Тень ГПУ в законопроекте о коллекторах

31 Май 08.18 1404

Ссылаться на его мнение — прием запрещенный, но действенный

Фото: Донат Сорокин/ТАСС

Фото: Донат Сорокин/ТАСС

Закон, впервые создающий правовые основы для коллекторской деятельности России, не будет распространяться на взаимоотношения между жильцами и коммунальными управляющими компаниями. Исключением станут случаи, когда организации ЖКХ сами обратятся к коллекторам. Так решил вчера думский комитет по финансовому рынку, который готовит законопроект ко второму чтению.

Коммунальщики критиковали законопроект, увидев в нем опасность для себя: право должника отказаться от взаимодействия[1] при возврате долгов лишает управляющую компанию возможности отключить ему, например, электричество, так как для этого нужно письменно уведомить неплательщика. Вчера об этом говорила депутат от «Единой России», первый зампред комитета Госдумы по ЖКХ Елена Николаева. По ее словам, текст законопроекта в его исходном виде способен парализовать всю сферу жилищно-коммунального хозяйства в части текущего взыскания долгов или же создаст практику отключения без уведомления, что «очень опасно».

Сергей Катасонов из ЛДПР видел другие риски. Он предположил, что, лишившись возможности взаимодействовать с неплательщиками, управляющие компании и ТСЖ будут вынуждены обращаться в суды, а «это может привести к обвалу судебной системы».

Полтора часа депутаты спорили о формулировках и правах должников, в результате так и не определив устраивающую всех норму. Она должна быть готова к следующему заседанию комитета, которое состоится 3 июня. На нем планируется утвердить текст законопроекта ко второму чтению. Но точно решено, что новый закон не будет распространяться на индивидуальных предпринимателей-должников, как это написано в проекте изначально. Эта идея выглядела крайне странной. «Не вполне понятно, на каком основании предприниматели-граждане оказываются в более выгодном положении по сравнению с юридическими лицами-предпринимателями. Конечно, можно предположить необходимость повышенной защиты прав и законных интересов именно физических лиц, но едва ли такая защита должна распространяться на случаи осуществления ими предпринимательской деятельности», — писал в своем материале на Legal.Report Владимир Гуреев, д.ю.н, завкафедрой Всероссийского государственного университета юстиции.

Заседание комитета в очередной раз продемонстрировало, кто является одним из главных закулисных законотворцев в стране. Глава думского комитета по вопросам собственности, коммунист Сергей Гаврилов предложил обязать кредиторов информировать должников о переходе права требования по просроченной задолженности либо о заключении договора с коллектором о ее взыскании с помощью Единого федерального реестра сведений о фактах деятельности юрлиц. «Правительство и Государственно-правовое управление президента поддерживают», — обосновал он свое предложение.

— Чего-чего? — удивился глава думского комитета по финрынку, единоросс Николай Гончар.

— Не возражаем (против поправки). Нам сложно спорить с ГПУ, — откликнулась представитель правительства.

— Прием, конечно, запрещенный, но очень действенный, — прокомментировал Гончар. В результате члены комитета поправку решили принять, но все же еще раз поинтересоваться мнением ГПУ.

Среди отклоненных поправок сегодня оказалось предложение Катасонова уточнить содержание запретов для коллекторов. В изначальной редакции проект запрещал им применять к должнику физическую силу, уничтожать, повреждать имущество либо угрожать это сделать, а также оказывать психологическое давление. Последнее показалось депутату от ЛДПР слишком неопределенным. «Для меня, например, ваш звонок, Николай Николаевич, — сказал он, обращаясь к Гончару, — после обеда является психологическим давлением, когда вы звоните и напоминаете о заседании комитета». Катасонов предлагал записать в проекте, что коллекторы не вправе унижать честь, достоинство как должника, так и других лиц. «Мы завалим суды психологическим воздействием! — негодовал парламентарий. — Зачем судам определяться, был факт давления или нет?»

Представители правительства были против такой поправки, отметив, что она тоже неопределенна, а понятие «психологическое давление» уже нашло отражение в судебной практике, суды будут разбирать каждую конкретную ситуацию.

Примечание

1. В изначальной редакции законопроекта говорилось о том, что должники смогут отказаться от непосредственного общения со взыскателями через три месяца с момента образования просрочки либо назначить для этого своего представителя. Однако последним может быть исключительно адвокат.
Госдума, законотворчество, регулирование коллекторской деятельности

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»