… Больше может работать по мелкому, чем по крупному…

– Вы о хищениях что ли? – среагировал прокурор Локтионов под громкий смех в зале.

– По работе. Глобально мыслить он был не способен, – ответил с серьезным выражением лица Волков, оговорившись, что это его субъективное мнение. Взаимоотношения Ламонова с Максименко он охарактеризовал как служебные.

– Николай Вениаминович, вы не припомните, у нас были разговоры, что готовится провокация в отношении меня, в том числе с участием некого Шенгелии? – под занавес допроса спросил Максименко у своего бывшего первого зама.

– Не помню, не помню…

О какой провокации идет речь, стало понятно из показаний второго свидетеля гособвинения – бывшего старшего оперуполномоченного по особо важным делам отдела «Запад» ГУСБ МВД подполковника полиции 41-летнего Виталия Федосова.

Выступая в суде, он заявил, что Шенгелию знает с 2007 года, с тех времен, когда работал в группе по расследованию преступлений участников Тамбовского ОПС. В 2015 году Федосов проводил оперативную проверку сотрудников питерского главка МВД, попавших под подозрение в связи с кражей часов у Шенгелии. Информация по "изъятию" подтвердилась в ходе прослушки телефона начальника отдела УУР Полозаева. В общении с коллегой тот прямо заявил, что часы Шенгелии не вернут "в качестве санкций". "Из контекста было понятно, что они похищены", – объяснил Федосов. Он добавил, что подчиненные Полозаева были осведомлены через Интерпол, что ранее этот хронометр был украден в Европе, предположительно в Венгрии, но никаких действий по возврату настоящему хозяину не предприняли.

После этого Федосов направил материалы оперативной проверки в ГСУ СКР по Санкт-Петербургу, где дважды вынесли отказ в возбуждении уголовного дела.

– Насколько мне известно, состоялась встреча Максименко с одним из руководителей ГУСБ и было принято решение о передаче материала в центральный аппарат СКР, – рассказал Федосов.

Уголовное дело по факту превышения должностных полномочий сотрудниками питерского главка полиции было возбуждено осенью 2015 года. В дальнейшем постановление отменила Генпрокуратура, а материалы возвратили в Следственный комитет. При этом Полозаев пожаловался на Федосова в ГУСБ, обвинив в корыстной заинтересованности. Подполковник успешно прошел проверку на полиграфе: у руководства претензий не было.

– Шенгелия сам писал заявление о привлечении к уголовной ответственности работников правоохранительных органов, которые у него изъяли часы? – спросил прокурор Борис Локтионов.

– Текст заявления мне не знаком, – ответил Федосов.

– Получили ли вы от Максименко какие-либо инструкции в отношении Полозаева?

– Нет, – ответил Федосов, добавив, что с подсудимым он близко познакомился только в 2015 году в рамках дела о краже часов, и они провели четыре встречи. Ранее Федосов видел Максименко в 2007 году, когда тот курировал расследование преступлений Тамбовского ОПС от Следственного комитета.

После этого представитель гособвинения "в связи с существенными противоречиями" огласил протоколы допросов Федосова, из которых следовало, что материалы по краже часов были полностью сфальсифицированы свидетелем по требованию Максименко "для привлечения к ответственности сотрудников СКР по Санкт-Петербургу", которые тесно взаимодействовали с причастными к краже сотрудниками угрозыска. (Допрошенный накануне в суде Шенгелия также заявлял, что Максименко дал ему указания подать липовое заявление о краже часов, чтобы скомпрометировать руководителя ГСУ СКР по Санкт-Петербургу генерал-лейтенанта Александра Клауса, которого безуспешно пытался сместить в течение длительного времени.)

– Виталий Геннадьевич, вы подтверждаете оглашенные показания из протокола? – поинтересовался прокурор Игорь Потапов.

– Конечно, нет, – вздохнул Федосов, чем изрядно удивил представителей гособвинения.

Выяснилось, что на момент допроса следователем ФСБ в марте 2017 года Федосов находился под стражей в СИЗО по подозрению в мошенничестве.

– Свидетель, все ли в протоколах допроса было записано с ваших слов? – подключился адвокат Александр Вершинин.

– Пятьдесят первая, – коротко ответил Федосов, очевидно, имея в виду 51-ю статью Конституции, разрешающую не свидетельствовать против самого себя.

– Скажите, пожалуйста, а ваше уголовное преследование сейчас продолжается? – спросил адвокат Андрей Гривцов.

– Я осужден, – ответил Федосов, уточнив, что приговор вступил в законную силу.

– А вам в обмен на эти показания кто-то обещал освобождение из-под стражи?

– Пятьдесят первая...

После этого судья в полной тишине объявил перерыв. Следующее судебное заседание по делу Михаила Максименко назначено на 26 февраля.
Максименко, Мосгорсуд, коррупция, взяточничество, процесс

Marat m. Akhmetov 22-02-2018 01:05

"После этого Федосов направил материалы оперативной проверки в ГСУ СКР по Санкт-Петербургу, где дважды вынесли отказ в возбуждении уголовного дела."(с) - Что ещё ждать из этого рассадника коррупции, в лице генерал-майора юстиции Парастаевой Марины Григорьевны ? а также жулья в лице подполковников Выменца П.С., Ерина А.А., Ефимова Н.С., Черноок О.В., и многих других негодяев ?

Marat m. Akhmetov 22-02-2018 01:06

"После этого Федосов направил материалы оперативной проверки в ГСУ СКР по Санкт-Петербургу, где дважды вынесли отказ в возбуждении уголовного дела."(с) - Что ещё ждать из этого рассадника коррупции, в лице генерал-майора юстиции Парастаевой Марины Григорьевны ? а также жулья в лице подполковников Выменца П.С., Ерина А.А., Ефимова Н.С., Черноок О.В., и многих других негодяев ?

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»