Дело Дрыманова — Максименко — Крамаренко: пауки в банке

Новости16.01.2020
16.01.20201831

Михаил Максименко. Фото: Андрей Никеричев/АГН Москва

В Мосгорсуде по делу высокопоставленных сотрудников СКР Михаила Максименко, Александра Дрыманова и Алексея Крамаренко начали давать показания подсудимые. Первым допросили Максименко, который уже отбывает срок за то, что брал деньги за освобождение одного из лидеров преступного мира. Сейчас бывший полковник утверждает, что невиновен. А также говорит о том, что не мог создать группу со своими подельниками, так как находился с экс-руководителем управления СКР по ЦАО Москвы Алексеем Крамаренко в крайне плохих отношениях.

Бывший начальник главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СК Максименко, которого цитирует РБК, заявил о неприязни к бывшему коллеге буквально в лицо. Сейчас они с Крамаренко находятся на одной скамье подсудимых. «Я испытывал к Крамаренко определенную неприязнь как в силу негативных отзывов от коллег, так и на основании личного общения, — заявил Максименко на процессе. — Считаю его надменным, хитрым. Ни с кем из моих товарищей он не находился в хороших отношениях. Ходили слухи, что он находится в тесной связи с сотрудниками ФСБ России, чуть ли не является их подчиненным. В силу всей поступавшей ко мне информации я к нему относился с настороженностью и даже подозрительностью». Более того, в 2016 году Максименко, по его словам, думал инициировать в отношении Крамаренко служебную проверку, собрать какой-нибудь компромат и использовать его для его увольнения. «Об этом я весной-летом 2016 года говорил начальнику службы безопасности ГСУ по Москве Сергею Гусеву», — утверждает бывший глава УСБ СКР.

По словам Максименко, он также «очень много негатива слышал о Крамаренко от генерала Дениса Никандрова, который характеризовал Крамаренко как карьериста, непорядочного человека, идущего к своей цели по головам». «Он желал увольнения Крамаренко и планировал придумывать для него невыполнимые задачи, чтобы использовать невыполнение этих задач для дисциплинарного наказания», — заявил Максименко.

Как ранее сообщал L.R, высокопоставленных сотрудников Следственного комитета судят за взятку от вора в законе Захария Калашова (Шакро Молодого). По версии следствия, его люди заплатили пятерым офицерам 1 млн долларов за освобождение из СИЗО «авторитета» Андрея Кочуйкова по прозвищу Итальянец. Последний оказался под стражей в связи с уголовным делом о перестрелке у ресторана Elements на Рочдельской улице. Помимо троих обвиняемых, по 200 тыс. долларов также предназначалось предпринимателю-решале Дмитрию Смычковскому (скрывается от следствия в Лондоне) и бывшему первому замглавы столичного главка СК РФ Денису Никандрову. Последний был ранее осужден на 5,5 года колонии, так как заключил сделку со следствием, и летом 2019 года вышел на свободу. О его допросе см. здесь.

На своих взаимоотношениях со Смычковским Максименко остановился отдельно. По данным следствия, именно через этого предпринимателя опальный полковник получил деньги за освобождение Итальянца весной 2016 года. Сам Максименко это категорически отрицает, хотя и признает факт давнего знакомства с решалой. В день предполагаемой передачи взятки, по словам подсудимого, «Смычковский интересовался получением номеров Следственного комитета на свой автомобиль. Я ему таких обещаний не давал, но этот вопрос его интересовал. Хотя у него и так были номера с буквами СКР». 28 апреля Смычковский приехал на работу к Максименко, однако тот спешил на встречу с руководителем столичного главка СКР Дрымановым. Поэтому мужчины якобы просто «обменялись приветствиями и разъехались». «Это позволило мне уклониться от неудобного разговора: помочь с номерами я Смычковскому не мог», — утверждает бывший полковник.

Также в своих показаниях Максименко много говорил о заинтересованности в деле о перестрелке на Рочдельской улице ФСБ, отсутствии у следствия некоторых записей телефонных переговоров, которые, по его мнению, должны были существовать, а также в целом об отсутствии прямых доказательств его вины. Кроме того, Максименко заявил, что не верит в виновность Дрыманова.

Напомним, что для Максименко это уже не первый судебный процесс по делу об «освобождении» Итальянца. Как рассказывал L.R, в апреле 2018 года Московский городской суд приговорил его к 13 годам колонии строгого режима со штрафом в 165 млн рублей. А также лишил специального звания полковника юстиции. Суд установил, что в 2016 году через своего заместителя, главу УСБ СКР Александра Ламонова (приговорен к 5 годам заключения), Максименко получил 400 тыс. из 500 тыс. долларов, отдельно выделенных на освобождение Итальянца основателем сети «Якитория» Олегом Шейхаметовым. Они с Кочуйковым были школьными приятелями.

В качестве звеньев в цепочке по передаче взятки также выступили экс-сотрудник УСБ СКР Денис Богородецкий и отставной полковник ГУСБ МВД Евгений Суржиков. Последний работал на Шакро и лично забирал взятку у основателя «Якитории» в его московском ресторане на Тверской-Ямской. Остальные 100 тыс. долларов посредники поделили.

Узнав о получении миллиона из другого источника, деньги Шейхаметова Максименко и Ламонов просто забрали себе.